Александр Кушнир: «Хедлайнеры — это жесткое порно!»

Известный российский медиа-продюсер, зачинатель пресс-конференций и презентаций привез в Украину свою новую, седьмую по счету книгу, которая раскрывает всю, настоящую правду о самых ярких представителях российского шоу-биза. Перед презентацией книги «Хедлайнеры» e-motion.com.ua пообщался с автором.

Александр, сколько у Вас ушло времени на написание книги «Хедлайнеры»?

— Это, наверное, моя самая легкая книга. К примеру, у меня есть книга, которую я считаю главной работой — «100 магнитоальбомов советского рока». Вот я на нее убил пять лет своей жизни, во всех смыслах этой фразы. Ведь для ее создания я брал много интервью, около сотни. А что касается «Хедлайнеров», то она была написана довольно быстро, где-то за два года. Причем писалась очень легко. Это выглядело примерно так: «Я становился возле клавиатуры, надевал на уши наушники, из динамиков которых разносился какой-нибудь «Oasis», и под музыку в бешеном ритме танцевал пальцами по клавиатуре». Таким вот образом набивалась книга. Возможно, эта легкость была обусловлена тем, что книга, в принципе, является мемуарами. Хотя некоторые недоброжелатели решили назвать этот жанр производственным романом. А я им говорю: «Да какой это производственный роман? Это же жесткое порно! Порно – потому что все полностью обнаженные! Жесткое – потому что никто никого не жалеет: автор не жалеет героев, герои не жалеют автора, автор не жалеет сам себя, герои не жалеют сами себя».

 

Какие трудности возникали при написании книги?

— В медицине есть такое понятие — раздвоение личности. Так вот у меня тяжелая разновидность — расчетверение. Я выступаю в одно и то же время в четырех ипостасях. И причем в сутках у меня, так же как и у всех, ровно 24 часа, но за это время я должен успевать работать на всех четырех фронтах.

Первый — у меня есть самое большое, самое крупное музыкально-информационное PR-агентство в России. Это около 25 артистов ежедневно.

Второй — я выступаю в роли человека, который время от времени в российских глубинках находит таланты, супер таланты. И если я не помогу этим артистам, то о них, может, никто и никогда не узнает, а меня всю жизнь будет терзать собственная совесть. А помочь я могу чем? Своим опытом и умением. Вложением какого-то капитала, порой это деньги агентства, порой мои личные. Вот и вторая моя ипостась — промоутер.

Третья — собственно говоря, вот, у меня уже есть семь книг. Писательская деятельность.

Ну, и четвертая ипостась — я с огромным удовольствием читаю лекции по музыкальному пиару и раскрутке артистов в Государственном университете управления на факультете «менеджмент шоу-бизнеса».

Но все же, несмотря на такую плотную занятость и расчетверение личности, я очень счастливый человек, потому что с преогромной радостью иду утром на работу и с такой же радостью поздно вечером возвращаюсь домой. И я счастлив, несмотря на то, что ни о каком восьмичасовом сне и речи не может быть, а о выходных и думать не стоит.

  

Александр, Вы предупредили своих героев о том, что пишете о них книгу?

— Я решил поиграть в американские горки. То есть была такая проверка на мужественную жесткость. Я для себя решил, что напишу книгу, в которой будет ноль давления, ноль цензуры со стороны артистов, редакторов, издательства, какой-то там конъюнктуры рынка. Поэтому книга была написана абсолютно без тормозов. В один прекрасный момент я сам себе сказал: «Дорогой Александр Кушнир, есть одна вещь, о которой ты совершенно не думаешь. Это последствия. Но это хорошо, ведь так ты проверишь сам себя — смелый ты человек или не смелый. А если думать о последствиях, то в результате получится «Правда о Мумий Троллях» (книга Александра Кушнира). То есть хорошая такая качественная книга, сделанная по европейским стандартам, которую не стыдно брать с собой в любые туры, даже зарубежные, чтобы продавать. Ведь герои там получаются шелковые, белые и пушистые. Элемента конфликта нет. А «Хедлайнеры» построена вся на конфликтах. Как внешних, так и внутренних, на противоречиях, на разочарованиях или очарованиях. Хоть я и не люблю изречение «тормоза придумали трусы», но эта книга написана реально без тормозов. А все герои «Хедлайнеров» могли ознакомиться с текстом уже только в книжном магазине.

  

А Вы уже уведомлены, кто из героев прочитал книгу?

— Герои поделились на два лагеря. Первый лагерь, я так понимаю, проходил курсы чтения в классе третьем-четвертом, и читают только по слогам. И, может, половину уже прочли, а может, и нет.

