Выйти замуж за иностранца

Встречаться с иностранцем…

17 мая 2007, 14:45

Расскажу вам историю Марины, знакомой девчонки. Познакомилась Марина с Ним в ночном клубе «Shooters». Это такое киевское заведение, для иностранцев, в основном. Но «наши» тоже заходят. Вот и Марина зашла.

Девушка к тому времени с отличием окончила университет, получила диплом переводчика. Стажировалась и практиковалась в Шотландии, по-английски говорила с йоркским акцентом.

Приехав на родину, заскучала. Не хватало ей чопорных англичан, хотелось жизни «той», на которую насмотрелась из-за прилавка чистенького магазинчика (практику проходила продавцом). Чтобы хандру, до слез доводящую, побороть, решила Марина сходить развеяться в клуб, пропитанный запахом «старой доброй Англии». Вновь захотелось окунуться в жизнь европейскую.

Появился Он. Обдал тонким ароматом дорогого одеколона, ослепил до блеска начищенными ботинками, голосом глубоким, «мужественным», задал вопрос какой-то, а она, оглянувшись, поняла – вот он, ШАНС.

Звали Его Кеном, было ему 55 лет. Благородная седина украшала его виски, большие глаза излучали ум. Они разговорились, он рассказал о себе. Прилетел сюда на собственном самолете, зная, что здесь за деньги, у него имеющиеся, отдохнуть можно «по полной». А денег у него – куры не клюют. Возможно, построит в Украине летную школу (сам – бизнесмен, хобби  небо). Живет на проценты от состояния огромного, снимает квартиру в центре. Имеет сына 16 лет от предыдущего брака.

«Англичанки, знаете ли, очень холодные особы. Она не давала мне того, что нужно мужчине. Ну, вы понимаете…»  и взглядом пронзительным – в глаза. Марина понимала. Украинки далеко не «холодные», тут, если «разогреть», не потушишь.

Кен еще что-то рассказывал о жизни одинокой, опостылевшей, а Марина уже рисовала картинку – домик в пригороде Лондона, аккуратненький газончик, забор беленький, бассейн с прозрачной водичкой, соседи приветливые…

Ну всё – провидение дало шанс, который ни одна здравомыслящая девушка не упустила бы. Марина была девушкой вполне здравомыслящей, посему решила – не упущу. Близилось утро, Кен начал зевать. Девушка хотела, было, мягко, окольными путями поинтересоваться номером контактным, да седовласый красавец сам инициативу проявил: «А давайте мы с вами завтра встретимся? Так, знаете ли, скучно…»

Сказано – сделано. Встретились, покатались по городу (Кен был скромнягой – с такими деньжищами и на стареньком «Форде»), заехали к нему. То, что было дальше, произошло по взаимному согласию, Марина только очень надеялась, что Кен не решит, будто она его «затащила» в постель. Она показала англичанину, на что способны украинки.

Он еще лежал, отдувался, пыхтел, а она на кухне кофе быстренько приготовила. Вот, мол, какая я – во всех сферах жизни незаменимая! В общем, начали встречаться.

Через месяц Кен заговорил о женитьбе. Марина летала, как на крыльях. Не портили впечатления ни родители («Ты что?! Да он тебе в отцы годится! Да ты его не знаешь совсем!»), ни подруги завистливые («Слышишь, а он меня глазами раздевает! Чуть не облизывается!») Ничего вы не понимаете, мелкие вы люди. Вам тут  пахать, мне там – цвести.

Да, «цвести»… Цветочками оказались взгляды похотливые на подруг – Кен начал выдавать «ягодки». Ходил в носках рваных, кроссовках стоптанных, порою не брился по четыре дня. А куда английская хваленая сдержанность подевалась?

При Марине, не стесняясь, начал на девочек заглядываться. Возраст девочек Марину пугал – двадцатилетние сменили тридцатилетних, шестнадцатилетние сменили двадцатилетних. Начал выдавать знакомым: «Это Марина – моя секс-машина».

Не хотела Марина быть «секс-машиной», хотела женой законной сделаться поскорее, терпела новое обличье англичанина, ждала – вот-вот и произнесет священник католический слова заветные: «Властью, данною мне Господом…»

Дождалась! Кен пригласил к себе, в «туманный Альбион», как он поэтически выразился, слетать, познакомиться с «гнездом» их будущим, родителям невестку представить.

«Гнездо» не очень оказалось. Бассейн отсутствовал, в общем. Ну, да разве бассейн – главное? Главное – я уже «там»! В Европе…

Дом родителей «миллионера, в небо влюбленного», девушку опять-таки не потряс. У нас такие дома «дачами» обзывают. Родители произвели на Марину двойственное впечатление. Мама Кена не оторвалась от просмотра сериала телевизионного, с «невесткой» знакомясь, отец больше на ноги смотрел, чем на лицо.

Менталитет, наверное, подумала девушка. Да ведь не с родителями жить, а с мужем! Кен, правда, почему-то ни разу ее не назвал при родителях «невестой», и ее, заикнувшуюся было, под столом коленкой толкнул. «У нас так не принято, понимаешь?»  в машине друга объяснил. Почему у друга машину взял? Да своей-то нет!

Марина не была девочкой 15-ти лет и знала, что на Западе даже у школьников собственное авто роскошью не считаются. Страшные сомнения стали терзать сердце девушки, казалось ей, что Кен не является тем, за кого себя выдает. «Ну и пусть, решила она,  всё равно – иностранец, некоторые мечтать только о таком могут, а я уже здесь, без двух минут англичанка!»

Кен познакомил Марину с сыном. Парень к своим 16-ти вымахал под два метра, был угрюм, смотрел, набычившись, из-под копны рыжих волос. Мальчик мыл машины и не учился. С девочками тоже… не очень…

Кен объяснил, что у парня психологическая травма после развода родителей. «Эх, поломать бы этот комплекс»,  вздохнул он и без предисловия предложил Марине выступить в качестве «доктора». Она смотрела на него, ожидая, что он рассмеется своей шутке, улыбалась. Потом улыбка сползла с ее лица… Он всерьез предложил ей, невесте, переспать со своим отпрыском!

И взглянула она на избранника своего по-новому. А что она, в сущности, знает про него? Только то, что он ей рассказывал, да то, что ее воображение нарисовало!

И стало Марине не по себе. И ночью глаз не сомкнула девушка, в одном доме с двумя мужчинами находясь, у которых первый взгляд – на ноги да на задницу. Для которых она «секс-машина» украинская, готовая с иностранцем лечь только потому, что он – иностранец. И потянуло Марину домой со страшной силой, и виделись ей не бассейны и заборчики, аккуратно окрашенные, а сцены из фильма «Молчание ягнят».

Кен не разговаривал с ней ни в самолете, ни на аэродроме в Киеве. Обиделся, по-видимому, что сына его не «излечила».

Перед тем, как попрощаться с Мариной, долгим взглядом проводил летящий высоко в небе самолет. Марина тоже машинально посмотрела в небо, на серебристую точку, такую же далекую от земли, как и ее мечта о жизни с иностранцем  от реальности…

 

По материалам myjane.ru

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...