Когда вся жизнь – игра

У наших детей "лазерные" пистолеты, маски и плащи суперменов, но мы играли богаче. Масштабнее. Мы всерьез жили этими играми

Не было компьютерных стрелялок и виртуальных героев. Ни один телевизор не отличался круглосуточным каналом мультфильмов. Советская система воспитания подразумевала коллективный способ выращивания детей, а потому дети традиционно болтались на улице общей кучей, а не сидели в четырех хорошо оборудованных стенах.

"…Три, четыре, пять – я иду искать!"  формула детства. Даже сегодня, когда все игры – от "войнушки" до поисков клада переселились в компьютер, малышня прячется в шкаф и лезет под пыльный диван.

Но всё же в детских играх стало больше прагматизма, меньше участников и меньше фантазии. С фантазией проблемы от того, что все игрушки продают готовыми, взрослые производители атрибутов детского мира слишком стараются организовать "игровое пространство", лишая тем самым игроков главного – возможности представлять и придумывать.

То ли дело наши компании! Каждый вечер во двор выходило гулять человек 10-15, причем играли вместе дети разных возрастов. "Прятки", "в лова", "в выше  ножки"  это для разминки. Скоротать время, пока все соберутся. Затем определяли "повестку" на вечер. Например, "казаки-разбойники"  компания делится на 2 лагеря, кидаем жребий. Кто "казаки", а кто – "разбойники". "Казаки" дают возможность "разбойникам" убежать, и те, убегая, отмечают мелом свой путь, рисуя стрелки на дороге, стенах, деревьях и даже на листьях. Разбойники, как могли, дурили казаков – путали стрелки, бежали в разные стороны, старались придумать непроходимый маршрут. Но особым шиком считалось придумать по ходу погни какое-то по настоящему опасное мероприятие и втянуть в него "казаков". Например, позвонить в дверь злющему соседу, давно отмеченному "в списке врагов", и оставить стрелку на его двери. "Казаки", прибывшие по стрелкам к злополучной двери, имеют все шансы попасть в настоящую засаду и в плен к соседу. С последующей сдачей "за ухо" родителям.

Однажды мы нашли клад

Ни одно нормальное детство не проходит без поисков клада. Но чтобы кто-то клад нашел, нужно, чтобы кто-то его зарыл. А потому в очередной игре мы кидали жребий – кому выпадет быть кладоискателем (несколько конкурирующих команд), а кому  "меценатом". У каждой уважающей себя девочки дома было с пару коробок сокровищ – перламутровые бусы, старые мамины брошки, стеклянные шарики, огрызки импортных карандашей, пластинки апельсиновых и клубничных жвачек, привезенных из Москвы, и переводные картинки. Для "клада" годились и ребячьи богатства  перья, хрустальный бокал с отбитой ножкой, перочинные ножики, фонарик, брелок с эмблемой автомобиля "форд". Ценности укладывались в коробку (желательно пластмассовую) – вместо сундука. Клад закапывался самым натуральным образом и втайне. Затем рисовали карту – нескольких соседних дворов, и путано, с помощью малопонятных символов и знаков, помечали клад. На поиски клада ходили очень рано, часов в 5-6 утра, – чтобы не смущать раскопками прохожих и не "засветить" клад, если мы близки к разгадке. Помню, почти мистическое ощущение, когда после нескольких дней поиска наша команда откопала на рассвете коробку за третьей беседкой на территории детского сада!

Мальчики прыгали в "классы", а девочек брали в плен

Не все игры, конечно, требовали такой масштабной организации – когда по двору шаталось всего человека три-четыре, играли в "море волнуется раз". На третий раз "морская фигура" застывала неподвижно, и кто первым нарушал неподвижность – водил дальше.

А еще мы приучили мальчишек играть с нами в классики и прыгать через резинку. С классами получилось совсем просто – мы рисовали огромную конструкцию на пол-улицы, и попасть камешком в нужный квадрат было делом чести и для мальчишек, и для девчонок.

