Сексуальная контрреволюция

Фильм "В глубокой глотке" вышел очень кстати. Он о картине "Глубокая глотка" /Deep Throat/ (1972) — главном скандале 70-х. Его явление народу приятно иллюстрирует дискуссию о новом законопроекте, обещающем оградить детей от растления.

Нам расскажут, как в 1972 году "Глубокая глотка" стала первым жестким порно, получившим широкий прокат в США. "Глотку" сняли за 6 дней, уложившись в смешную сумму в 25 тысяч. Главный актер за свои усилия получил только сотню. Но, хотя ленту запретили в 23 странах, она собрала более 600 миллионов долларов, ненароком оказавшись самой прибыльной в истории кино. Но создателям принесла только неприятности. "Комический любовник" Хэрри Римc отсидел в тюрьме. Пошла под откос и жизнь его партнерши Линды Лавлэйс: она отрекалась от старых грехов, пыталась найти нормальную работу, но ее увольняли, едва узнав в ней героиню растленного фильма; в 50 лет она вернулась к порнобизнесу и погибла в 2002 году так и не прощенной.


И вот спустя три десятилетия режиссеры Рэнди Барбато и Фентон Бэйли решили пройти по следам давнего скандала, увидев его из уже новой эпохи, и не к такому привыкшей. Они трактуют "Глотку" как поворотный пункт — камешек, который стронул с места лавину. Напомню, что в Голливуде еще действовали строгие "кодексы", согласно которым герои фильмов не могли даже лечь в постель на публике — как только нога отрывалась от пола, чтобы коснуться простыни, полагалось затемнение. И вдруг в ходе разбушевавшейся сексуальной революции с экрана зазвучали медицинские термины, а персонажи занялись даже не любовью, а разнузданным сексом, при одном упоминании о котором у дам от ужаса округлялись глаза. "Глотка" впервые ввела эти слова и действия в арсенал "нормального кино". Миллионы зрителей, забыв о респектабельности, ринулись смотреть картину и словно перешли Рубикон — в кино стало возможным показывать то, о чем не принято было даже говорить. Это было начало пути, который привел к экзерсисам Джо Д'Амато, Ларри Кларка и Катрин Брийа. Они исчерпали тему уже до самого дна, хотя наверняка снизу еще могут постучать.

Снималась "Глотка" на деньги мафии: законопослушные граждане обычно не склонны раскачивать лодку цивилизации. Но картина неожиданно получила поддержку истеблишмента — о ней заговорили эстрадные знаменитости и телекомментаторы, а когда порноактеров привлекли к суду, в защиту выступили Джек Николсон и Уоррен Битти, назвав их коллегами. Картина инициировала и правительственные меры: администрация Никсона создала комиссию по изучению влияния порнографии на мозги. Вредно это влияние, нейтрально или полезно, она, впрочем, так и не установила.


"Фильм о фильме" идет в полтора раза дольше, чем сам фильм, и не предлагает ничего нового насчет мозгов любителей порнушек. Это типичное "телевидение говорящих голов": интервью старого плейбоя сменяется интервью разбухшей порнозвезды, и все рассказывают, как придумывалось шоковое название, и как "Глотка" снималась, и как в кино пошли даже древние старушки, отстаивая невиданные очереди.

Занятно, что создатели "Глотки" тоже теперь удручены падением нравов: если свою картину они трактуют как романтический мятеж против засилья ханжей, то нынче порно "потеряло невинность", стало циничной индустрией, и это — поругание идеалов. Доказать, что "Глубокая глотка" была историческим культурным явлением, сейсмические волны которого распространились во всем искусстве, авторы кинодокумента не смогли. Но тонкость перепонок, отделяющих общество от стада, показали очень наглядно. Так что картину можно воспринимать как реабилитацию невинного культурного феномена, а можно — как предупреждение. О самой же "Глотке" исчерпывающее представление дает короткая, но выразительная цитата, из-за которой "культурологическая лента" выходит ограниченным тиражом и с возрастными ограничениями.

По методологии фильм удивительным образом перекликается с злободневными газетно-эфирными спорами о грядущем законе, который должен оградить Россию от слишком сильных впечатлений в области киносекса и теленасилия. Там тоже нет ничего нового, и тоже есть масса не имеющих ответа вопросов. Под статьи грозящего нам закона, если следовать им буквально, подпадут и Раскольников, нанесший старушке ущерб топором, и "Гарри Поттер" /Harry Potter/ с его монстрами, и герои сказок, одним махом семерых убивахом. И любой фильм о войне. И даже любой фильм о семейных трудностях может поселить сомнения в непреложности семейных ценностей. Так что лента о "Глубокой глотке" появилась в самый раз, чтобы возбудить очередную думскую инициативу.


В Америке есть такой интернет-сайт — "Screen It!". Там родителей загодя предупреждают насчет опасных поворотов в каждом новом фильме. Можно узнать, к примеру, что в первой части "Властелина Колец" Бильбо предлагает Гэндальфу выпить вина (это плохо), но тот говорит, что чай лучше (это хорошо). А в другом эпизоде отсекают палец, и тот летит в грязь. А в третьем герой падает во что-то, похожее на экскременты. А у Арвен царапина на лице. А в пещерах много страшных скелетов. Предупреждают о каждой сцене, способной напугать ребенка, включая момент, когда Гэндальф вдруг кладет руку на плечо Фродо. Подробно перечисляют сцены насилия. Сообщают успокоительно, что в фильме нет ругательств и наркотиков. А вот в подростковой драме "Слон" /Elephant/ (2003), напротив, 13 раз говорят "фак", 4 раза посылают к черту и 3 раза поминают Бога всуе. Обсудят родители ситуацию и решат, что показывать дитяти с его нервной душевной организацией, а что — нет. Хороший сайт. Эффективнее, думаю, нашего законопроекта.

Знаете, чем порнография похожа на усилия по ее истреблению? И то и другое комично в своей дубовой серьезности.


Автор: Валерий Кичин Российская газета

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net