Кэти Акер “Большие надежды” (Great Expectations)

О Кэти Акер (Kathy Acker), одной из самых ярких личностей контркультуры ХХ века, у нас заговорили не так давно, уже после ее смерти от рака в 1997 году. Всё началось с антологии европейского

О Кэти Акер (Kathy Acker), одной из самых ярких личностей контркультуры ХХ века, у нас заговорили не так давно, уже после ее смерти от рака в 1997 году. Всё началось с антологии европейского авангарда под названием Locus Solus, затем на русский язык перевели ее романы “Киска, король пиратов” и “Большие надежды”.

Плоть от плоти постмодернизма, литературная диверсантка Акер дерзко строит свои повествования на явных и скрытых цитатах, от ее страстных провоцирующих интонаций захватывает дух. Откровенные заимствования из классиков, начиная с Диккенса и де Сада и заканчивая Уильямом Гибсоном (William Gibson), провоцируют обвинения в плагиате. Акер, этот хакер от литературы, возражает: я не занимаюсь плагиатом, я – присваиваю. То есть пользуюсь чужим материалом, а не выдаю его за свой. В ее книгах смешано множество жанров: автобиография, порнография, детектив, научная фантастика (в свое время Акер оказала немалое влияние на киберпанк). Эти жанры под ее ножницами превращаются в исповедь-пытку. Она пишет откровенно о запретном: сексе, насилии, безумии, власти. Но это не более чем провокация. Читатель, ты хотел грязного белья, откровенных признаний? Ну что же, ты их получишь…

“Большие надежды”, написанные еще в 1982 году, – “самый выдающийся и революционный роман Акер”, по словам критиков. История его героини (роман написан от первого лица) предстает в декорациях, заимствованных у Чарльза Диккенса, Германа Мелвилла, Бена Джонсона, Марселя Пруста и безымянных сочинителей бульварных романов.

В контркультурных кругах книга наделала шуму. Сюжет ее разорван, запутан, местами безумен, центр повествования постоянно смещается. Стиль представляет собой гремучую смесь всех стилей, которые родила литература. Сквозь нагромождение изощренных словесных трюков и искусно переплетенных классических цитат чуть брезжит история героини – девушки, рано потерявшей отца и мать и самоутверждающейся в разнузданных сексуальных похождениях. Роман напоминает видеоклип в стиле панк: бешено мелькают перед глазами богемные сборища, вакханалии интеллектуалов; лирические картины детства сменяются брутальными эротическими фантазиями... – и всё сдобрено афоризмами типа “Искусство – это усовершенствованное насилие”. Не то бред доведенного до отчаяния обитателя мегаполиса, не то новая, “панковская” редакция какого-нибудь из романов Генри Миллера (Henry Miller).

Это яростная, жестокая, ядовитая проза, эстетская и радикально неполиткорректная. От автора, игнорирующего общепринятые идеалы, вежливость и хороший вкус, не сглаживающего острые углы. Для тех, кто не боится испытать культурный шок и узнать о себе много нового...

При написании рецензии были использованы материалы: Книжное обозрение (Артур Корсаков), Вавилон  (Александр Скидан).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net