Последний герой

Заключенным поставили задачу: построить за полтора года отрезок железной дороги, по которой японские войска должны с ветерком проехать в Индию и завоевать ее. В начале 40-х у руководства Страны восходящего солнца были еще самые радужные перспективы относительно грядущего миропорядка.

14 мая 2008, 09:19
Оставь надежды, всяк желающий увидеть кроваво-патриотическую мясорубку в стиле «Рядового Райена» или героическую историю а-ля «Война Харта». «Последняя война» хоть и повествует о второй мировой, но боевых действий здесь фактически нет. Если вдуматься, то кино даже и не о войне, а скорее о прописных истинах христианской этики. Понимаю, что фраза звучит не слишком обнадеживающе, но спешу успокоить: создателям фильма удалось обойти какое-либо дидактическое начало.

Титры предупреждают сразу: «Последняя война» основана на реальных событиях, и в ее основу легли мемуары капитана Эрнеста Гордона, вышедшие еще в 1962 году под заголовком «Через долину реки Квай». После того как в 1942 году англичане сдали Сингапур японской императорской армии, шотландский Аргайлский полк почти в полном составе, включая всех офицеров и даже подполковника Маклина, попал в плен, в лагерь Канчанабури, затерянный в джунглях Таиланда.

Заключенным поставили задачу: построить за полтора года отрезок железной дороги, по которой японские войска должны с ветерком проехать в Индию и завоевать ее. В начале 40-х у руководства Страны восходящего солнца были еще самые радужные перспективы относительно грядущего миропорядка.

Штабные чины начали вспоминать Гаагскую конвенцию о законах и обычаях войны, строить планы побега, а рядовой состав оказался практичнее — солдаты начали прикидывать перспективы на выживание. Потому как довольно быстро поняли, что бежать из джунглей просто некуда. Любой местный крестьянин сдаст беглеца за плошку риса. А у японской ВОХРы отношение к своему контингенту специфическое. Чуть что — расстрел. Для них шотландцы стопроцентные предатели, поскольку не предпочли позору смерть, как предписывают каноны бусидо.

Но и выжить в лагере — задача не из легких. С утра до вечера надо работать, чтобы получить свою пайку. Надо не забывать кланяться охране и соблюдать малопонятные восточные традиции. Надо умудриться не подхватить какую-нибудь экзотичную лихорадку. Так что не зря ударную стройку японского империализма окрестили «Дорога смерти». Впоследствии оказалось, что в джунглях навсегда остались около 16 тысяч союзных военнопленных и около 80 тысяч аборигенов тех мест.

После гибели подполковника Маклина главным идеологом побега стал майор Кемпблелл. Впрочем, его идея не нашла поддержки. Рядовые солдаты потянулись к капитану Гордону, бывшему студенту, который до войны мечтал стать учителем. Чтобы хоть как-то отвлечься от ежедневной борьбы за жизнь, он открыл прямо в лагере свой «университет джунглей», где все желающие могли слушать разнообразные лекции гуманитарной тематики.

«Последняя война», пожалуй, один из самых необычных зарубежных фильмов о Второй мировой, который мне довелось посмотреть. Начать хотя бы с того, что здесь начисто отсутствует даже самый легкий налет пафоса. Это, что называется, «солдатская правда», которая по настроению оказалась очень близка к воннегутовской «Бойне номер пять».

Таким же нестандартным оказался и подход режиссера Дэвида Каннингэма. Фильм снимался в джунглях Таиланда, где он построил макет лагеря в масштабе 1:1 при помощи только одной камеры. Мало того, все эпизоды снимались в линейном порядке — что совсем нехарактерно для творческого процесса. В связи с этим случались и определенные казусы: после нескольких съемочных дней костюмерам пришлось срочно перестирать костюмы актеров, чтобы униформа только что прибывших (согласно хронологии фильма) шотландцев не выглядела чересчур грязной.

В общем, при минимуме затрат (спецэффектов, как и громких имен, здесь нет) фильм производит впечатление цельной и очень искренней работы. Актерская команда подобралась под стать своим героям — имена и тех и других практически ничего не скажут. Из более-менее узнаваемых можно отметить Роберта Карлайла (майор Кемпбелл) и Кифера Сазерленда (лейтенант американской армии Риардон).

Положительное впечатление портит разве что отвратительнейший перевод. Мастерству малограмотных толмачей, а точнее, глубинам их цинизма можно лишь позавидовать. Уже в самом начале фильма в адрес пленного янки прозвучала фраза «он был американцем и немного онанистом». Окститесь, уважаемые, в оригинале он все-таки «немного туповатый американец».

В общем, из боевиков «Последнюю войну» следует вычеркнуть раз и навсегда. Это все-таки что-то из области психологической драмы. Хотя грешно такую формулировку применять к экранизации мемуаров бывшего военнопленного.

Автор: Дмитрий Умбрашко Фильмоскоп

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net