Из ролевых игр лидировали дочки-матери, где ребята самого разного возраста соглашались играть роль отца семейства или младшего сына, а "матери" воспитывали детей и называли трогательно "мужа" "Васечка", копируя тонким голосом собственную мать. И, конечно, вариации на военную тему. В процессе "войны" мальчики стремились брать девочек в плен. Чтобы освободиться из плена, нужно было выполнить какое-то задание: перелезть 5 раз через забор, спеть песню, вырыть небольшую яму – на что хватало фантазии у "победителя". Как правило, мальчики брали в плен не лишь бы какую девочку, а ту, что нравилась. Если девочка попадалась больше трех раз за вечер, было понятно, что "Маша плюс Коля равно любовь".

История одного колхоза

Изобретением нашего двора на "советскую тему" была игра под названием "Колхоз". Однажды совершенно серьезно собрался "актив колхоза", поделили двор на грядки. Решали, что будем сажать и где. Из дому вынесли лопаты (почти у всех были дачи), ведра с водой, взяли картошки (с "глазками") и семян, какие нашлись. В особом почете тогда ходил мальчик Боря, который в школе уже начал проходить ботанику, и благодаря этому был назначен главным агрономом и председателем колхоза в одном лице. До обеда мы перекопали добрый лапоть двора, но главное – обед был совместный. Из дома торжественно вынеслись покрывало, кастрюля с макаронами, огурцы, соль и вареные яйца. "В поле"  в трех метрах от подъезда пятиэтажного дома человек 10 "колхозников" обедали и обсуждали дальнейшие планы и график дежурных по грядкам. Игра затянулась на пару месяцев. Несмотря на то, что солнечный свет почти не достигал наших грядок, у нас поднялась картофельная ботва, и даже выросла картофелина. Одна, на весь колхоз, как и положено при таком способе хозяйствования на земле...

"Отношения" вместо "дочки-матери"

Сегодня детские игры – отражение нашего мира. Торопливого, напористого, более благополучного материально, но менее искреннего.

Никто из опрошенных мною современных школьников не имеет представления, что такое "казаки-разбойники". В прятки – иногда играют, но нужно хотя бы четыре человека, а у них три – уже толпа. "Дочки-матери", как мне поведала восьмилетняя Маша Попова, теперь называется "игра в семью". В чём заключается игра?

 Мы приходим друг к другу в гости. Играем "в отношения",  объясняет мне Маша,  разговариваем, как будто мы взрослые. Я представляю, что работаю фотомоделью. А моя подружка – диктор на телевидении.

 А мужья у вас есть по сценарию? Кто они?

 Мужья? – Маша надолго задумывается.  Они есть, они бизнесмены. Но только с нами они не играют.

 А дети? – не унимаюсь я. – Куклы это ваши дети.

 У меня еще нет детей, а у подруги Вики за детьми смотрит няня, пока мы беседуем.

 Если не секрет, о чём беседуете?

 Ну, я ей говорю: "Дорогая, я бы выпила чашечку чая". А Вика отвечает: "Конечно, сейчас заварю. У меня новый чай  мне привезли его в подарок из Египта". А потом говорим о работе, о моде. Еще играем в манекенщиц – устраиваем подиум и наряжаемся.

 А ты хочешь быть манекенщицей, когда вырастешь?

 Они красивые и богатые. Но папа говорит, что лучше быть юристом.

Игры быстрого приготовления

Современные игры часто напоминают фаст-фуд  они готовые, яркие и удобные в применении. Дети их любят и с жадностью кидаются на полицейские наборы, уже готовые магазинные замки, кукольные дома, полностью отражающие настоящие. Но что с ними дальше делать – не очень понятно. Ведь смысл кукольного дома не столько в использовании, сколько в изготовлении. Буквально месяц назад я подарила сыну костюм Бэтмена. Лицо закрыто черной маской, черное трико, за спиной развевается плащ. Восторгу не было предела. Три дня мы наблюдали, как парит по коридору черный плащ, а затем Игорь сложил костюм в пакет, достал огромное красное полотенце (на самом деле королевскую мантию), картонную корону, государев жезл (в виде деревянной палки) и с видимым облегчением уселся на трон-табурет. И как-то этот нелепый наряд смотрелся на нём органичнее, чем фабричный костюм. Король вышел более настоящим, чем Бэтмен. Ведь о подвигах супермэна всё, в общем-то, известно, а о судьбе короля – это уже совсем новая история.

