Обитаемый остров. Схватка: Какой же ты у меня лапочка

То чего многие так ждали - свершилось. Мир увидел вторую часть «Обитаемого острова». Новое творение самого «модного» режиссера России Федора Бондарчука. Режиссера, который знает что нынче в моде, что следует носить, что слушать и, разумеется, что смотреть.

24 апреля 2009, 17:32
Вот только если первая часть его фильма казалась просто неудачей, то вторая - имеет шанс стать самым неоднозначным российским фильмом последних лет. И если какие-то страшные силы затянут вас на это кино, усадят в кресло, всучат в руки поп-корн и приставив к голове пистолет, заставят высидеть все два часа данного творения - будьте готовы, и ни в коем случае не забывайте: вы смотрите не совсем фантастическую сагу, вы смотрите нечто, значительно большее.

И об этом большем, режиссер то ли неосознанно, то ли умышленно спешит нам сообщить как можно быстрее. Буквально, с первых кадров, неподготовленного зрителя ожидает настоящий эстетический шок. Два здоровых накаченных парня, похожих скорее на стриптизеров элитного клуба, чем на спасителей мира, на розовом танке изображают некое подобие драки. После чего один из них, именуемый Гаем, клянется второму в верности и бросается к нему в объятия.

Если вы думаете, что на этом тема нетрадиционной сексуальной ориентации будет закрыта и все увиденное ранее можно будет списать на вашу больную фантазию, вы ошибаетесь. Режиссер Бондарчук, намериваясь снять «самый крутой фильм мира», решил позаимствовать все лучшие перлы не только из картин фантастической тематики, но и из голливудских хитов последних лет. Среди которых, как оказалось, Федору Сергеевичу больше всего запала в душу «Горбатая гора».

Именно фильм о двух ковбоях-гомосексуалистах вспоминается большую часть экранного времени. И в тот момент, когда Гай в исполнение Петра Федорова выкрикивает главному герою в исполнение Василия Степанова: «Я идиот! Но я твой идиот!» становится и вовсе не по себе. Да еще и Степанов, в этот момент, держит в руке загадочной формы рычаг и изображает томные мучения. Так и кажется, что вот-вот он сорвет с себя свой красный комбинезон и начнется уже какое-то другое, совершенно не массовое кино.

Тем более, белокурый красавец Василий Степанов вообще, до ужаса, напоминает актера софт-порно, подрабатывающего на досуге возле шеста. Каждое изображение мысли дается ему с трудом, каждая улыбка кажется обработанной в фотошопе вырезкой из гламурного журнала. Зато когда он поправляет свои белокурые локоны – «Спасатели Малибу» отдыхают.

Все надежда, конечно же, остается на Раду Гаал, к которой главный герой вроде как испытывает некие чувства. И даже верится, что это чувства любви. И что все те сцены с Гаем, это просто, такая себе, дань моде и нравам современной богемы.

Но все это рушится в одно мгновение. Героини Юлии Снигирь оказывается в фильме до неприличия мало. Правда, этого все же хватает для одной из самых запоминающихся сцен «Обитаемого остров». В этой сцене, одетая в обтягивающее платье и разорванные колготки девушка, бежит из тюрьмы. Она бегает по платформам, спускается по лестнице и камера все эти действия снимает исключительно с земли. Показывая, таким образом, самые выигрышные и талантливые места молодой актрисы.

Но затем, в кадре снова появляется глянцевое и ничего не выражающие лицо Василия Степанова, и начинается череда бессмысленных диалогов, пародийных сражений в стиле «Матрицы», топорных погонь. И венцом всего этого, становится нелепейшая по своей сути драка между Максимом и Странником, выполненная в худших традициях фильмов кунг-фу 70-х годов.

И когда появляются финальные титры, возникает главный вопрос года: что Федор Бондарчук хотел всем этим сказать?

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!


Комментарии (1)

символов 999

Новости партнёров

Loading...