Илья Стогоff “1 000 000 евро, или Тысяча вторая ночь 2003 года”

В 1845 году Некрасов с Белинским собрали единомышленников и выпустили альманах “Физиология Петербурга”, где с предельной дотошностью описали быт Северной столицы: сонмища чиновников, угрюмо спешащих

В 1845 году Некрасов с Белинским собрали единомышленников и выпустили альманах “Физиология Петербурга”, где с предельной дотошностью описали быт Северной столицы: сонмища чиновников, угрюмо спешащих в департамент; облезлые фонтанчики, из которых по капле выходит вонючая зеленая жидкость; меблированные квартиры – прототипы нынешних питерских коммуналок. “Физиология” была первым опытом проблемной журналистики.

Полтора века спустя появился Илья Стогоff – журналист-фрилансер, активный автор большинства питерских газет, магистр богословия и автор претенциозного, но искреннего романа “Мачо не плачут”, в котором вывел себя нарицательным персонажем – вечно пьяным, похотливым и по-детски простодушным полумаргиналом с неизменной бутылкой “Балтики № 7”.

Со времен “Мачо” Стогоff изрядно остепенился, однако его журналистская наглость стала приобретать пугающие масштабы. К юбилею Петербурга, видимо в пику модному Бегбедеру с его “99 франками”, он написал роман “1 000 000 евро” – новый альманах, на этот раз уже не “Физиологию”, а больше психопатологию Петербурга – очерки о тараканах, что копошатся в голове питерского жителя, написанные ослепительно желтым языком.

“1 000 000 евро” – псевдодетектив, псевдороман, псевдосоциология – при ближайшем рассмотрении оказывается ворохом вырезок из газет типа “СПИД-инфо” и “Совершенно секретно”. Сквозь текст книги просвечивают крикливые заголовки, вроде “Шаманы вуду замочили скинхэда”, “Логово мутантов в питерском метро”, “В Летнем саду зарыто золото тамплиеров“, “Ужасающая тайна шаверменного бизнеса”. Всё это окрашено неповторимой “иронико-эпической” cтогоffской стилистикой: “Опечаленный пришел Тарас, сын Сидоров, в расположение части, но он был молод, гормоны булькали у него в крови, а Эльза была юна и златокудра, так что вскоре журналист всё равно начал бегать на свидания в лесок“. И такой же неповторимый – искренне-надрывно-стёбовый тон: “Он был глухонемым, а у нее не было правой ноги. И любви сильнее, чем их, не знал мир”.

И всё было бы прекрасно – поп-арт от “Европы плюс”, современная физиология и психопатология, – если бы Стогоff не затёр все имеющиеся у него приемы до дыр. Но для читателя, не знакомого с более ранними произведениями Стогоffа, “1 000 000 евро” будет очень интересен.

По материалам Книжная витрина  (В. Иткин).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net