Что осталось из прошлых игр? Война, конечно. Для мальчишки это святое. Но и тут время вносит свои коррективы. Если раньше играли "в немцев" и "в разведчиков", то сейчас дети борются с террористами, мертвецами и спасают Землю от пришельцев. Только чаще в пространстве виртуальном и в одиночку – командные игры во дворе вышли из моды. И этот виртуальный мир часто совсем не оставляет места для игр нормальных, где нужно приложить простые, но непривычные современному ребенку усилия – перелезть через забор, спрятаться за гаражами, поужинать шелковицей, потому что идти домой, не закончив игру, не хочется.

Кстати

В Америке виртуальные игры довели детей до ожирения

Вместо того чтобы играть в ковбоев и скакать на деревянных лошадях по всем газонам, американские дети прочно засели за компьютерные игры. Заставить их снова бегать уже невозможно, и ученые в рамках борьбы с детским ожирением предложили использовать тяжелые игрушки.

Исследователи провели эксперимент группа детей в возрасте 6–8 лет собирала конструктор. Каждая деталь весила полтора килограмма. Затем дети играли в конструктор с обычными деталями.

Во время игры с тяжелыми предметами сердечный ритм участников исследования был выше, они сожгли больше калорий.

По мнению главы организации "Движение за здоровых детей" (Аction for Healthy Kids) Алисии Моаг-Стальберг, разумное использование "весовых" игрушек оправданно.

А как у них

В Китае нужно "поймать за хвост дракона"

В игре принимают участие не меньше десяти человек. Они строятся друг за другом так, что правую руку кладут на правое плечо впереди стоящего. Тот, кто стоит впереди, — голова дракона, последний — его хвост.

Голова дракона пытается поймать свой хвост. Шеренга находится в постоянном движении, "тело" послушно следует за "головой", которая старается схватить последнего игрока. Шеренга никогда не разрывается. Если всё же голова ухватит себя за хвост, последний в шеренге игрок идет вперед, становится головой, а новым хвостом — игрок, бывший в шеренге предпоследним.

А в Бразилии – сбить монету

Эта игра известна в большинстве латиноамериканских стран. Игроки втыкают в землю полуметровую бамбуковую палку. Бамбук можно заменить ручкой от старой щетки. Сверху на палку кладут монету или легкий металлический кружок. Вокруг палки чертят круг диаметром не больше метра. Если играют в комнате, монетку кладут на табурет, а круг очерчивают мелом.

Игроки стоят в 1,5-2 м и по очереди стараются сбить монетку с палки другой монетой. Но просто сбить недостаточно: монета должна упасть на землю вне круга. Кому это удастся, получает очко. После десяти туров подсчитывают: выигрывает набравший большее число .

В Ирландии учатся метать елки

Древняя ирландская игра. Срубают маленькую елку, очищают от нижних веток и, схватив оголенное деревце за ствол вытянутой рукой, бросают в воздух. Цель: елка должна упасть на землю вертикально и срезанной частью ствола коснуться земли. Тот, кому удастся так бросить, чтобы елка хотя бы секунду стояла прямо, записывает очко. Играют до определенного числа очков.

В Эфиопии лошадь должна правильно ответить на вопрос

Эта игра известна также в арабских странах. Играют две команды — только мальчики, в каждой по четыре человека. Тянут жребий, чтобы выяснить, какая команда будет всадниками, а какая лошадьми. "Лошади" подходят к стене, выстраиваются, наклоняются и вытянутыми руками опираются о стену. Всадники прыгают лошадям на спину.

Сама игра — гимнастика для ума. Всадники теперь один за другим задают лошадям вопросы из разных областей знания. "Когда основан такой-то город?", "Когда был открыт такой-то материк?" и т. д. Если лошади правильно отвечают на все вопросы, они освобождаются от своей ноши и в следующем туре становятся всадниками. Однако даже если на один вопрос не был получен ответ или ответ неточен, они остаются лошадьми, снова на них садятся всадники, и опять им приходится отвечать на вопросы. За правильными вопросами и ответами следят судьи.

 

По материалам www.pk.kiev.ua .

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net