Стильный город Вильнюс

Начало. Гедеминос, Швянтарагис и Угледар Стильный город Вильнюс (Vilnius) основали на пересечении рек Нерис и Вильняле, недалеко от Тракая, по приказу Гедеминоса в 1323 году. Там ещё рядом было

Начало. Гедеминос, Швянтарагис и Угледар

Стильный город Вильнюс (Vilnius) основали на пересечении рек Нерис и Вильняле, недалеко от Тракая, по приказу Гедеминоса в 1323 году. Там ещё рядом было святилище князя Швянтарагиса, но и без упоминания о нём выходит довольно исторично и легендарно.

Гедеминос был великим литовским князем, и, как бы оправдывая высокое звание, он мудро велел, чтобы в том самом месте, так конкретно обрисованном выше, понастроили сначала готических домиков и церквей для красоты, а потом уже – что получится из шлакоблоков и железобетона…

Приятно слушать такие истории. И жить в таком городе. Основанном князем Ге-де-ми-но-сом (как звучит!). Поводом для него послужил пророческий сон про огромного воющего волка в железных доспехах. Это вам не какой-нибудь Угледар или Хлебокоммунарск, непорочно зачатый ввиду экономической целесообразности пунктом 4.2 протокола  заседания министерства тяжелой промышленности от **.**.19** года по предложению товарища Ку***нова. В таком “целесообразном городе”, как говорят археологи, толщина культурного слоя совпадает с глубиной уличной пыли. В Вильнюсе – копать и копать.

 

Младший брат – Шяуляй

Видимо, в этом же году стране Литва присвоили телефонный код 37, а городу – (02). Уж не знаю почему, но код (01) достался расторопному Шяуляю (Siauliai). Спокойный, прохладный Вильнюс не стал суетиться. Слово “Шяуляй” вызывает во мне карнавальные картины, ярмарки, фестивали, пиротехнические шоу, “Диснейленд”, торжество “Мак Дональдс'а”, преодолевшее границы разума: вырвавшиеся на свободу обезумевшие клоуны, биг-маки, пожирающие сами себя… Вплоть до оргиастических шествий раскрашенных обнаженных горожан с задранными головами и улыбками во всю ширину рта. Ну, в советские времена-то их хорошо приструнили – никаких шествий. Заставили делать велосипеды, моторчики для мопедов и телевизоры. Так-то.

Но шутки в сторону. Советское здесь мало у кого вызывает умиление.

 

Следи за шасси  

Начать изучение города Вильнюс можно очень элегантно и стильно, прилетев в него из Киева на самолете. На небольшом 50-местном французском моторном самолете ATR-42. Несколько таких воробьев принадлежат компании “Lithuanian Airlines”. Во время посадки в Борисполе я внимательно осмотрел оба пропеллера, а также швы и заклепки в хвостовой части, показавшиеся мне весьма сомнительными – как-никак лететь на самолете приходилось в первый раз. Я недоверчиво забрался в тесноватый салон и некоторое время настороженно прислушивался к работе основных узлов, а особенно к звуку моторов (у нас их было всего лишь два). Я также непрерывно контролировал, что происходит с шасси (в частности, сильно интересовала процедура выпуска перед посадкой). Через двадцать минут после начала полета, когда стюардесса выдала мне бутерброд и бутылку пива “Таурас” (Литва уже началась), я понял, что, видимо, не боюсь летать на самолетах.

Дело было зимой. Ведомые твердой рукой пилота с русским именем Михаил Колесов (если я правильно помню), мы подлетали к Вильнюсу, когда уже стемнело. Вильнюсский аэропорт расположен в черте города, и эта особенность позволяет при хорошей видимости по-птичьи осмотреть световые достопримечательности столицы. Описывать тут особенно нечего. Это похоже на салют, только наоборот: ты в небе, а огни на земле. Здорово. Город начинался через три минуты после красной печати в загранпаспорте и обменного пункта. Вэлкам ту зе Вильнюс!

 

Автобусы, ступеньки и портфели

Потратив большую часть денег на стильный прилёт, по городу можно довольно гламурно перемещаться на автобусе. Литовский автобус больше, чем наш “Богдан”, и красивее. И называется либо Volvo, либо Mercedes. Он широкий и сидит довольно низко. С высокого бордюра, которым оснащена некоторая часть остановок, в него можно запросто войти домашней походкой, то есть, “не отрывая тапочек от земли”. И всё же такое проявление жизни, как “автобусная давка”, не устранено. По физическим ощущениям вильнюсская давка ничем не отличается от нашей, кроме языка, на котором разговаривают сдавленные. Давят там так же хорошо. Попадаются и жесткие портфели, и весьма твердые локти, но в целом, всё проходит достаточно спокойно и по-европейски. Из динамиков, прикрученных к потолку, иногда доносится “Русское радио” с литовскими комментариями к песням. Звучит довольно экзотично.

