Доктор, у меня это

"Вдали от нее" канадки Сары Полли — медленная и тяжелая, как долгое ожидание в поликлинике, альцгеймер-драма, которая не зря получила "Золотой глобус" за лучшую женскую роль и две номинации на "Оскар".

14 мая 2008, 09:11
Красивая пожилая дама (Джули Кристи, получившая за эту роль "Золотой глобус" и номинацию на "Оскар") начинает все забывать. Муж пытается как-то справиться с ее подступающей болезнью, — подсказывает жене забытые ею слова, подбирает ее на улице, когда она теряет дорогу домой, — но в конце концов оба решают, что ей будет лучше в доме престарелых. Там она влюбляется в одного из местных стариков, — он почти все время проводит в каталке, а она трогательно о нем заботится. Мужа она постепенно забывает. Муж пытается вновь войти в ее жизнь, но тщетно: единственное, что он получает в ответ, это фразу "А вы очень настойчивы, не так ли?".

Вот, собственно, и все. "Сюда невесело приходить в гости", — говорит герой фильма девчонке, заглянувшей в дом престарелых кого-то навестить. Это уж точно, смотреть этот фильм невесело. Единственное, чем занимаются герои фильма, — пытаются достойно прожить свою жизнь. Ничего больше. Старики улыбаются, теряя память, а молодые улыбаются, сталкиваясь с невозможностью что-то изменить. И это как-то непривычно: все скелеты во всех шкафах висят аккуратно, с некоторым даже аристократизмом, а моральных проблем, практически, не существует — но не потому, что все дозволено, а потому, что каждый человек сам выбирает свою жизнь.

Двадцатидевятилетняя актриса Сара Полли снималась у Эгояна, Кроненберга и Хэла Хартли, и теперь вот решила сама сделать полнометражный фильм. Работа с мэтрами, похоже, научила ее отсутствию очевидных ходов, недоверию к надрывности и пафосу, а главное — тихой радости энтомолога, наблюдающего за жизнью насекомых — очень интересных насекомых, которых можно и нужно уважать. История, которая лучше всего характеризует Сару Полли, произошла с ней семнадцать лет назад. Легенда гласит, что двенадцатилетняя Полли пришла на какое-то собрание детей-талантов в Вашингтоне. В то время как раз шла война в Заливе, а на Саре был пацифик. Представители студии Disney, оказавшиеся с Сарой за одним столом, потребовали, чтобы девочка сняла с себя символ мира. Она отказалась — и, говорят, попала в черные списки Disney.

Сара Полли в своей медленной и тяжелой, как долгое ожидание в поликлинике, альцгеймер-драме тоже делает только то, что считает нужным. Здесь нет глуповатого юношеского "смотрите-ка, эти старики тоже умеют любить, и не забыли о сексе", нет надрыва, ну разве что саундтрек иногда слишком уж возвышенно-благороден. Политика, правда, ненадолго возникает — в одном из самых сильных, хоть и не очень оправданных сюжетом моментов, когда старики смотрят новости по телевизору. Диктор говорит, что американцы несут мир в другие страны, и героиня, у которой осталась лишь долговременная память, а события последних двадцати лет стерлись, говорит: "Как они могли забыть о Вьетнаме!"

Это смешная штука, память. Как они могли забыть о Вьетнаме? Как она могла забыть о своем муже? Как вообще происходит процесс забывания? Вот так и происходит: память покрывается льдом, замерзает. Джулия Кристи блестяще играет старую заблудившуюся девочку, которая пытается найти саму себя. "Половину времени, — говорит она, — я провожу в поисках чего-то очень важного, но я не могу вспомнить, что это такое".

Disney знает, кого вносить в свои черные списки. Будь Сара Полли менее независимой, не миновать бы нам определенного и ясного ответа на риторический вопрос "что самое важное". В Голливуде сказали бы, что это любовь. В России сказали бы — бабло и свобода. В Европе сказали бы — самоуважение и семейные ценности. Но что на самом деле ищет героиня, известно только ей.


Автор: Ксения Рождественская Фильм.ру

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net