Второй лагерь прочитал. И все, что мне пока известно, так это то, что на следующее утро после российской презентации книги меня разбудила sms-ка. Она пришла от Леонида Бурлакова. Он просил отдать часть тиража книги на дистрибуцию во Владивосток. Почему во Владивосток? Он оттуда родом и является учредителем некой сети. Для меня это было чудовищно приятно, чудовищно лестно. Дело в том, что в «Хедлайнерах» глава о Бурлакове очень конфликтная, резкая, полемичная и неоднозначная. И если этот человек покупает тираж и отправляет к себе на родину, то тем самым он подписывается рублем под свою главу. Он может не соглашаться в каких-то мелочах, но по большому счету он уже согласился в целом. И поскольку он самый скандальный герой, то его поступком я проникся. Это одна сторона. Но есть и другая. Ведь в книге много второстепенных героев. Это «Братья Грим», «Total» и многие другие. Так вот через некоторое время после презентации книги мне пришла sms-ка от Олега Сакмарова, музыканта из групп «Наутилус Помпилиус» и «Аквариум». Так вот, самые скромные слова его sms-ки были: «Кушнир, ты умница!»

Хотя когда я писал книгу, то был настроен очень воинственно. И какой-то воинственный стержень не давал мне бояться и где-то струсить, солгать. Я решил для себя «Ничего не ебет, я буду писать, так как все было!» Это не пресс-релиз, который я пишу для заказчика… Именно поэтому я всем говорю, что очень удивлюсь, если из-за книги не будет судов.

Но моя позиция выигрышная в любом случае. Если не будет судов, то, значит, все герои согласились и приняли всю правду. Если будут суды, то позиция артистов будет не очень сильна, ведь каждое слово я могу доказать какими-то записями на кассетах, интервью, вырезками из газет и журналов. Книга – это сплошные факты и мои наблюдения. Да и издательство «Амфора» только обрадуется судам. Будут суды – будет дополнительный пиар. Книгу будут еще лучше покупать. Хотя она и так хорошо продается. За первые три месяца уже продано около 20 000 экземпляров. Это притом, что книги не очень дешевые.

  

Какую музыку слушаете?

— Ну, достаточно подготовленный меломан. Поскольку большую часть зарплаты я по старинке спускаю на пластинки. Причем на настоящие, лицензионные. Потому что, если держишь в руках двадцатидолларовую пластинку или же восьмидолларовую того же артиста, музыка воспринимается совершенно по-разному. Одна и та же музыка, один и тот же исполнитель, а чувства совершенно другие.

Я когда покупаю пластинку, то должен ощущать трепет. Я никогда не стою и не думаю с умным видом — покупать или не покупать. Если покупаю, то это значит, что эту пластинку очень хочу, что охотился за ней. И скажу так, что в месяц прослушиваю много десятков пластинок. Помимо этого бываю как минимум раз десять на год в Европе по работе и никогда не упускаю возможность прикупить локальных пластинок, которые не вывозятся за пределы страны. Поэтому легко могу составить тридцатку лучших пластинок года. Но при этом у меня есть фавориты: «Massive Attack», Боб Дилан, концертники «The Killers», «Kasabian», «Hot Chip», «Beirut».

Однажды в Англии я зашел на блошиный рынок и услышал, что где-то играет очень светлая музыка. Прислушавшись, я понял, что это «Битлы», и тут же подумал: «Ну, че я, дурак, «Битлз» покупать. Иду дальше, зашел в соседний ларек. Но все же слышу издалека эту дивную музыку. Как будто взяли «Strawbery Fields Forever» и наполнили эту песню мегатоннами солнца. Возвращаюсь. Ноги сами меня несут. Спрашиваю, что это такое. И выясняется, что за десять фунтов я могу стать счастливым обладателем двадцати четырех песен, которые записаны на квартире у Харрисона на двуканальный магнитофон за месяц до того, как «Битлз» собрался писать белый альбом у Джорджа Мартина. Грубо говоря, это «White Album» без Джорджа Мартина. Я не хочу сказать, что Джордж Мартин дурак, убил эти песни… Какие-то песни сильнее у Джорджа звучат, какие-то — сильнее здесь.

В последние годы очень мощный прорыв происходит с норвежской сценой. Я не буду называть имен, их все равно мало кто знает… Вообще скандинавская сцена сильная. Но именно норвежская очень мощна.

По каким критериям отбираете группы в PR-агентство «Кушнир продакшн»?

