Будто благородством намазаны

«Господа офицеры: Спасти императора» – монархический боевик, без вдохновения слепленный по лекалам «Неуловимых мстителей», «Шестого» и «Достояния республики».

14 мая 2008, 09:25
Поймав неудачно забежавшего в лесок пописать комиссара и не без филологического изящества поиздевавшись над ним («Я уполномоченный ЧК» – «Упал намоченный?»), белые офицеры узнают, что большевики перевезли Николая II с семьей в Екатеринбург. Решение вырвать из красного плена государя-императора принимается немедленно – ничего, что до Екатеринбурга семьсот километров, и преодолеть их в целях конспирации неплохо бы пешком.



Заручившись поддержкой командования, штабс-капитан Давыдов (Олег Фомин) немедленно набирает зондер-команду из восьми человек, где каждый участник (по тому же приблизительно принципу, что и в фильме «Люди Икс») обладает каким-нибудь полезным для дела умением.
Прапорщик Лодзинский изобретательно взрывает практически все, до чего доходят руки. Капитан Васнецов способен хоть в одиночку ходить в психическую атаку на вражеские окопы. Сыгранный Маратом Башаровым поручик в нехарактерно гусарском для XX века мундире славится бедовостью. Его приговорили к расстрелу за то, что он не возражал, пока два его товарища стреляли по мечущимся по полю в белье приятельницам-проституткам, однако не стерпел, когда те обозвали женщин «шлюхами», и зарубил военнослужащих саблей. Красная разведка не дремлет, и в окрестностях Екатеринбурга разведчикам готовит прием демонический комиссар-туберкулезник.

Члены семьи Романовых появляются на экране только в подернутых сепией снах и галлюцинациях Давыдова (княжны в белых платьях танцуют в беседке, посыпая себя лепестками, а мимо проезжает сам штабс-капитан на лошади), и операция по их спасению заканчивается провалом. Хотя перед премьерой режиссер Олег Фомин так настойчиво открещивался от каких-либо совпадений сюжета с историческими реалиями, что можно было бы ожидать каких-нибудь приятных концептуальных сюрпризов типа эпилога, где спасенный царь в светлой печали гулял бы по Плас-Пигаль.



Однако перед нами не такой уж редкий как в кино, так и в жизни случай, когда собственно процесс оказывается занимательнее результата.
Поход предсказуемо оборачивается для героев чередой аттракционов, включающих, помимо перманентной стрельбы, конные погони, попадание в качестве товара на что-то вроде импровизированного невольничьего рынка и бег по крышам вагонов несущегося на полном ходу поезда.

Даже тот скучный и не внимающий порывам души человек, которому не довелось бегать по крышам паровозов лично, наверняка ощутит в эти минуты трепет узнавания и не ошибется. По примеру создателей недавнего военно-фантастического фильма «Мы из будущего» авторы хорошенько покопались в сокровищнице советского госфильмфонда, кое-что слямзив там и сям. Паровоз приехал к нам прямехонько из вестернов про Гражданскую войну, экстравагантный бандитский атаман Красовский немедленно признал бы себя в коллеге, сыгранном Игорем Квашой в «Достоянии республики», а привычку красиво умирать в режиме замедленной съемки под лирическую музыку герои переняли из «Шестого».



Правда, в связи с новыми веяниями во взглядах на российскую историю, радикально смещены акценты.
Прежде ходившие в сатрапах белые офицеры в основной своей массе источают столько благородства, что, будь оно пищевым маргарином, его щедро можно было бы намазывать на хлеб. Их образы столь стереотипны (герои «Дней Турбинных», откуда, кажется, были одолжены специфические армейско-дворянские повадки, все-таки менее однозначны), что кажутся лубочными и оттого подозрительными. Это как если бы некий шпион, доверившийся по глупости и лени устаревшим агентурным данным, явился в сегодняшнюю Россию и первым делом, чтобы уж точно сойти за своего, двинул на Манежную в красной косоворотке с ангажированным из зоопарка медведем и связкой баранок на шее – на всякий пожарный. На контрасте с ангелоподобными спасителями царя представители Красной армии смотрятся довольно богомерзко, и здесь сценаристы особенно вдумчиво подошли к национальному вопросу.



В арестованном в прологе бедолаге затруднительно не признать семита, туберкулезный комиссар носит сравнительно прибалтийскую фамилию Бетикс, а в прислужниках у него состоит отморозок, который хоть и впервые открывает рот за пять минут до финала, по виду самый что ни на есть китаец.
Русак в этой компании только один, да и тот так быстро перескакивает из одного лагеря в другой, что становится понятно, что для русских простолюдинов вопрос веры и отечества не представляется принципиальным.

Мимоходом дается понять, что упомянутый китаец лично расстреливал царя, и в таком сенсационном предположении есть креатив, хотя и довольно жидкий. Создателям «Мы из будущего», по крайней мере, хватило фантазии расцветить классику путешествиями во времени, тогда как Олег Фомин передрал все подчистую. Подойди он к процессу более творчески, кино, может, было бы как кино, а не как плохонькая калька, которой, как прямолинейно скопированной на офисном ксероксе тысячерублевой купюре, цена невелика.



Автор: Сергей Синяков Газета.ру

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net