Сказка (Лена Тэ)

У одного моего друга была своя планета, дворец, железная дорога, восемь фонарей и дворецкий. По вечерам он любил курить сладкие трубочки и смотреть, как ветер играет с фонарями. Однажды, к нему во

У одного моего друга была своя планета, дворец, железная дорога, восемь фонарей и дворецкий. По вечерам он любил курить сладкие трубочки и смотреть, как ветер играет с фонарями.

Однажды, к нему во дворец, хотя это я так, для красного словца назвал его лачугу дворцом, постучал старый седой Волшебник. Дворецкий с ворчанием открыл дверь дома, оглядел пытливым взглядом старика, и, не найдя в его фигуре ничего угрожающего, пустил старца в дом.

Волшебник поблагодарил дворецкого, подарил ему мешочек изюма и сел возле камина.

– Что привело тебя на мою планету? – осведомился мой приятель.

– Я просто Волшебник, я просто творю чудеса, и я просто пришел на твою планету. Твоя крыша течет, фонари еле светят. А твой дворецкий совсем не заботится о железной дороге. Недавно ты встретил свою двести двадцатую луну. Ты куришь изо дня в день свои трубочки и беседуешь с ветром.

– Ну и что же в этом плохого? – перебил Волшебника мой приятель, – это моя планета и я волен жить на ней так, как хочу.

– Не кипятись, – спокойно сказал старик, – я не хочу тебя обижать, а уж тем более не собираюсь учить тебя жизни. Я пришел, чтобы сделать тебе один подарок. Я хочу подарить тебе облако.

– Облако?! – удивился мой приятель, – зачем оно мне? Мне вполне хватает ветра, фонарей и железной дороги.

– Ты, наверно, никогда не любил, а это значит, что ты знаешь только половину того, что мог бы знать.

С этими словами старый Волшебник пододвинулся ближе к очагу.

– Послушай-ка, я расскажу тебе одну забавную историю.

Когда-то давно, когда звезд на небе было в десять раз больше, я сидел на краю своей планеты, курил трубочку, смотрел на фонари и время от времени ругался со стариком дворецким из-за опоздавшего поезда. Вдруг я услышал чей-то тоненький голосок:

– Пожалуйста, посмотри на меня! Я – Маленькая Капелька. Солнышко раскрасило меня разноцветными красками! Видишь, как они играют и смеются? Совсем скоро я вырасту и стану облаком. Если в тебе есть силы смотреть на небо днем, ты можешь увидеть там моих родителей.

Вон то грозное Грозовое Облако – это мой папа, а вот это изящное пушистое Облачко – моя мамочка.

Волшебник на секунду замолчал. Сделал глоток из перламутровой фляжки и продолжил:
– Я был удивлен тому, что такая кроха столь горда, умна и романтична. Казалось бы, обычная капелька, а сколько королевского достоинства было в ее словах! Уж не Царевна ли ты? – посмеялся я.

– Я – Принцесса, – спокойно и с достоинством ответила Капелька. – Давай дружить!

– Давай, – обескураженно ответил я.

– А что ты умеешь делать? – спросила моя царственная подружка.

– Я умею пускать колечки дыма, я считаю поезда и любуюсь фонарями, которые каждый вечер зажигает мой Дворецкий.

– Ты, наверно, очень несчастный человек, – грустно сказала Капелька. – Мне очень жалко тебя, ты живешь так скучно. Ты видел заоблачные цветы?

– Нет, – ответил я.

– Там наверху в моем саду растет много чудесных цветов. Секрет их в том, что если к ним прикоснуться, они исчезают, растворяются, и больше уже никогда не увидишь причудливое соцветие.

Лицо Капельки стало серьезным.
– Поэтому мой сад охраняют Грозовые всадники. Мой папа очень могущественный король. Ему принадлежат Восточные и Южные части Облачного Края. У моего папы очень много забот – он охраняет мой сад от Ворон и Ветров.

– Послушай, а как ты оказалась здесь? – спросил я. – Твои родители очень любят тебя, и, наверное, уже ищут.

Капелька нахмурилась.
– Ты помнишь, прошлой ночью была очень сильная гроза?

– Да, – ответил я. – Мне плохо спалось в ту ночь.

– Так вот, – продолжала Капелька. – Прошлой ночью на наши владения напал Страшный Гром с Северо-Западного Княжества. Мой папа и его армия мужественно сражались с неприятелем. Это была очень жестокая война. Так трясло! Так трясло! Вот я и выпала из колыбельки. – простодушно закончила Царевна. – Знаешь, то, что падает с Неба, никогда не возвращается назад.

Она нахмурилась, потом вдруг посмотрела на меня и сказала совсем серьезно:
– Обещай мне быть моим Другом!

Ни минуты не сомневаясь, я вторично принял дружбу моей юной красавицы.
– Ну, вот и здорово! – Засмеялась она. – Но помни: мы в ответе за тех, кого мы приручаем. Ты ведь читал Экзюпери?! А теперь принеси мне лепестков розы. Без них я не могу. Ну? Чего ты расселся? Ты же теперь мой друг?!

