Суета вокруг кольца

«Две башни» – кино того же разряда. Приключение продолжается, хоббиты идут в Мордор, события становятся все драматичнее. Тут бы развернуться Джексону, да показать высший кинопилотаж. Но… все изменилось. Сердце больше не ёкает, и куда-то исчез детский, наивный восторг, который преследовал нас в первой части.

Природе тоже нужен отдых. Вот она и отдыхает — на детях гениев и на вторых сериях. «Империя наносит ответный удар», «Матрица: Перезагрузка» — вроде и герои те же, и декорации, но что-то не так. Слегка выцвели краски, изменился аромат и вкус. Хорошо, но не отлично.

К сожалению, «Две башни» – кино того же разряда. Приключение продолжается, хоббиты идут в Мордор, события становятся все драматичнее. Тут бы развернуться Джексону, да показать высший кинопилотаж. Но… все изменилось. Сердце больше не ёкает, и куда-то исчез детский, наивный восторг, который преследовал нас в первой части. Явление Арвен, бой Арагорна с назгулами, погоня, странно напоминающая «Неуловимых мстителей»… Эти эпизоды заставили тогда здорово поволноваться.

Я даже думал, что во всем виноват Гоблин. Нет, не мордорский вояка, наш соотечественник о/у Гоблин, придумавший новый жанр — альтернативный перевод. Его «Божья искра» так «разукрасила» первую часть, что смотреть серьезно вторую стало почти невозможно. Куда деться от Сарумянов, Логовазов и Голого? Но потом я понял: сам оригинал можно воспринимать как пародию.

Эльфы-спецназовцы, клоун Гимли, невесть откуда возникший роман Арагорна и Арвен. Мне не хотелось бы уподобляться некоторым толкиенистам и рыскать в поисках несоответствий догмату. Напротив — я за переосмысление классических произведений, за то, чтобы сюжет не оставался статичным, а развивался. Но ведь нужно же знать и меру. Для чего в сценарии появился диалог Арвен и Элронда (совершенно банальный и ненужный) — непонятно. Вышла натуральная отсебятина.

А ведь Толкиен не случайно просил твердо следовать тексту. Роман для него был партитурой, по которой исполняется волшебная музыка. Партитурой, в которой царит абсолютная гармония. Согласитесь, было бы странно, если бы при исполнении баховской фуги (в ее классическом варианте) вдруг гнусаво вступил саксофон?

«Сильмариллион», если вы помните, был историей почти библейской, перекликался с Писанием и никак, кстати, ему не противоречил. Он был отражением религиозных принципов автора. Достаточно прочитать текст внимательнее, чтобы понять: эльфы — это те же ангелы, а орки — бесы. Поэтому ко всему, что связано со Средиземьем и Валинором, автор относился с великим трепетом, а любые изменения сюжета посчитал бы личным оскорблением.

Кроме того, многие персонажи были списаны с близких друзей писателя: «Мой Сэм Скромби целиком срисован с тех рядовых войны 14-го года, моих сотоварищей, до которых мне, по человеческому счету, было куда как далеко». Главным для автора была идея жертвенности, когда маленький хоббит ради идеи служения и уз дружбы идет за своим хозяином в жуткий Мордор.

В «Двух башнях» мы видим другого Сэма: несуразного, порой слащавого и в чем-то даже женоподобного. Мне кажется, что такой образ был придуман режиссером неслучайно — слишком уж часто на фанских сайтах встречаются гомосексуальные фантазии, в которых Сэм «любит» Фродо, а Арагорн Леголаса. То есть прямо берет и «любит». Преимущественно сзади. Вот Джексон и решил дать повод для разговоров, а заодно и рейтинг повысить.

Да и хоббиты в фильме совсем как люди. А у Толкиена они совсем другие и это — не случайно. Даже само название происходит от скрещения слов homo (человек) и rabbit (кролик). Это скорее странные зверушки, как Чебурашка. Противопоставив такого «плюшевого мишутку» и Сатану-Саурона, Толкиен достиг самого высокого драматизма. А в фильме хоббиты — это такие же люди, только маленькие. Более того, это настоящие герои фэнтези-боевиков.

В результате, толкиеновский замысел отходит на задний план, а фильм превращается в стандартный экшн со сказочными наворотами, теряется удивительная атмосфера первоисточника. И никакие спецэффекты не способны исправить ситуацию. Тем более, что они сделаны тоже не идеально, а кое-где так просто неряшливо.

Битва в Хельмовой пади смотрится скучно, механистично, а порой просто смешно. Вспомнить хотя бы схватку на мосту (когда Гимли просит бросить его в гущу сражения — ножки коротковаты) или появление эстонских… извините, эльфийских стрелков. Верить в происходящее на экране не хочется совершенно.

Видимо, основная часть денег ушла на создание Голлума. Как раз он выглядит великолепно. Его мимика и пластика заставляют поверить, что перед нами не компьютерная модель, а живой персонаж. Смотришь и горюешь — до чего же актера, аспиды, довели. Что же он, болезный, такое пил? Жаль, что Толкиен не дожил до наших дней – порадовался бы.

Не стоит думать, что «Две башни» вызвали у меня одно лишь раздражение и разочарование. Просто я смотрел этот фильм как лицо заинтересованное, поэтому и реагирую слишком эмоционально. Джексон совершил подвиг, решив экранизировать толкиеновскую трилогию. Учитывая всю сложность материала, огромный объем текста, неоднозначное толкование его разными критиками. С таким же успехом можно было экранизировать Библию. Но Питер почти справился с задачей, почти сохранил настроение и почти сумел донести до аудитории очарование оригинала. Правда – лишь «почти». Но многие зрители все равно узнали о книге только благодаря картине.

А то, что «Две башни» получились скучными — не так уж и страшно. Вторые части часто становятся лишь звеном между великолепным началом и грандиозным финалом.




Автор: Алексей Копцев Фильмоскоп

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net