Земфира дала пресс-конференцию в День св. Валентина

На общение с журналистами певица была на удивление позитивно настроена. Представляем стенограмму пресс-конференции:

– В прессе появилась информация, что «Зеленый театр в Земфире» – проект довольно дерзкий. Что вы думаете по этому поводу?

– Хорошее слово. Неплохая характеристика. Я его таким не нахожу. Это очень амбициозный проект! Мне кажется, что слово «дерзкий» не совсем уместно. Не каждый день артист выпускает фильм о себе.

– А что вы испытывали, когда в первый раз его смотрели?

– Прежде чем смотреть, я еще над ним работала. Испытываю некоторое чувство неловкости за монологи и чувство гордости за музыкальную часть.

– А как вы относитесь к слухам в прессе о своей ссоре с Литвиновой?

– Комментировать желтую прессу не с руки. Не барское это дело!

– Потрясающе выглядите! Как Вам удается?

– Спасибо большое за комплимент. Мы прилетели из Тбилиси. У нас был очень поздний концерт, ранний рейс. А что такое Грузия? Вино-Мимино… Нам удается держать себя в форме… И я молодею рядом с такими хлопцами… (глядя на Шурова). Никаких секретов.

– В начале вашей карьеры вас позиционировали как «девочку-скандал». Новый альбом – новое видение. С какой песней вы себя соотносите больше всего сейчас?

– Мне кажется, в пластинке «Спасибо» множество портеров. Выбрать какой-то один сложно. Надо соединить все вместе, и получится «тот самый».

– Как вы относитесь к нынешней политике Путина?

– Мне сложно следить за всеми его действиями. Не могу сказать, что мне понравилось, как нам назначили нового президента. Не знаю, не слежу за этим. Много работы на музыкальном фронте.

– Андрей Макаревич выпустил диск памяти Булата Окуджавы. Хотели бы Вы выпустить диск памяти Виктора Цоя?

– До этого надо дорасти. Идея эта приходит в голову не мне одной.

– Было бы новое дыхание его творчества….

– Да, вы правы. Меня посещают те же мысли. Но до этого надо дорасти. Если этим заниматься, надо посвятить этому какую-то часть времени.

– Будем кулаки за Вас держать…

– Держите…

– Какую музыку советуете своим поклонникам?

– Я советую? Я за то, чтобы каждый сам искал и находил. Это тонкий момент.

– Какие у Вас отношения с Интернетом?

– Прекрасные! Пожалуй, единственные отношения, которые не претерпевают никаких изменений.

– Насколько удачна попытка продвижения себя и своей музыки через сеть магазинов «Евросеть»?

– Мне кажется, очень удачная. Главная мысль акции – я думаю, что меня поймут – борьба за независимость. Это то, за что стоит побороться. Я считаю, что достигла в этом успеха. Этот шаг означал, что я никогда больше не буду работать с мейджорами. Потому что их время прошло.

– Почему тур начинается с Одессы?

– В отношении украинского тура у меня самой много вопросов к менеджменту. По-моему, это самый нелогичный тур из всех, что у меня были. Отношения между нашими странами становятся все более натянутыми. Хорошо, что мы вообще приезжаем.

– Любите Одессу?

– А кто ее не любит?..

– Каково Ваше отношение к Марине Цветаевой? Она появляется в вашей песне…

– Она послужила причиной. Натолкнула меня на мысль, и так появилась песня. Не могу сказать об особенном отношении. Поскольку песня появилась, так я и выразила его.

– Вы не обыгрывали другие имена? Анну Ахматову, например?

– А как Вы считаете?

–…

– Похоже, да?

– Очень! Что такое «рок» в Вашем понимании? Вас определяют как «бард-рок»…

– Кто? Вы?

– Критики…

– Какие?

– Украинские.

– Я такое словосочетание впервые слышу.

Дима Шуров: – Я тоже такого не слышал.

Земфира: – Это вопрос ни о чем… Что такое рок? Вы хотите от меня понятия? Я не могу взять и сформулировать четко. Это сложная задача. Я бы не стала мыслить так узко. Я занимаюсь музыкой. «Рок», не «рок» – это дело десятое…

– А Вы свой стиль как бы определили?

– Вчера только отвечала на этот вопрос… грузинам. На моем блоге, который я завела на MySpace, мне предложили выбрать стиль, который меня характеризует. Я выбрала наиболее удачный «Melodramatic popular songs» – мелодраматические популярные песни.

