Олег Зайончковский “Петрович”

В 2000-е годы русская литература наконец начала выбираться из закоулков ирреальности, чернушного натурализма и уже порядком приевшихся литызысков и философствований. Конечно, постмодернизм не скоро

В 2000-е годы русская литература наконец начала выбираться из закоулков ирреальности, чернушного натурализма и уже порядком приевшихся литызысков и философствований. Конечно, постмодернизм не скоро сдаст позиции, и его поклонники не останутся без внимания своих любимых авторов. Но всё чаще в шорт-листах престижных литературных наград оказываются реалистичные тексты. Как в кулинарии: хочется попробовать все мыслимые и немыслимые блюда, коктейли, десерты, но все равно мы возвращаемся к чему‑то по-простому вкусному, знакомому и любимому с детства. 

Если вы сохранили хоть немного приятных воспоминаний о детстве, отрочестве, юности и вам хочется снова пережить все как в первый раз, то книга Олега Зайончковского – это то, что вам нужно.

“Петрович” написан в духе произведений раннего Льва Толстого, Паустовского, Катаева, Каверина. Главный герой – мальчик Петрович (почти как Дядя Федор из Простоквашино). Автор метко и остроумно открывает нам внутренний мир ребенка. Если вам кажется, что дети не умеют анализировать, философствовать, рассуждать, – вспомните свои первые победы, поражения, трагедии (конечно же, вселенского масштаба) и свою самую первую, самую нежную и самую, как тогда казалось, глубокую любовь… Разве можно сказать, что в детстве все было не так серьезно, как сейчас?

Первая же фраза романа погружает нас в мир воспоминаний, в 1980-ые годы: “Сколько врагов себе нажил старый, глупый СССР этой ежеутренней трансляцией гимна. Сколько теплых голых тел, сплетенных в нежнейших союзах, содрогались в постелях при первых его раскатах, возглашавших «союз нерушимый», и так далее...” И тут же мы знакомимся с обитателями дома Петровича: дедом Генрихом и его женой Ириной, их сыном Петром и его женой Катей.

Легко догадаться, что “Петрович” – это семейная хроника. Четко прорисована историческая линия: Петрович обожает рассматривать старые семейные фотографии и слушать истории Генриха о начале ХХ века, гражданской войне, репрессиях, Великой Отечественной войне, оттепели. “Они двое, стар и млад, закрывались в комнате и садились рядом, как два живых листочка на генеалогическом древе… Генрих делал пояснения бесстрастным закадровым голосом, каким только и надо комментировать историю”. Каждая фотография – это маленькая история, иногда забавная, иногда лиричная, иногда драматичная и всегда очень жизненная.

Подобные эпизоды придают повествованию оттенок интимности, доверительности. Зайончковскому (как и Улицкой, Петрушевской и Садур) удается не впасть в слащавый сентиментализм – писатель всегда слегка ироничен. То, что повествование ведется не от первого лица, делает текст более объективным, отчетливым и ярким.

Как и в любой семейной хронике, в этой есть истории любви и размышления о том, что действительно ценно для человека. Вся книга подсвечена особенным сиянием юмора, легкой ностальгической грусти и простой человечности.

“Петрович” уже получил признание российской критики: вошел в шорт-лист “Национального бестселлера-2005” и в лонг-лист самой престижной литературной премии “Букер – Открытая Россия-2005”. Получит ли роман заветную награду – пока вопрос, но e‑Motion за него отчаянно болеет. 

Резюме: идеальная книга для отдыха. И для того, чтобы вспомнить, как всё начиналось.

Катерина Гичан

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии (4)

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net