Анна Семенович об уходящем годе

Интервью. Для солистки группы «Блестящие» Анны Семенович уходящий год получился вполне успешным

«МК-Бульвар» встретился с певицей в канун праздника и поинтересовался, считает ли она 2006 год удачным.

— Аня, перед Новым годом многие подводят итоги. У вас в этом году было больше хорошего или плохого?
    — Больше хорошего. И с работой все сложилось, и на коньки снова встала, и хорошо съездила отдохнуть. Так что я довольна.
     — Все, что вы планировали в этом году, успели сделать?
     — Да, даже больше. Я переехала в новую квартиру, доделала ремонт, опять же карьерный рост...
     — Вы живете сегодняшним днем или планируете свою жизнь на длительный срок?
     — Я строю планы на будущее, но не записываю их на бумаге. Зачем? Все идет своим чередом. Просто нужно очень сильно чего-то захотеть, чтобы это сбылось. Это уже проверено, и многие об этом знают.
     — Как же поговорка: хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах?
     — А я как раз знаю поговорку в противовес этому: «Слова Богу в уши». Если я что-то хочу рассказать Богу, то иду в церковь и молюсь. Хотя посты не соблюдаю. Насколько я знаю, странствующим, испытывающим тяжелые физические нагрузки и больным можно не поститься. А я подхожу ко всем этим трем категориям (смеется). Надеюсь, что Бог меня простит.
     — Вы сильный человек?
     — Думаю, что да. Если я была бы слабой, то максимум, чего достигла после того, как бросила спорт, — это должности тренера за копеечную зарплату. Так что я — эдакий мужчина в юбке (смеется).
     — Обычно сильных женщин боятся.
     — Боятся. И я знаю, что со мной тяжело. Но я надеюсь, что встречу мужчину, который не испугается сильную женщину, который сможет мною управлять.
     — Получается, вы до сих пор одна из-за своей самостоятельности?
     — Только поэтому — однозначно. Я не терплю со стороны мужчин плохого поведения. А у нас мужчины, сами понимаете, не очень хороши (смеется).
     — Говорят же, что замуж выходят по молодости — по дурости или в зрелом возрасте, но по уму.
     — У меня нет цели выйти замуж. Зачем мне это нужно? Я хочу встретить нормального человека. И прежде чем выйти за него, проверить его как следует, с ним пожить. А вдруг я его через полгода удавлю или он меня? Кто знает...
     — Вы себе поставили какие-то возрастные границы, чтобы успеть создать семью?
     — Мне 26 лет. Я не считаю, что это очень много для женщины, но и не очень мало. Я, конечно, хотела бы родить первого ребенка в 29—30 лет. Пока у меня есть еще время на поиски человека, от которого это можно сделать. Поэтому я не спешу, все идет как идет.
     — А вы не боитесь, что любимый человек будет вас упрекать за то, что вы снимались обнаженной?
     — Ну я же не до конца раздевалась перед камерой, всегда была с прикрытой грудью. И потом — это же моя работа. А мой мужчина будет знать, за кого, то есть на ком он женится.
     — Может, все-таки замуж выходит?
     — Да, за кого он замуж выходит (смеется). И если он сильный человек, то он этого бояться не будет. А если начнет меня в чем-то упрекать — я его с чемоданами отправлю обратно, где он и был.
     — Говорят, что слепки вашей груди продали на аукционе за 20 тысяч долларов.
     — Если честно, то я не знаю, ни кто купил, ни где аукцион проходил. Но мне говорили, что отдали примерно за такую сумму. Вообще эти слепки было так больно делать. Стояла жара. Мне намазали тело от шеи до пупка маслом, а потом гипсом. И когда он высох, то начал давить на грудную клетку. У меня было такое ощущение, что на меня положили плиту в тонну весом. Я начала задыхаться — настоящий приступ клаустрофобии, кричать, чтобы поскорее сняли этот гипс. Было ужасно. Больше никогда не соглашусь на подобные мероприятия.