– Не так давно в Москве появилась некая Зыкина.. Говорят, очень похожа на вас?

– Родственница? Той самой? Я вообще ничего не успеваю слушать. Даже последние работы МакКартни, Планта… Зыкину знаю только ту. «Издалека долго...» (декламирует).

– Вы повзрослели, а соответственно и поменялся стиль. Раньше для молодых музыкантов турне ассоциировалось с романтикой. Сейчас Вы склонны больше сидеть в студии или колесить по странам?

– Студия – это ад. Для любого музыканта! Если музыкант говорит, что ему нравится работать в студии, он НЕ музыкант. Он книжный – нет, студийный червь! Музыкант должен играть. В этом и есть смысл профессии. Играть, быть во взаимодействии с другими музыкантами.

Дима Шуров: – Как человек, который видел много концертов Земфиры и раньше, скажу, что сейчас они романтичны, как никогда.

– На ваших форумах активно обсуждается возвращение к вам Корнея. Так ли это? Или будет разовая акция на первоапрельском концерте?

– «Возвращается» – неверная формулировка. Сейчас я сформулирую, а то я вас знаю, вы потом понапишете… В общем, нет. В какой-то момент наши дороги разошлись. У нас разные творческие пути.

– Недавно вышла книга Кушнира с Вами на обложке – «Хедлайнеры»… Вы ее читали?

– Нет.

– Будут ли сюрпризы для киевского зрителя?

– Мы стараемся национальную идею подчеркнуть. Вчера мы пели «Чито-Гурито». Что-то, наверное, будет…

– Не планируете дуэтов?

– Такие вещи нельзя планировать. В творчестве все спонтанно случается. Этим творческие профессии и отличаются от каких-то более приземленных.

– Из чего пришла песня «1000 лет»?

– Мне кажется, мы с Шуровым одинаково ответим.

Дима Шуров: – Это многовековая история такая… Мы, кстати, половину инструментов записывали в Киеве – орган, например.

– А прыгать в толпу не страшно?

– Ну, такие вещи вообще не планируешь. Когда прыгаешь – нет.

– А когда приземляешься?

– Тоже нет. Я, скорее, переживаю, если у меня тяжелые ботинки, – тогда я не прыгаю. Когда на мне кроссовки, тогда вероятность того, что я сигану в толпу – больше.

Дима Шуров: – Гораздо сильнее переживают люди, которые остаются на сцене…

– А в Киеве вы будете в кроссовках?

– Я не долечу. Мне кажется, нас прилично так подвинут.

Дима Шуров: – А вы каску наденьте.

– Да я, наоборот, ловить буду! А вы «Две звезды» смотрели?

– Мне не очень симпатичны эти новомодные форматы. Причем они вот этим занимаются, глаз горит. И каждый говорит: «Я пошел не ради славы, а чтобы себе доказать!». Мне кажется, если хочешь доказать себе – это можно сделать и без камеры. Я не совсем понимаю этот формат reality.

– Как Вы настраиваетесь на концерты? Приметы какие-то соблюдаете, молитву читаете…

– Аллах Акбар! Да нет, ничего специального. Главное – выспаться, и чтоб группа выспалась. Главное для меня – чтобы они были в порядке. Я выдержу.

– Ваш альбом называется «Спасибо». Вам не кажется, что в последнее время это слово обесценивается?

– Почему? Нет. Почему «в последнее время»? Да, мы часто пролетаем мимо каких-то формулировок, и они теряют свое значение. В данном случае я акцентирую, что говорю это слово часто.

– Вы в судьбу верите?

– Такие вопросы не для пресс-конференции. А вы? Верите?

– Да.

– Вы очень юны еще…

– Какие из режиссерских методов Литвиновой вас задели? Вам нравится фильм, который она сняла о вас?

– Методы? Методы… Я не специалист, чтобы оценивать работу режиссера, оператора… Мне нравится этот фильм. Меня он не напрягает. Сложно смотреть на себя на большом экране.

Дима Шуров: – Бровь полтора метра…

Земфира: – А как ты думал! Режиссерские методы… Мне кажется, она очень щадяще меня смонтировала. Я там очень красивая. Обязательно прилечу на эту премьеру. Надеюсь на Вашу благосклонность.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях


Новости партнёров


Комментарии (2)

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net