 

Гуманные компостеры

Они висят на вертикальных поручнях. С первого взгляда понятно, что это компостеры, но сразу не ясно, как ими пользоваться. То есть, куда нажимать. Потому что “куда нажимать” – это основной вопрос современного человека. Кроме как для игры в теннис, ему незачем осваивать сложные манипуляции рукой, добывая прожиточные ценности размахом плеча и утомительными кистевыми оборотами. Всё может сделать указательный палец. В случае литовских компостеров и это оказывается лишним. Стоит лишь засунуть в прорезь билет, как он сам напечатает на нём свои цифры. Такое компостирование.

Наши, отечественные “бульдоги” всегда делали в билетах круглые дырочки с закрывающимися “лючками”. В детстве многим доводилось основательно поработать над этими лючками. С ними можно было творить такие вещи! Их можно все закрыть, все открыть, или же часть открыть, часть закрыть, или вообще оборвать по очереди во время длинной поездки в какое-нибудь скучное место (в то время места для поездок выбирали мама или папа). Литовские компостеры не дают людям такого удовольствия, предоставляя возможность сосредоточиться на процессе езды, как она есть.   

Никакого насилия, даже над бумагой, в отличие от наших, тоталитарных устройств.

У нас всё равно кого-нибудь поймают. Поэтому проверка – уже начало наказания. Сначала билета, а потом и его хозяина. Отсюда все эти расстрелянные и разорванные пальцами тела “квыткив”. Сохранившаяся до сей поры привычка кондукторов и киношных билетеров хотя бы немного их надорвать, настораживает.

 

Дембель в троллейбусе

Вильнюсский троллейбус гораздо ближе к человеку, чем отечественный, даже в момент, когда наш сбивает пешехода. В Вильнюсе пешеход может безо всяких последствий прийти и взять вильнюсский троллейбус в аренду. Зафрахтовать. Одолжить. (Не знаю, как это по-литовски.)

И ехать на нём куда хочется, до скончания проводов… То есть, не как обычно, домой, на левый берег, через хлебозавод и “Детский мир”, а – “куда хочется” и без остановок…

А… А куда, хочется?... Так неожиданно, что сразу не поймешь…     

Согласен, эти сведения требуют специального обдумывания, во время которого вспоминается большинство синонимов слова  “невозможно”: “управление общественного транспорта”, “износ автопарка”, “перегруженность маршрутов 12, 14 и 17…”,  кислая физиономия городского головы, нависающая над щербатой трибуной и побуревшим от пыли графином…

Да, вот ещё информация, пока думаете: час аренды стоит 150 лит (1 лит равен приблизительно 2,5 грн). Вместе с водителем…

Таким образом, можно, например, разъезжая по городу в троллейбусе, отметить дембель или справить День металлурга…

 

Мода

Или вернее – Moda. По-литовски произносится с ударением на последнем слоге – Мода.

Разумеется, когда ходишь по такому городу, как Вильнюс, в первое время не очень-то приглядываешься к одежде на людях. Взгляд ежеминутно забирается куда-то вверх и надолго повисает там, зацепившись за какой-нибудь готический шпиль или крест, путается в оконных витражах, либо скользит по одутловатым белым фигурам скульптур собора святых Петра и Павла (моих запасов туристического снобизма так и не хватило, чтобы  узнать, кто они такие).

Впрочем, привычка рассуждать, просыпающаяся после обеда в теплом уютном месте (а дело было зимой), наводит на мысль, что изысканность архитектуры рождает у людей желание ей соответствовать. Литовцы среднего класса, обедающие за соседним столиками, согласно кивают головами и многими частями одежды. Старый город занимает площадь 269 га, и, чтобы не испортить его интерьер, средний класс заглядывает в магазины Zara, представляющие известных испанских модельеров. Популярны также магазины Apranga или “Одежда”  (Оливье, Дольче Габбано… – французская территория), Vero Moda, MEXX, Terranova.

Зимой литовцы наматывают на себя километры длинных теплых шарфов. Они любят, чтобы шарфы кольцами свисали с шеи. Прямо на длинные свитера.

Литовские мужчины, скорее, консервативны и прохладны по отношению к одежде, но и они не чужды внезапных порывов. В этом году их потянуло на свитера-безрукавки, надетые поверх рубашек с большими манжетами. 

У женщин, как обычно, с этим поинтереснее. Ходят слухи, этой весной-летом (истинные кутюрье признают только два времени года: “весна-лето” и “осень-зима”) они запали на Восток. Конкретно – на Индию. Соответствующий покрой и расцветка ткани, свободный силуэт… Может быть, я немного расплывчато выражаюсь, но тот, кто смотрел “Танцор диско”, обязательно поймет, о чём я говорю. А на ногах у них – обувь без каблуков с мягкой подошвой, украшенная сверху камнями. Что-то вроде вьетнамок.

Так-то.

 

Вилкой и ложкой

Люди в Вильнюсе много едят в кафе, предпочитая не запираться с борщом и котлетами в занавешенных цветными коврами квартирах. Шествуя по ужинающему Вильнюсу, даже сытым ощущаешь соучастие во всеобщей трапезе. Местами улицы такие узкие (да, эти набившие оскомину “узкие улочки”, так любимые авторами туристических буклетов! Стоит сдвинуть дома немного ближе друг к другу, например, в Бердянске, – и “столица азовских бычков” автоматически превратится в “маленькую Швейцарию”, также любимую теми же буклетописцами)… Так вот, местами на улицах так узко, а окна в кафе такие большие (до самой земли),  что, когда приходится идти мимо, кажется, будто ты находишься практически внутри и вот-вот сядешь и поешь. А внутренние люди, наверняка, наслаждаются иллюзией, что едят среди идущих. Теплые лампы из кафе бросают отсветы на тротуар. Так рождается братство едящих и идущих мимо.