     — Меня всегда мучил вопрос: как же вы с такой грудью фигурным катанием занимались? Она вам не мешала?
     — Что вы! Я же к ней привыкла и уже не представляю, как можно жить без нее. Тем более у спортсменов есть специальное белье, которое шьют более тугим, чтобы оно грудь придерживало. Так что ничего сложного.
     — Просто большинство фигуристок не могут похвастаться такими формами.
     — Я была всегда особенной — что в фигурном катании, что в шоу-бизнесе. Поэтому грудь мне, наверное, в какой-то степени и помогает (смеется).
     — А не обидно, что она привлекает столько внимания?
     — Я уже, по-моему, доказала, что что-то представляю из себя. Ну если людям нравится моя грудь — что я могу здесь поделать? Все равно они не перестанут обращать внимание на мой пятый с половиной размер. Хотя поначалу было обидно, а сейчас я к этому привыкла и отношусь спокойно.
     — В 21 год вы стали чемпионкой России. Потом из-за травмы колена ушли из спорта. Если вернуться в то время: нет никакой травмы, но вы знаете, как сложится ваша судьба в «Блестящих». Что бы вы выбрали?
     — Я бы однозначно осталась в спорте. «Блестящие» — это вынужденный шаг, чтобы прокормить себя. Ведь в фигурном катании очень хорошие гонорары. Я с 16 лет была самодостаточной женщиной и не брала у родителей ни копейки. А потом после 18 лет катания была вынуждена уйти из спорта. В тот момент думала, что наступил конец света. Мне никто не верил, что я спортсменка, что я что-то умею в этой жизни. Я же попробовала себя и в роли телеведущей, актрисы и журналистки. Я хваталась за все, как та мышь, которую бросили в кувшин с молоком. Мы тут с Илюшей Авербухом вспоминали, как отмечали новогодние праздники в Америке. Эмигрировавшие в США Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов пригласили туда тренироваться три сильнейшие пары страны. Мы с Романом Костомаровым были вторыми в сборной после Илюши Авербуха и Иры Лобачевой. Естественно, на Новый год собирались вместе и обязательно пели караоке. А так как никто петь не умел, то я горлопанила до утра, а они танцевали. Мне еще тогда ребята говорили, что было бы круто, если бы я стала певицей. Так оно и получилось (смеется).
     — Многие после того, как заканчивают заниматься спортом, обычно толстеют. Вы сильно поправились?
     — На 8 килограммов. Первые полгода у меня была жуткая депрессия. И я, как сумасшедшая, начала бегать по ресторанам и есть. Потому что до этого всегда ограничивала себя в еде. В результате разъелась до таких размеров, что перестала влезать в свои вещи. А с деньгами были проблемы, и менять полностью гардероб не было возможности. И как-то утром я проснулась, посмотрела на себя в зеркало и сказала: «Стоп. Закончили гулять. Взяли себя в руки и начали работать». Как раз в тот момент я устроилась на телевидение ведущей и буквально за две недели сбросила лишний вес. Конечно, морила себя диетами, начала опять заниматься спортом, но мне к этому не привыкать.
     — Вас приглашали к себе в балет Наталья Бестемьянова и Игорь Бобрин. Почему не пошли к ним в шоу?
     — Я очень амбициозный человек. И мне не хотелось стоять левой елкой в правом ряду. Я очень уважаю Наташу и Игоря, у них гениальные спектакли, но вы многих фигуристов знаете по именам из их балета? А я хотела, чтобы меня знали. Мне хотелось славы.
     — Именно поэтому и на телевидение пошли работать?