Тем временем вскипел чайник, и Дворецкий разлил кофе по чашкам.
– Бежали минуты, которых никто не замечал, шли дни, которые никто не считал. Царевна говорила мне, что для того, чтобы вернуться назад на небо, она должна вырасти и стать Облачком. Я совершенно сбился с ног, выполняя ее дружеские просьбы. Сначала ей мешала Железная Дорога, потом ее стал раздражать мой Дворецкий, и вскоре она заявила, что ей стало нестерпимо скучно на моей маленькой уютной планетке. Она уже порядком выросла и превратилась в пушистое Облачко и даже могла подниматься на несколько метров от земли. Каждый день начинался с разговоров о новых планетах. И вот наступил день, когда, проводив последний вечерний поезд, я собрался в дорогу. – Старик вновь отхлебнул из чашки и посмотрел на моего приятеля. Тот словно завороженный смотрел на него. – Мы прошли путь от слепого Нигде к великому Всему. Я дрался с Ветрами на Тихой планете, познал язык Белых Волков, узнал песнь Тишины, научился плести венки из Солнечных Зайчиков. Когда Царевна подросла, я, как-то обучая ее летать, вдруг неожиданно для себя самого, полетел сам. Сонные травы поведали нам свои тайны, я узнал Магию Звезд и научился мудрым песнопениям. С каждым днем Царевна все хорошела и хорошела, и в один прекрасный день я понял, что все эти годы любил это крохотное Чудо. Но моя маленькая богиня имела отнюдь не ангельский характер. “Ты – Друг, – говорила она, – а когда люди дружат, им должно быть интересно и весело. А мне с тобой скучно”. Каждый день Царевна требовала все новых и новых чудес. Я сбился с ног, я был счастлив, когда моя магия нравилась ей, но увы, – старик посмотрел на моего приятеля, – всему есть предел. Время шло, Капелька хорошела, а я неотвратимо старел, чудеса ведь сокращают жизнь, и вот пришло время, когда я уже шесть дней кряду тщетно пытался изобрести что-либо новое. Я сидел на Одинокой планете и смотрел на стаю Печальных Жирафов. Вдруг я почувствовал ужасную тоску по своей маленькой планете. Мне показалось, что все мои чудеса и все мои победы не стоят даже паровозного гудка на ней. Ворчанье Дворецкого стало мне милее дивных мотивов с Поющей планеты, на которой мы недавно побывали с моей возлюбленной Принцессой.

– Знаешь, – Волшебник хитро подмигнул моему приятелю, – маги тоже бывают страшными эгоистами. Я понял, что живу не для себя. Я живу для маленькой Принцессы, и все чудеса мои были ради нее и во имя нее. Мне ведь не нужно ни побед, ни чудес. И тогда я решился на серьезный поступок. Всей моей магии вполне хватило на то, чтобы вознести Царевну на ее прекрасное небо. Я поднял голову вверх и увидел, как моя возлюбленная парила в небе – легка и свободна! Мне стало очень грустно и, может быть, впервые в жизни я заплакал. Я потерял всю свою чудесную силу, которую приобрел за последнее время. Я вновь был просто романтиком, но, увы, – Волшебник грустно посмотрел на Дворецкого, – старым романтиком.

Тут он замолчал, и слышно было только как трещат в камине поленья. Старик Дворецкий мирно посапывал в своем гамаке. Мой приятель не осмеливался нарушить тишину и спустя некоторое время Волшебник продолжил.

– И вот я побрел домой, – сказал он со вздохом. – Проходя мимо Печальной Галактики, я вдруг увидел планету, которой раньше не замечал. Она была очень похожа на мою. Такая же уютная и тихая. Я увидел дом и железную дорогу и решил заглянуть и познакомиться поближе с планетой, которая так напомнила мне мою. И вот я у тебя в гостях, мой милый.

Мой друг застыл с нетронутой чашкой остывшего кофе.
– Послушайте, – промолвил он, – вы, кажется, обещали сделать мне подарок.

– Ах, подарок, – смутился старик. – Не знаю, принесет ли он тебе счастье. Ну да ладно, – и с этими словами Волшебник раскрыл маленькую хрустальную табакерку. – Я стар и я не знаю, почему я это делаю, но, наверно, в этом есть какой-то смысл.

Заглянув в табакерку, приятель ахнул. На дне ее тихо спала прекрасная Капелька.
– Тсс-с! – зашептал старик, – не буди. Я дарю тебе нечто большее, чем друга. Я дарю тебе Любовь. Я нашел Царевну возле твоего дворца пять минут назад.
И тут Капелька открыла глаза.

– Ах! Здравствуйте! Как здесь мило! А я заснула. Я – Капелька. Я упала с неба!

– Вы прекрасны, Царевна! – Восхищенно выпалил мой приятель. – Я сейчас же принесу Вам лепестков розы.

– О, спасибо вам, Волшебник! – с этими словами он обернулся к старику. Но старца нигде не было. Впрочем, влюбленный мой приятель не обратил на это никакого внимания. Уже на следующий день он поссорился с Дворецким, потерял расписание поездов и забил в трубочку чай вместо табака. Через неделю он покинул свою планету. И вот уже семь тысяч лун о нем никто ничего не слышал.

А совсем недавно в дождливый пасмурный вечер он появился на моем пороге. Он был неузнаваем. Щеки его ввалились, глаза же, наоборот, выкатились. На нем была рваная одежда, он все время бормотал что-то и, время от времени, переходя на крик, рассказывал о том, как холодно на Тихой Планете, о каких-то канатах, сплетенных из лучей, о страшных клыках Белых Волков. Иногда он что-то хрипло пел. И все время выбегал во двор под дождь, возвращаясь с табакеркой воды. Я смотрел на него, думая о том, что где-то у него есть Тихая Планета, и мне очень хотелось, чтобы на его месте сидел с перламутровой фляжкой в руках старый седой Волшебник.

По материалам www.lenate.spb.ru .

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Must read

информация

Еще на tochka.net