Тем, кто сидит внутри, в конце концов придется заплатить 20–25 лит, но, если вы терпеливый и самостоятельный человек, то, пройдя ещё немного мимо, можете попасть в умело поставленные сети ресторанов самообслуживания Delano и Presto. Для вас может стать открытием, как красиво, вежливо и в два раза дешевле, чем в обычном кафе, вы сможете себя обслужить. Несколько дороже обойдется трапеза в заведениях Chili Pizza. Стоимость национальной итальянской ватрушки с колбасой и помидорами колеблется от 7 до 30 лит. Мафия бессмертна. 

 

Телебашня и шашлычные города

Нет, это не продолжение кулинарных исследований. И не про кавказскую диаспору в Вильнюсе. Это глава про улицы. Те самые, узкие и замысловатые. Есть, конечно, в Вильнюсе и прямые-широкие, но их прямота и широта обусловлены потребностью побыстрее добраться до тех мест, где красиво и узко. Спальный район, где мы жили, нежно назывался Фабьонижки. По определению, он предназначался для сна. Проснувшись, мы садились в автобус и, расплющив от любознательности носы и щеки о заиндевевшие стекла, вскоре проезжали Зеленый мост, на одном конце которого было написано “Я тебя люблю”, на другом – “Я тебя тоже люблю”. Такая любовная тавтология. Несколько дней мы безуспешно пытались пробраться на телевизионную башню, чтобы обозреть все улицы одним махом. Поскольку она была видна из любой части города, создавалось впечатление, что её можно достичь также легко, как и увидеть. Эта иллюзия несколько раз заводила нас в пригородный лес, благоустроенный асфальтированными тропинками и населенный бегущими людьми в спортивных костюмах. Приходилось снова возвращаться на проспект Гедемино, который мы выбрали в качестве точки отсчета. Это нисколько не разочаровывало. Попасть куда-то, или не попасть в Вильнюсе одинаково интересно. Эти запутанные улицы для того и предназначены.

Широкие и прямые улицы – признак сквозных городов. В которых трудно задержаться. Они  расступаются перед въезжающими, чтобы можно было быстро проехать. “Шашлычные” города и городишки, насаженные на “шампур” магистрали, которых так много вокруг...

 

Другие “наши”

Советское в Вильнюсе не стильно и совсем не модно. Им тяжело давались эти времена. Серп и молот для них – это вовсе не символ веселого времени, когда все пили кефир из стеклянных бутылок и называли друг друга товарищами, когда Леонов спал  в ванной у водопроводчика Афони и интересовался международным положением. Они сами были в этом положении. Возле здания Литовского сейма до сих пор не убраны бетонные блоки, защищавшие его от советских танков в 1991 году. До сих пор там можно прочитать: “Генералов в зоопарк” и что-то про Горбачева по-литовски.  

 

Люди

Вот уже пятнадцать лет они учат английский язык и постепенно стирают русский. Живут спокойно, без истерики. Бьют друг друга мало, стараются не разбойничать и страхуют машины.

Мне показалось, что они очень собранны. У них маленькая страна, поэтому им необходимо быть собранными. Это в большой стране, где людей хватает на три смены, отгул, драку, запой и остается ещё немного в резерве для непредвиденных занятий, можно расслабиться. Потому что в любой момент кто-нибудь обязательно окажется напряжен, даже если заранее не договариваться. Литовцы же вынуждены морщить лоб и вспоминать, кто следующий. Ситуация “надо бы поработать” возникает у них гораздо чаще.

Они тоже хотят счастья, и у них также встречаются грустные женщины. В пивной к нам подсела одна из них и заговорила на русском языке. Она сказала, что ей одиноко и хочется поговорить. Я ответил, что живу с родителями и имею сравнительно небольшой опыт экзистенциальных переживаний. Она потрепала меня по щеке и ушла.

И о наболевшем. Почему они такие медленные?

Они не медленные. Просто они уже забывают многие русские слова и не сразу находятся, как нам ответить. Пока они вспоминают, как сказать по-русски: “Ар туритэ лайсвуу камбариуу…”, мы, загадочно улыбаясь, киваем головами…

Вот кто действительно нерасторопен, так это эстонцы.

 

Заппа

И ещё у них есть памятник известному рок-музыканту, композитору и мультиинструменталисту Фрэнку Заппе. До памятника я так и не добрался, но, зная, что где-то рядом установлен монумент человеку с таким именем и родом занятий, ходишь по городу с чувством, что Вильнюс по-прежнему молод и современен, как и в ту ночь, когда  великому князю Гедеминосу приснился огромный воющий волк в железных доспехах.

 

Виталий Ченский

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net