— Люди часто ошибаются, думая, что мы продюсерское агентство. Но это не совсем так. Продюсерское агентство у Фадеева, Айзеншписа, Дробыша, к примеру. В основном мы занимаемся медиа-продюсированием, медиа-поддержкой. И принцип отбора очень простой, криминально простой. Целый день куча звонков — «вот есть бюджет, хотим поработать с вами». Кстати, заголовок нашего интервью: «Бюджет — не ебет». Я давно отошел от денег. Приносите музыку. Минимум 5-7 треков. Желательно DVD с фрагментами выступлений, если есть, или клипов, можно малобюджетных. И вот потом совет директоров человек из десяти, это люди, которые очень хорошо разбираются в этом деле, мудры, умны и правильны. Мы вместе слушаем и отбираем. Иногда все становится понятно на 30-й секунде. Но всегда пытаемся прослушать все треки. Очень много из записей, которые к нам поступают, даже не вторичны, а третичны. И тут опа — радость. Где-то раз в месяц появляется запись. Мы понимаем, что с этим можно работать. Дальше ставим две стрелочки: у артиста есть бюджет — у артиста нет бюджета. Если есть бюджет, мы думаем, что с этим можно сделать, чтобы эту музыку, от которой идет мороз по коже, переворачивается душа и становится жить интереснее, можно было донести до слушателя. Вывести на рынок. Если нет бюджета — в исключительных случаях мы готовы нести финансовые риски и, как красиво сказал один продюсер, «помогать артистам умирать на этой земле». Фраза не простая, а очень многозначная. Ведь часто гении уезжают работать на другую землю или забиваются в какой-то глуши. Вот в принципе и все. Все критерии. Это либо мороз по коже от прослушивания песни, либо понятное сечение проекта: он качественный, и мы знаем, что с ним дальше делать.

  

С какими артистами было легче всего работать?

— Моя последняя книга называется «Хедлайнеры: 8 главных артистов и продюсеров России», книга состоит с восьми глав. В книгу не вошло две главы. Я изначально планировал сделать десять, чтобы было круглое число. Но не вошли в книгу глава с Агузаровой Жанной и с Петкуном из группы «Танцы Минус».

Агузарова не вошла, потому что мы с ней живем на разных планетах, и у меня не получилось долететь до ее Марса и достучаться до ее космической халабуды, чтобы взять большое эксклюзивное интервью. У меня был нереально фактурный материал о Жанне, но все главы в книге написаны на основе общения с артистами. Можно было написать о Жанне очень сильную и веселую главу, но это было бы немного неправильно.

Мы очень продуктивно работали с группой «Танцы Минус». Но они не вошли в книгу по простой причине. Книга называется «Хедлайнеры», а не симпатичные клубные группы 2008 года. Тот статус, в котором сейчас находится группа, играя от одного до пяти концертов в месяц… Я просто был бы нечестен, во-первых, перед самим собой, во-вторых —  перед читателем. Да, несколько лет назад были времена их пика, когда ни одно скандальное интервью не обходилось без участия Петкуна. Были скандалы с Киркоровым, Шевчуком, Фадеевым, Пугачевой и другими. Это было идеальное коллективное творчество. Да, было много импровизации, но изначально это было отличное коллективное творчество, связанное с пиаром. Хочется, чтобы группа немного опомнилась и стряхнулась.

Как ни странно, но почему-то именно с «Танцами Минус» работалось проще всего.

Все же вы можете спрогнозировать реакцию ваших героев?

— Будет очень странно, чтобы это прозвучало из моих уст, но, в общем, реакция героев книги и журналистов меня интересует в последнюю очередь. Потому что я знаю, что это – такая себе повесть временных дней. Можно обсуждать литературные достоинства, художественная она или не художественная. Но в книге отсканированы реальные ситуации. И реакция того или иного человека — это, скорее, реакция на эти ситуации и на а собственные поступки, чем на книгу как таковую.

В книге просто идет фиксация реальности. Я, может быть, порой выступал таким Максимом Горьким, зачинателем соцреализма. Только я сделал свой жанр — новый соцреализм XXI-го века. Какой век — такие и герои. Какие Бермуды — такие и треугольники. А дальше, мои дорогие герои книги «Хедлайнеры», вы можете ошибаться и обижаться только на самих себя.

  

Вы ознакомлены с украинским шоу-бизнесом?

— Мягко говоря, да. J

Ну, и кто вам нравится?

Cлово «нравится» неудачное. Оно предполагает, что я, сидя там на каком-то высоком холме, заявляю: «Таисия Повалий — гавно, а «Вопли Видоплясова» не гавно». И в твоем вопросе я изменю еще слово «шоу-бизнес» на украинскую поп- и рок-сцену.

