Хосе Карлос Сомоса “Афинские убийства, или Пещера идей” (La caverna de las ideas)

Кто сейчас помнит, что колыбель современной цивилизации – не Америка, а Греция, и что так любимая во всем мире демократия – изобретение не ковбоев, а одетых в туники, загорелых и атлетически

Кто сейчас помнит, что колыбель современной цивилизации – не Америка, а Греция, и что так любимая во всем мире демократия – изобретение не ковбоев, а одетых в туники, загорелых и атлетически сложенных эллинов? Ученые наводнили полки библиотек скучными академическими трудами, увлекательных же книг об античности очень мало. Поэтому роман испанского писателя Хосе Карлоса Сомоса (Jose Carlos Somoza) “Афинские убийства, или Пещера идей” занимает высокую ступеньку в моем личном рейтинге – в этой книге предстает живая Греция с повседневной жизнью ее обитателей.

Действие романа разворачивается в Афинах после Пелопонесской войны. Позади эпоха расцвета театра Эсхила, Софокла и Еврипида, уже создан Парфенон и скульптурные шедевры Фидия, уже выпил цикуту ничего не знающий мудрец Сократ, уже существует платоновская Академия.

С Академией и связаны события романа. В лесу находят зверски изуродованный труп ученика Академии, как будто его растерзали волки. Диагор, наставник юноши, не верит в официальную версию. Он предпринимает собственное расследование, для чего нанимает Разгадывателя Загадок Гераклеса. В результате напряженных умственных усилий этим двум почтенным мужам, казалось, удается распутать клубок убийств и найти преступника, который даже признает свою вину. Однако череда убийств не прекращается – теперь жертвами становятся крестьяне. Разгадыватель Загадок начинает подозревать, что в Элладе орудует целая группа серийных убийц…

Так бы и остался роман “Афинские убийства” просто увлекательным историческим детективом, если бы не один оригинальный авторский ход – дать слово Переводчику, нашему современнику, тому, кто читает и толкует рукопись несколько тысячелетий спустя. Переводчик в прямом и переносном смысле присутствует в книге, сначала – в примечаниях, потом – уже на страницах романа. На выделенном ему книжном пространстве он рассуждает, описывает свою жизнь, разговаривает с персонажами, – в общем, ведет себя как литературный герой. Хотя именно с переводчиком отождествляет себя читатель. В итоге, мы, именно мы, чувствуем то же, что и герой одного из рассказов Борхеса: после всех жизненных свершений понимает, что он кому-то снится, что он – лишь плод воображения, персонаж книги!

Сюжетная линия, связанная с образом Переводчика, скорее привлечет любителей поэтологических штудий, дав им возможность порассуждать об авторе, герое и сюжете, об искусстве как знании или развлечении.

От себя добавлю, рецензент книги – тот же Переводчик, то есть “человек, который пытается разгадать тайну написанного на другом языке текста”, и который должен отдавать себе отчет, что “слова ведут лишь к новым словам, а мысли – к новым мыслям”. Поэтому, дабы не переусердствовать, я прекращаю множить мысли и слова и призываю читателя обратиться к оригиналу, то есть к книге Сомоса.

Ксения Владимирова

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net