Таких не берут в космонавты

Винсент Фримэн — человек из будущего, зачатый родителями в любви, вынужден всю жизнь страдать из-за того, что сформировался не в пробирке, а естественным образом — в утробе матери, чего нельзя сказать о его младшем брате Энтони — идеальном воплощении генетического совершенства. Многолетнее соперничество с братом развивает у Винсента комплекс неполноценности, но не избавляет от главной цели — полететь когда-нибудь в космос.

14 мая 2008, 09:22
Винсент Фримэн — человек из будущего, зачатый родителями в любви, вынужден всю жизнь страдать из-за того, что сформировался не в пробирке, а естественным образом — в утробе матери, чего нельзя сказать о его младшем брате Энтони — идеальном воплощении генетического совершенства. Многолетнее соперничество с братом развивает у Винсента комплекс неполноценности, но не избавляет от главной цели — полететь когда-нибудь в космос.

И хотя Винсент прекрасно осознает, что его никогда не возьмут в астронавты, он все же решает попробовать. Дабы воплотить мечту жизни, ему необходимо проникнуть в Гаттаку — корпорацию будущего, где властвует привилегированная каста идеальных людей, зачатых и рожденных искусственным путем. Сначала он нанимается туда простым уборщиком помещений, а потом находит себе двойника Джерома: присваивает его имя, подделывает документы и покупает у него идеальные анализы, по которым и проходит отбор в элитный отряд. Повсеместный учет и контроль на компьютерно-молекулярном уровне не останавливают Винсента/Джерома, хотя даже случайно потерянная ресничка может его разоблачить.

Дебют уроженца Новой Зеландии Эндрю Никкола интригует уже начальными титрами, которые украшают имена европейских мэтров – английского композитора Майкла Наймана и польского оператора Славомира Идзяка, чье присутствие всегда гарантирует определенный уровень качества. И какое-то время фильм, являющий собой нечто близкое антиутопии (или же футуристической драме), оправдывает ожидания, — не пытается заигрывать со зрителем и не идет на поводу у моды.

Gattaca напоминает первый фильм Джорджа Лукаса «THX-1138» (1971), снятый даже по тем временам за сравнительно небольшие деньги (0,75 млн. долл.). Николл, к этому времени уже продавший в Голливуде сценарий «Шоу Трумана», располагал 36 млн. долларов. Однако для того чтобы придумать и создать иную реальность вовсе не обязательно было иметь такие средства (что в том же году доказал Даррен Аронофски в своем дебюте «Пи», с бюджетом 0,06 млн. баксов).

Николл же на выделенные миллионы снял кино будто бы страдающее агорафобией и по этой самой причине редко покидающее помещение. К концу века за счет стремительно совершенствующихся сцецэффектов жанр фантастики резко рванул вперед. Никкол же попытался удержаться на старом багаже, сделав ставку на оператора и художника, ограничив свои визуалистские притязания бытовыми интерьерами и двумя-тремя вполне заурядными павильонами, призванными воплотить образ будущего.

«Гаттака» появилась, когда фантастические блокбастеры уверенно утвердились на лидирующих позициях хит-топов: по итогам 1997-го года призовые места поделили между собой «Титаник», «Люди в черном» и «Парк Юрского периода-3». На их фоне «павильонный футуризм» Никкола отдает некоторой архаикой, как будто фильм снят не за три года до наступления XXI века, а, по меньшей мере, на заре компьютерной эры, еще до появления «Звездных войн», благодаря которым кинофантастика сильно прибавила в зрелищности. А ведь именно она, зрелищность, всегда была самым привлекательным элементом данного жанра.

Никкол перебрался в Голливуд одновременно со своим соотечественником Питером Джексоном. В 2002-м, когда у того триумфально по всему миру шла первая часть «Властелина колец», Никкол выпусти свою вторую картину, «Симону», которая окончательно убила у продюсеров желание связываться с этим островитянином. Настолько много судьба дала Джексону, сделав его «королем мира», настолько немилосердной оказалась к Никколу, оба фильма которого сокрушительно провалились. Мрачность «Гаттаки» не способствовала большим сборам: в мировом прокате она не смогла отбить и половины затрат.

Дефицит зрелищности никак не компенсировали актеры. Выбранный на главную роль Этан Хоук не харизматичен и вообще мало обаятелен, удивительно, как с такими данными ему удалось сделать карьеру в Голливуде. Он явно проигрывает своему визави — Джуду Лоу. Британец куда реже появляется на экране, однако интригует сильнее благодаря ярко выраженному отрицательному обаянию.

Не нашел в фильме отражения и роман Хоука и Умы Турман, которая играет здесь девушку Айрин, симпатизирующую Винсенту. Ее роль оказалась настолько куцей на уровне драматургии, что любимая актриса Тарантино предстала совершенно безэмоциональной «селедкой». Никакого электричества и томных взглядов не наблюдается и между реплик, и это притом, что оба играют латентных влюбленных. А ведь тесно пообщавшись (наверно, все же за пределами съемочной площадки), Хоук и Турман через некоторое время зарегистрировали брак.

Автор: Малоv Фильмоскоп

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net