Мистерия Монструоза

Гэбриел Ван Хельсинг (Хью Джекман) — рыцарь тайного ватиканского ордена, уже несколько сотен лет воюющего с нечистью и самим Сатаной. Наш герой совершенно не помнит прошлого и пытается восстановить память во время своих путешествий.

14 мая 2008, 09:11
Второй день борюсь со странной меланхолией. Началось все с похода в кино на премьеру долгожданного «Ван Хельсинга». Закончился фильм, и я обреченно понял: ничего интереснее в этом году уже не увижу. Из развлекательного кино, конечно же. Соммерс сделал всех. Шутя.

У Спилберга с Лукасом появился опаснейший конкурент. Это стало понятно еще после выхода «Мумии», когда мы увидели не просто ураганный боевик, а кино ироничное и остроумное, в лучших традициях «Индианы Джонса». Нечасто главной героиней боевика становится близорукая библиотекарша.

Я опасался, что «Ван Хельсинг» станет логическим продолжением «Лиги экстраординарных джентльменов». Нагромождением несуразных реплик и дурацких трюков с переодеваниями. Ведь Соммерс собирался свести вместе Вервольфа, Дракулу и Франкенштейна. Идея эта здорово отдавала комиксом. Боялся зря. Мастер превзошел самого себя, сняв нечто принципиально новое. Как сказал Totoro: «Боевик двадцать первого, нет — даже двадцать второго века».

Первоначально «Ван Хельсинг» собирались снимать сразу после выхода «Дракулы Брэма Стокера». Продюсерам хотелось быстро выпустить приквел, рассказывающий о молодых годах знаменитого охотника на нечисть. Но что-то не заладилось, и о проекте забыли. Вспомнил голливудский фантазер Соммерс. Представил себе заснеженную Трансильванию, вампиров на башнях мрачного замка и загорелся — проект стал набирать обороты.

Гэбриел Ван Хельсинг (Хью Джекман) — рыцарь тайного ватиканского ордена, уже несколько сотен лет воюющего с нечистью и самим Сатаной. Наш герой совершенно не помнит прошлого и пытается восстановить память во время своих путешествий.

Один из таких кровавых вояжей — поездка в румынскую глухамань на родину знаменитого графа Дракулы. Сам Римский Папа дал задание извести этого кровососа. В помощники Ван Хельсингу выделен непутевый изобретатель, послушник Карл (Дэвид Уэнхем). Прямо на месте он должен разобраться с ситуацией и создать специальное оружие против упырей.

Друзья прибывают на место и сразу сталкиваются с вампиршами — «невестами Дракулы», решившими поохотиться на местных пейзан. Начался бой, и… зал погрузился в глубокий транс. Соммерс сломал все каноны и стереотипы приключенческого и мистического кино, поставил все с ног на голову. Зачем упырям бояться солнца? Пусть все случится днем, а лучше — морозным утром.

Только вообразите: пушистый снежок, солнечные зайчики, прямо рождественское утро, и вдруг — отвратительные серые твари, устроившие кровавую трапезу на центральной площади. Но они не останутся безнаказанными, ведь есть Ван Хельсинг (с автоматическим арбалетом на бензиновом двигателе) и цыганская принцесса Анна (с кучей ножиков и кривой саблей). Смешалось все: люди, коровы, стрелы и сюрикены.

Баталия, ко нечно же, завершилась в пользу вампироборцев, а Ван Хельсинг узнал тайну своей новой знакомой. Анна — последняя наследница рода Валериусов. Ее отец погиб, пытаясь победить Дракулу, а брат превратился в оборотня. Перед ней две задачи. Первая — найти и уничтожить гнездо вурдалаков. Вторая — попытаться спасти покусанного брательника. Надо ли говорить, что Ван Хельсинг поможет прекрасной румынке, тем более что играет ее главная британская красавица — Кейт Бейкинсейл.

Теперь, как и обещано, о новациях Соммерса. Завораживает придуманная им реальность. Режиссер объединил науку и магию. Дракула не просто пьет кровь, но и проводит гальванические опыты. А его прислуга больше напоминает гномов в противогазах, нежели обычных упырей. Мир этот похож на тот, что мы видели в игре «Арканум».

Впервые сделан акцент на том, что вампиры лишь имитируют жизнь. Если раньше каиниты выглядели как экзальтированные аристократы со странными привычками, то теперь это существа совершенно нечеловеческие. Они даже размножаются иначе, откладывая склизкие коконы, как у «чужих».

Монстры тоже стали иными. Их цифровая плоть обрела настоящую жизнь (на студии Industrial Light & Magic придумали «шкалу Соммерса», с помощью которой измеряют качество спецэффектов). Очень часто забываешь, что на экране лишь компьютерная модель. Бросает в дрожь, когда видишь превращение человека в ликантропа или Дракулы в крылатую гадину.

Соммерс играет с пространством. Добавляет в кадр глубину и объем. Выворачивает их наизнанку. Самые стандартные погони превращаются в произведение искусства (бег по лошадиным спинам, скачки на краю пропасти). Он не боится давать волю своей фантазии, объединяя несовместимое. При этом каждый поступок в фильме оправданн. Актеры честно отрабатывают свою копейку.

Некоторые сцены кажутся сумбурными. Но потом понимаешь, что мозг не успевает обработать полученную информацию — так быстро все происходит, нужно посмотреть фильм несколько раз, чтобы составить о нем окончательное представление.

Соммерс не поскупился на easter eggs, «подарки для киноманов»: вампирье зрение отсылает нас к «Хищнику», замок доктора Франкенштейна — вылитый Минас Тирит из «Властелина колец», а черно-белая увертюра — словно отрывок из старого, еще с Белой Лугашем, фильма ужасов. Это не способ посмеяться над своими коллегами по цеху, таким образом Соммерс признается в любви к кинематографу, отдает дань классическим фильмам, на которых он воспитывался. Только человек действительно влюбленный в свою работу мог снять «Ван Хельсинга».

Если вы тоже относите себя к киноманам — бросайте все и идите на премьеру. Я обязательно схожу еще раз. На Франкенштейна полюбоваться.

Автор: Алексей Копцев Фильмоскоп

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net