В общем, было два периода. Один - альтернативно-андеграундовый, не помню точно, с какого года, но однозначно по 1999 г. Мы тогда с друзьями помогали таким музыкантам, как «Эльза», «ВВ», «Роббота Хо» и другие. Много малоизвестных, но качественных групп было не востребовано в Украине, но их знали и слушали в России и за границей. Этим ребятам мы помогали с концертами, фестивалями, акциями, чтобы музыканты чувствовали, что их музыка транснациональная. Чтобы они ощутили, что можно сидеть в обосцанном подвале на Льва Толстого и играть втроем музыку, эквивалентную Манчестерской. Вот мой ответ на вопрос, что мне нравится. Занимаясь такими группами, мы бизнесовый интерес поставили в самую последнюю очередь, а занимались продвижением этих групп исключительно по культурным соображениям — чтобы внедрить хорошую культуру в массы. Ведь подготовленный слушатель в наших странах все же есть.

Второй этап более профессиональный. И переходным мостиком являлся коллектив «ВВ». В 1994 году я презентовал в России их альбом «Країна Мрій». Это было очень интересно, так как была игра без правил. На то время еще никто не знал, что такое пресс-конференция или презентация. Я еле убедил один звукозаписывающий лейбл принести коробочку с 40-ка дисками для прессы — они никак не могли себе представить, что можно просто так раздавать журналистам деньги. То есть такие понятия, как мировая практика, вообще не рассматривались. Никто не знал, что делать — ни артисты, ни лейблы. Меня спасала практика, Олега Скрипку — артистизм.

На пресс-конференции фотографы задавали вопросы, ну не могли они сдержаться и не спросить ничего J. Тем временем журналисты бегали с какими-то нереально дешевыми фотомыльницами и снимали все подряд. Ох, много бы я отдал за хоть одну фотку того времени J.

Позже «ВВ» выпустили альбом «Музіка». Я вел российскую презентацию. За полчаса до презентации в доме культуры, где проходила презентация, вырубилось электричество. Мы не погрязли в потемках, сексе, разврате и насилии, так как был световой день. Но играть на инструментах невозможно. «Не сцать было сказано музыкантам группы — будем исполнять акустику!» Если бы кто-то снимал этот мини-концерт – то, думаю, что «канны» мы бы выиграли легко J. Олег Скрипка взял в руки баян, музыкант схватил пустую пластиковую бутыль из-под кока-колы и начал поддерживать такт, стуча ею по кофре. Тем временем зал пытался подпевать. Пели все – и те, кто знали слова, и те, кто не знали. Даже мы с директором звукозаписывающей компании что-то там орали. За шесть минут концерта было исполнено три хита, причем публика так подпевала, будто это был не маленький дворец культуры, а целый стадион.

Также я работал с группой «Грин Грей», по нескольким альбомам работал с «Океаном Ельзи». Помимо этого время от времени работаю с поп-артистами. Почему-то это школа ВИА-Гры — это Света Лобода, это Алена Винницкая.

  

Какая разница между российским и украинским шоу-бизнесом?

— Начну со сходства. И тот и другой в рахитичном состоянии. И тот и другой чудовищно далек от европейского, в частности английского, и тем более — американского. Это разные суммы, разные деньги, разные вложения. Можно просто сравнить себестоимость среднего русского или украинского видеоклипа с себестоимостью, к примеру, видеоклипов «Universal», «EMI» или «Warner». При этом есть какие-то моменты, в которых сильны русские артисты, они, по-моему, более свободны в экспериментах. Но есть и сильная ниша в украинском шоу-бизнесе. Это, в первую очередь, операторские и режиссерские работы, связанные с клипами. Не зря русские артисты едут сниматься в Украину. Очень нравится команда Горова и Алана Бадоева. Я поклонник украинской картинки, то есть работы украинских операторов. На 250-миллионную Россию есть всего лишь два хороших видеооператора, так как в Украине их намного больше.

 

 Сколько у вас сегодня запланировано интервью?

— Я полагаю, что около полутора десятка. J На эту тему, кстати, есть фрагмент в книге «Хедлайнеры», я тогда сопоставлял количество проведенных интервью Бориса Гребенщикова. Вот дождался, что и мне задали такой вопрос. Сегодня, думаю, что будет порядка 15 интервью.

  

После интервью Александр доверительно улыбнулся, пожал руку и по-дружески пригласил на вечернюю презентацию книги: «Обязательно приходи. Посмотришь на самую плохую презентацию в Украине». Пошутил. Не знаю, иронично или нет, но как в воду глядел. Презентация оказалась очень даже не на высшем уровне. В частности виной тому некоторые журналисты. Они, не зная о чем спрашивать, решили «поставить на место» российского продюсера, пытаясь назвать свои глупые вопросы провокационными. Возможно, это было не со зла, а просто так — защитная реакция. Ведь перед ними стоял метр пресс-релизов, публикаций и медиа-пиара.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях


Новости партнёров


Комментарии (5)

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net