Добрый Гарри в черном свете

Взрослые на удивление хором ворчат на вторую серию "Гарри Поттера". Мол, жестокости много, а искренности мало, одна компьютерная зараза. Все так, но будто делать им больше нечего. Кто-то должен вступиться за малолеток, которым перепал дорогой новогодний подарок.

14 мая 2008, 09:21
Содержание, надеюсь, пересказывать не будем? Не будем. Все то же самое: из плохой семьи хорошему сиротке надо сначала попасть в волшебную страну, полетать по небу, а потом вместе с верными друзьями совершить подвиг по спасению доброго волшебства от злого, для чего непременно влезть в страшное подземелье и зарубить дракона. Как все это называется — "Хогвартс", "Гриффиндор", "Салазар Слизерин", "Добби", "маглы", "грязнокровки", "василиск", "мандрагора" и пр. — малолетки все равно знают лучше нас, и в принципе это неважно. Конечно, ничего нового Джоан Ролинг не сочинила. Она не сочинила даже ничего оригинального, своего, будто нет ее, чему свидетельство — моментально расплодившиеся анонимные подражания. С другой стороны, можно только порадоваться за все-таки живую молоденькую женщину, которая быстро и самостоятельно разбогатела, а вместе с экранизацией еще и замуж вышла, и второго ребеночка родила. Потому что она честно отработала одну простую вещь. Не скрывая заимствований, Ролинг систематизировала и свела вместе все, что малолетки обожают и выискивают в любых сказках народов мира — волшебные превращения. Тут и медуза Горгона, и птица Феникс, и Георгий Победоносец, и спящая красавица, и "свет мой, зеркальце, скажи", и "я не волшебник, я только учусь", но одной общей, намеренно простейшей схемой она все это завела, как моторчик, и теперь превращения могут множиться беспредельно.



В первой серии прелестью был сам общий уклад, как он выглядит воочию. Красивый замок и его быт, во что они все там одеты, какие у них лица и отношения, принцип действия волшебной палочки, реализация полетов на метле, оживание натюрмортов — шляп, зеркал, шахматных фигур. Во второй серии прелесть — в уточнениях уклада. Мало того что мраморные лестницы свободно передвигаются от одного коридора к другому, но когда поднимаешься по этой лестнице, все картины на стенах подмигивают и сочувствуют. Фотографии в альбомах оживают, вечные очки Гарри, разбиваясь, срастаются, книжка, написанная симпатическими чернилами, может выдавать ответы, если впишешь в нее вопрос. Прежде только свечи висели в воздухе, теперь по воздуху летает праздничный торт, а посудная щетка сама моет сковородку. Мечта домохозяек. Муниципальный транспорт разросся: к волшебному экспрессу добавился летучий порох и летучий "ушастый запорожец" со множеством приколов. Игра в квиддич усовершенствована. Она была одной из лучших в первой серии, а теперь еще гонки идут не в чистом небе, а под стадионом с балками, поворотами и вредным мячом-вышибалой. Рассматривать можно больше. Короче, приятные дополнения коснулись всех волшебств, хотя, конечно, тоже не скрывают заимствований и далеко не все стали шедевром компьютерной графики. Добби стал, а василиск не стал. Зато есть над чем поработать.



Учитывая, что третья серия уже в запуске, а четвертая выйдет в 2005 году, можно заметить также некий "персональный" уклон "Гарри Поттера и тайной комнаты". Взрослый режиссер Крис Коламбус, уже зная, что надоело, и найдя себе смену в лице Альфонсо Куарона, оторвался на "черном юморе". Когда Ролинг писала вторую книгу с готическим уклоном, это все на словах, а вот натурализм мелкой слизистой пакости, которой теперь рвет рыжего Рона, дохлая кошка крупным планом, паучки безразмерные, наконец, василиск и также все подробности сортирных и больничных происшествий — это уже чисто киношная специализация. Кровушка потекла, и свидетельствует она, что не так уж волшебные превращения безобидны. У них тоже есть свои планки, которые надо преодолевать. Например, совсем малых детей водить на вторую серию уже не следует, то есть как бы хочешь продолжения — сам тоже подрасти. Чтобы было не страшно и не противно, а по-прежнему интересно, публике надо взрослеть вместе с персонажами.



Этот принцип развязывает руки взрослению малолетних исполнителей (Дэниэл Рэдклифф подрос особенно сильно, но что будет, когда резко вытянется Эмма Уотсон?), а, кроме того, создает общий интерес к развитию проекта. Как бы ни был написан "Гарри Поттер и узник Азкабана", Альфонсо Куарону теперь надо придумывать свой собственный "уклон", который бы логично продолжил историю волшебства в современности. Что может быть после "мягкого юмора" ("Гарри Поттер и философский камень") и "черного юмора" ("Гарри Поттер и тайная комната"), трагическое веселье или едкая сатира? Вот погадаем.



Из мелких прелестей остается упомянуть, что Джейсон Айзекс в новой роли "опасного" Люциуса Малфоя так вписался в белый парик и пристальный взгляд, что уже переплюнул "первосерийную" опасность в лице Снейпа Алана Рикмана. Кстати, именно Айзекс — тот единственный, с кем уже заключен договор на четвертую серию, где пока даже режиссер неизвестен. И хорошо, что много крупных планов Дамблдора умершего Ричарда Харриса. Они выглядят грустной данью почета и уважения, так что было бы неплохо, если бы следующего Дамблдора, на которого под Рождество, по слухам, утвердили сэра Йена МакКеллена, гримировали максимально похоже. Очень здорово, что появился флэшбек — "предыстория тайной комнаты 50 лет назад". Это новая и полезная для малолеток интеллектуальная операция.



В целом компромиссный характер самой идеи "Гарри Поттера" можно если не приветствовать, то, во всяком случае, не мешать ему жить. Можно, можно идти на такой компромисс между схемой и выдумкой, плагиатом и добротностью, дисциплиной и хулиганством. Взрослым пора осознать то, что малолетки чувствуют инстинктивно.

Автор: К. Тарханова Фильм.ру

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Loading...

информация

Еще на tochka.net