Мордор на Вейдере

То, что фильм крутой (и не только по нашим производственным меркам), — это безусловно. За последний год наша публика, будучи обманута многочисленными рекламами о "самом навороченном", "самом приблокбастерном", "самом офигительном" фильмах года, за которыми таилась примитивная туфта, поостыла к родному кино. Но "Волкодав" способен если не вернуть, то подогреть патриотическую веру в его скорое величие. У нас тут все — как у взрослых.

14 мая 2008, 09:17
Наконец-то выходит "Волкодав" Николая Лебедева — долгожданный новорусский суперхит, на съемки которого журналистов зазывали еще два с половиной года назад. Премьера этого первого русского кинофэнтези переносилась не раз — то доснимали, то спецэффекты доделывали. Для той части "Волкодава", где действие происходит в древнем деревянном городе, на "Мосфильме" была выстроена грандиозная декорация, которая считается на студии достопримечательностью. Фильм с рекордным для новорусского кино (без участия иностранного капитала) бюджетом в 20 млн. долларов выпускают — как в прошлый раз "Дневной дозор" (2005) — на новогодние каникулы, чтобы его посмотрели, отдав в кассу свои деньги, все затосковавшие от безделья и пьянства зрители. Правда, у него, в отличие от "Дневного дозора", будет конкурент — еще один потенциальный новорусский хит "Жара" (2006), эксплуатирующий популярность героев "9 рота" (2005). Но Волкодав наступает широким фронтом: параллельно появятся компьютерные игры про Волкодава, железно выйдет "Волкодав 2", а по весне канал НТВ должен показать сериал о молодых годах все того же Волкодава. Впечатления от просмотра, однако, остаются двойственными.

То, что фильм крутой (и не только по нашим производственным меркам), — это безусловно. За последний год наша публика, будучи обманута многочисленными рекламами о "самом навороченном", "самом приблокбастерном", "самом офигительном" фильмах года, за которыми таилась примитивная туфта, поостыла к родному кино. Но "Волкодав" способен если не вернуть, то подогреть патриотическую веру в его скорое величие. У нас тут все — как у взрослых.

Рубятся на мечах — натурально и нормально. Развитие действия — в темпоритме Спилберга: вскоре после начала фильма я поймал себя на том, что наблюдаю уже четвертое незабываемое мочилово, причем эпизодов было собственно четыре. Компьютерная анимация? На уровне. Клево. По понятиям.

Сюжет описывать не стану. Ясно, что он сводится к сражению тотального Добра с непроницаемым Злом, от которого зависят судьбы в общем-то всей Земли. "В общем-то" потому, что дело происходит в мире искусственном. Даже не самый подготовленный зритель узнает в нем вымышленный мир древних славян либо родственных им варягов. Волосы у всех хороших героев — светлые. Глаза — если не голубые, то и не темные. А если в их среду затешется положительная брюнетка, то ее прикончат в первом из реально серьезных боев. Впрочем, понятно и то, что в нужный момент эта приконченная непременно очнется, провалявшись всю ночь убиенной и окровавленной, и успеет дать главному герою указание, куда именно надо идти спасать любимую и где гробить врагов. И тут же, по произнесении последнего слова, благородно отойдет. Сей штамп в кино непременен, как луна в последней фазе. Все действия в фильмах жанров триллер, фэнтези и ужас происходят только тогда, когда луна на глазах подсуетившегося кинооператора выходит из-за облаков — такой момент удачно подловил и оператор "Волкодава".

Вывод №1, к которому мы ведем читателя: публика при просмотре этого фильма будет в восторге. Поскольку наконец-то мы — им! В баскетболе — на клубном уровне. В волейболе — на уровне женской сборной. В биатлоне — в эстафетах. И в кино теперь еще. Ура!

Вывод №2, к которому неизбежно придет публика развитая: а у нас свои-то мысли есть?

Смущает то, что "Волкодав" без всяких сомнений и комплексов, без какого бы то ни было постмодернистского юмора содран с "Властелина колец" /Lord of the Rings, The/ и иже с ним. На предмет того, сколько именно цитат из "Властелина колец" можно насчитать в "Волкодаве", вы перед походом в кино можете заключать пари с друзьями — хоть на поп-корн, хоть на последующие суши. Уточнение: я не имею в виду роман-первоисточник Марии Семеновой, который не читал. Если я смотрю экранизацию "Войны и мира" или "Идиота", я естественно сравниваю экранизацию с первоисточником. Но уж делать подобное одолжение отечественному литературному масскульту — извините. В конце концов, кино есть кино. Я оцениваю именно то, что вижу на экране, а не роман, по которому фильм якобы снят.

Итак, про цитаты из "Властелина колец". В фильме есть Черные всадники. Есть девушка-воительница, считай что Йовин. Есть характерные для всякого, кто видел "Властелина", остро заточенные горы с подземельями. Есть между ними (во "Властелине", внутри них) держащиеся на честном слове каменные мосты, которые, ясен пень, начнут в конфликтный момент разборок обрушиваться. Есть свой Мордор — кошмар всея Руси и не только: земля необетованная.

Смешнее, однако, то, что в фильме есть и свой Дарт Вейдер — тут уже, знамо дело, речь о "Звездных войнах" /Star Wars/. Дарта Вейдера в омерзительном нечеловечьем шлеме, с механическим предплечьем, заменяющим отрубленное (цитата), с механическим страшным басом из уст (совсем уже цитата), зовут саморазоблачающимся именем Жадоба. В "Звездных войнах" был, кстати, мерзопакостный персонаж по имени Джаба с отчетливо жабской внешностью: выходит, этого плохого, из "Волкодава", вылепили из двоих — Вейдера и Джабы?

Еще забавнее то, что режиссер Николай Лебедев явно смотрел в своей жизни не только "Властелина колец" и "Звездные войны". И все, что смотрел, тоже применял к действию. Когда из разрубленного человека хлещет фонтан крови-клюквенного сока — это, понятно, цитата из Тарантино и, уважу насмотренность режиссера Лебедева, Такеши Китано, особенно из "Затоiчи" /Zatoichi/ (2003). Когда зловещий туман выхватывает по одному и уничтожает наших славных бойцов — не цитата даже, а воровство из "Тумана" /Fog, The/ (1980) Карпентера. Наиболее избранные из наших стреляют при этом из луков по супостатам, в точности как стреляли эльфы во все той же экранизации "Властелина колец".

Когда главный герой в исполнении Александра Бухарова (вот уж, право, открытие фильма!) заживляет свои раны — он Терминатор. Впрочем, так же скоро заживали кровавые раны на руках Натальи Бондарчук в "Солярисе" (1972) — не только же голливудчину смотрел Лебедев. Когда герой ловко сражается с помощью шеста с не самыми плохими разбойниками (чтобы их не покалечить, но поучить) — он типичный герой Марка Дакаскоса из французского "Братство Волка" /Pacte des loups, Le/ (2001).

Правда, Волкодав творит все свои подвиги не только ради абстрактной идеи наказания зла, но и во имя государыни, которую обороняет. То есть ради современной русской национальной идеи, которая обязательно предполагает верность избранному правителю.

Тем не менее, возрадуемся тому, что у нас появился режиссер, который не зациклен на собственном таланте, а смотрит чужое — и при этом зарубежное кино. Нам нужны такие режиссеры. Они привнесут в роскино недостающий ему профессионализм. Ура-ура.


Автор: Юрий Гладильщиков Фильм.ру

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net