     — Мне это было интересно. Я сама сидела ночами в монтажной, придумывала темы, писала подводки. Помню, как в первый раз мне дали задание: «Так, Семенович, вот «Бетакам», вот твой оператор. Завтра с утра — репортаж. Тему придумай сама, подводку напиши». Я вышла с квадратными глазами и позвонила знакомому, который на телевидении работал: «Извини, а что такое «Бетакам»?» Он: «Это кассета профессиональная, которую в камеру вставляют». — «А что такое «подводка»?» Он: «Ты сейчас придумаешь тему, а подводка — это то, что ты должна сказать перед тем, как раскрыть эту тему». Я всю ночь созванивалась с этим человеком и читала ему свои тексты. Спасибо ему большое, он мне тогда сильно помог. А через 2—3 программы я освоилась, стали подниматься рейтинги, и меня позвали на другой канал. Правда, как часто у нас бывает на телевидении, пришло новое руководство, и передачу закрыли. Я опять осталась без средств к существованию. Стала обзванивать знакомых. И меня, как бывшую фигуристку, пригласили вести передачу на роликах. Я была согласна сниматься хоть на роликах, хоть на коне — лишь бы работать и зарабатывать. И вот там я встретила «Блестящих», меня пригласили на кастинг, и с тех пор я в группе. Как говорится, твоя судьба всегда тебя найдет.
     — В шоу «Звезды на льду» вам приходилось работать со своим партнером Вячеславом Разбегаевым и в качестве тренера. Может, стоило все-таки попробовать себя и на этом поприще?
     — Ой, не думаю, что это мое призвание. Честно. Я очень эмоциональная, живая, активная, и эта работа меня погубила бы. В свои 26 лет я, наверное, выглядела бы на все 35. Я всегда хотела на сцену, мне всегда нравилось давать интервью, сниматься.
     — Как вы все успевали в этом году: гастроли, шоу, съемки в сериале?
     — Я 4 месяца работала без выходных, даже падала в обморок от усталости. С самолета — на каток (у меня всегда коньки в машине), с тренировки на концерт, потом опять на каток. Еще умудрялась выкроить день для съемок в сериале. В общем, кошмар какой-то. Один раз вышла на улицу в летних тапках и майке, а оказалось, что уже зима началась. Мне Володя, водитель, говорит: «Аня, вы не заметили, что уже холодно?» (Смеется.)
     — Пробы в кино — это желание подготовить плацдарм на будущее?
     — Это мое хобби. Но когда-то мое хобби петь караоке переросло в то, что я стала солисткой группы «Блестящие». Может быть, и из этого хобби что-то получится?
     — В принципе не всю же жизнь петь в «Блестящих».
     — Конечно. Но я просто уверена, что все будет хорошо. Что-нибудь да где-нибудь выгорит. Тем более мне сейчас гораздо проще, я публичный человек, меня везде зовут и приглашают — без работы не останусь.
     — Может, Деда Мороза попросить, чтобы все устроил?
     — Это обязательно. (Смеется.) Я всегда пишу записочку Деду Морозу, а потом, под бой курантов, ее сжигаю, кидаю в бокал с шампанским и залпом выпиваю. Эту традицию я принесла и в группу. Мы все вместе совершаем этот ритуал в гримерке, а в 0.05 выходим на сцену и работаем. И так каждый Новый год.
     — Ну а потом как-то праздник отмечаете?
     — У моего папы первого января день рождения, поэтому в этот день я еду домой. И вместе мы отмечаем Новый год и день рождения. Это давно заведенная традиция. А когда я была маленькой, то ходила с родителями на Новый год в лес. Папа был Дедом Морозом, мама — Снегурочкой. Тепло одевались, брали с собой в термосах чай, еду. Гуляли, взрывали петарды — было очень весело.
     — У вас есть тост, который вы всегда произносите на Новый год?
     — Чтобы те, кто не встретил свою любовь, — обязательно встретили. А те, кто уже нашел, — не растеряли ее, чтобы она еще больше выросла и окрепла. Ведь главное для женщины — это личная жизнь. Правильно? Только тогда у нас горят глаза.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net