Олег Дивов: Мы наконец-то такие же, как и все

Олег Дивов пишет всегда ярко, хлестко, его книги запоминаются. Что касается его взглядов на современную фантастику, да и на жизнь в целом, ситуация схожая — он называет вещи своими именами, не

Олег Дивов пишет всегда ярко, хлестко, его книги запоминаются. Что касается его взглядов на современную фантастику, да и на жизнь в целом, ситуация схожая — он называет вещи своими именами, не слишком беспокоясь о том, как эти высказывания будут оценены с точки зрения политкорректности. Впрочем, лучше не рассуждать о том, что и как он хотел бы сказать, а предоставить слово самому Олегу.
— Олег, как бы ты мог оценить итоги последнего “Звездного моста”? Какие события и решения показались тебе наиболее интересными и значительными?
— Интересно распределились места. И в номинации “Роман”, и в “Cериалах” вторую ступень пьедестала заняла развлекательная проза, сработанная грубо и непрофессионально. Это знак: всё большую роль в жизни “фэндома” играют люди, воспринимающие литературу как милую и ни к чему не обязывающую игру. В этом году Александр Громов, проект “Пентакль” и псевдодебютант Алан Кубатиев получили свое “золото” исключительно благодаря тому, что старые добрые течения в нашем фантастическом море-океане еще могут делать погоду. Но я предвижу момент, когда литература второго сорта станет окончательно вровень с нынешними лидерами — и тогда начнется конкуренция насмерть. Знаешь такую притчу: про двух мышек, упавших в ведро с молоком? Не так всё было. Одна мышка действительно утонула. А вторая не стала барахтаться. Она выпила всё молоко, закусила утонувшей мышкой, прогрызла насквозь ведро... И попала в мышеловку. Но кто думает о мышеловке, когда так хочется пить, жевать и грызть? 
— Летом ты говорил о том, что определенный этап в твоем творчестве заканчивается. С чем это связано?
— С тем, что от ученичества пора переходить к работе. Серьезной и рискованной, возможно, на грани фола.
— Чего ждать читателю от нового Олега Дивова?
 — Чего-то по-хорошему дискомфортного. Ответов на вопросы, о которых вы еще и не задумывались. Надеюсь. Одно могу гарантировать: это будет написано лихо и качественно. Может даже показаться легковесным. Но только показаться.   
— Фантастика, если это хорошая фантастика, зачастую отражает процессы, происходящие в обществе. Как ты думаешь, какие именно процессы сильнее всего влияют сейчас на литературу?
— Страна обуржуаживается. Ширятся и крепнут ряды лоу-миддл-класса. Соответственно, очень велик запрос на “книги-тренинги” и “книги-утешения”. Вот он и удовлетворяется. Писатель наконец-то стал тем самым “учителем жизни”. Он больше не учит опосредованно, а предлагает готовые поведенческие схемы для решения широко распространенных проблем. На мой взгляд, это отвратительно, но офисный планктон в восторге. А то, что один мой коллега обозвал Коэльо “Маркес для нищих духом” — так кого это трогает?
— Как бы ты мог охарактеризовать ситуацию в русскоязычной фантастике? 
— Мы вписались в общемировой и общеисторический контекст. Мы наконец-то такие же, как и все, такие же, как всегда. Девяносто процентов сугубо развлекательной прозы, делающейся в режиме “роман за два месяца”. И десять процентов того, в чем имеет смысл копаться, дабы что-то откопать.
— Я не раз слышал мнение, что для того, чтобы издательство было успешным, оно должно чуть ли не на три четверти ориентироваться на переводы. Как ты думаешь, с чем связано такое отношение к русскоязычным авторам?
— Лучше всего продаются справочники, учебники, сонники, астрологические прогнозы, книги по домоводству и брошюры типа “Бюст европейского стандарта за 28 недель”, по большей части местного производства. Чуть ниже — отечественные гранд-дамы, занимающие девять из десяти мест в рейтинге самых продаваемых авторов. Так что я не понял вопроса. 
— Если бы тебя попросили назвать десятку наиболее интересных отечественных фантастов, кого бы ты назвал?
— Из ныне живущих? Лукин, Успенский, Громов, Олди, Дяченко, Тырин, Прошкин, Галина, Елисеева, Володихин. Понятно, что украинцы Олди и Дяченко условно “наши” — пишут они по-русски, и получше многих русских.  
— Хорошая фантастика, это всегда, в определенной степени, взгляд в будущее, общества, человека, техники. Каковы твои прогнозы?
— Будущее, если доживем, вряд ли нам понравится. Не потому, что окажется столь ужасно, а потому, что мы к нему не готовы. Мой прогноз: общее недомогание, головная боль, отрыжка, понос, вегетососудистая дистония.
— Многие твои книги так и просятся на экран. Можно ли ждать экранизаций?
— Сомневаюсь. Несколько попыток провалились, едва начавшись, а одну я, похоже, сам сорвал, о чём ни капельки не жалею. Мои тексты если и экранизировать, то предельно далеко от оригинала. Я всегда писал только о любви. Но — полутонами. Как это переложить на язык кино при экранизации “в лоб”, сохраняя весь фантастический антураж? Не знаю.
Беседовал с Олегом Дивовым Максим Макаренков

Подписывайся на наш telegram и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии (1)

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net