НЕЛЛ ГВИН: Я — ПРОТЕСТАНТСКАЯ ШЛЮХА!

Народная память хранит имена вождей и злодеев, святых и поэтов, но совершенно особенным образом она привязана к тем, кто возвысился из низов и не стыдился своего происхождения. Именно такой была Нелл

Народная память хранит имена вождей и злодеев, святых и поэтов, но совершенно особенным образом она привязана к тем, кто возвысился из низов и не стыдился своего происхождения. Именно такой была Нелл Гвин, блестящая актриса, покорившая сердце Карла II и ставшая одной из самых влиятельных его фавориток, которая выросла на лондонских улицах, при борделях Вест-Энда. В Англии до сих пор помнят “крошку Нелли”, а в известном смысле даже чтят, называя в её честь самодеятельные театральные труппы, жилые дома, пабы и ресторанчики.

Пролог

Элинор Гвин появилась на свет в 1650 году. Как свидетельствуют скандальные хроники того времени, она родилась на чердаке. Мать будущей актрисы и фаворитки короля содержала бордель в переулке Коул-Ярд (по другим сведениям, она состояла при нём в качестве домоправительницы). Отца своего Нелл потеряла ещё в младенчестве: он умер в тюрьме, куда угодил то ли за долги, то ли как роялист. После его смерти миссис Гвин попыталась утопить своё горе в бутылке, превратившись в запойную пьяницу. Семья бедствовала, а потому сестрам Нелл и Роуз с малолетства пришлось работать. Поначалу они торговали рыбой на Стрэнде, подавали пиво и бренди в заведении матери. Но вскоре девочкам повезло: сперва Роуз, а затем и её младшая сестра Нелл становятся разносчицами конфет, фруктов и напитков в только что открывшемся королевском театре на Друри-лэйн. Случилось это в 1664 году (в год рождения Шекспира), когда Нелл стукнуло 14.

“Апельсиновый рай…”

Ох, уж эти апельсины! Загадочные ароматные плоды, маленькие солнышки в вечно промозглом Лондоне. “Хочешь понравиться кому-то — преподнеси апельсин”, — услышала как-то Нелл в театральном фойе совет одного важного зрителя, данный приятелю. Находчивая и смелая девушка так и сделала — зашла к режиссеру и совладельцу театра Томасу Коллигрю и протянула ему апельсин: “Я так хочу играть на сцене!” Драматург окинул Нелл оценивающим взглядом — хороша! Точеная фигурка, милая завораживающая улыбка, ямочки на розовых щечках, вздернутый носик и копна длинных каштановых с рыжеватым отливом волос… Почему бы не дать ей роль?
Оказалось, у этой девчонки с улицы настоящий талант! Актер театра Джон Лейси обучил её танцам, а ведущий актер Карл Харт — игре. Наделенная необыкновенной грацией, живостью и тонким музыкальным слухом, девушка замечательно танцевала и пела. Дарование Нелл раскрылось немедленно. Уже в 16 лет она становится ведущей комедийной актрисой королевской труппы, создавая на сцене надолго запомнившиеся образы. Нелл блистала и в комедийных, и в серьезных ролях. Публика встречала её с восторгом, мужчины боготворили Нелл, а молоденькие девушки пытались ей подражать.

Вчерашняя уличная девчонка, совершенно неграмотная (она кое-как выучилась выводить свои инициалы E. G. под надиктованными письмами), в одночасье сделалась столичной дивой. Драматурги писали роли специально для неё, с непременными танцами и пением. В театре ей положили сумасшедшее по тем временам жалование: 3 фунта в месяц. Но всё это не вскружило ей голову. Она присматривалась и училась, а при необходимости умела и постоять за себя. Туалеты, манеры, язык придворных — всё это она подмечала и усваивала. И вот настал её звездный час: на неё обратил внимание сам король.

В тот памятный день к Нелл подлетел директор театра: “Зайди в правую ложу!” Нелл скривилась: “Я не хожу ублажать лордов, это не вписано в мой контракт!” Но обычно покладистый режиссер вдруг рявкнул: “Иди немедленно!”
Тряхнув непослушными рыжими кудрями — ну, погодите, господа лорды! — Нелл влетела в ложу с едким словцом наготове… и окаменела. Из полумрака ей навстречу поднялся господин в роскошном камзоле. Сомнений не было: король!..
Впервые в жизни рыжеволосая озорница не знала, что сказать. И тут повелитель Англии красавец Карл II протянул ей… апельсин.
— Ого! — задор вернулся к насмешнице. — Теперь апельсины предлагают мне. Сколько стоит?
— Один поцелуй! — ответил Карл. И оба рассмеялись…

Актриса при дворе

О том, что Нелл Гвин приглашена отужинать во дворце, судачил весь Лондон. Должно быть, простолюдинка не ударила лицом в грязь перед Его Величеством. Вскоре она становится любовницей Карла II. У неё за плечами уже целая жизнь, а ей ещё нет 19-ти. На дворе 1669 год.

Карл II вошел в английскую историю под прозвищем “веселый монарх”. Он обожал охоту, балы и развлечения. Вступив на престол, Карл II первым делом возродил театры, положив конец запрету на публичные представления и строгую пуританскую мораль предшествующих десятилетий, когда страной правил Оливер Кромвель. Весельчак и ветреник, славившийся своими любовными похождениями, он оставил после себя 14 внебрачных детей. Его любовницами были такие великосветские львицы, как герцогиня Барбара Кливлендская и герцогиня Луиза Портсмутская.  Однако безродная озорница Нелл была его любимицей. Уже вскоре после своего возвышения мисс Гвин не уступала светским дамам манерами и любезностью, а здравостью суждений и находчивостью превосходила многих.

Весной 1670 года она родила королю сына, назвав его тоже Карлом. Конечно, ей завидовали. Актриса Молли Дэвис, бывшая пассия короля, заехала как-то в дом Нелл и похвасталась: “Это кольцо мне подарил король! Оно стоило ему 700 фунтов!” Нелл же, не долго думая, метнулась в детскую и вынесла сына: “А это король подарил мне! И это не стоило ему ни пенни!”
Зрители по-прежнему встречали актрису овациями, но любовь к двум Карлам — сыну и королю — перевесила сцену.

Уйдя из театра, Нелл поселилась рядом с королевским Сент-Джеймским парком. Но стоит государю позвать Нелл во дворец — сплетни хоть неводом собирай! Нелл, правда, на это наплевать, но ведь у неё растет сын. И вот однажды, едва Карл появился на пороге дома, она крикнула сынишке: “Эй, байстрюк! Иди сюда!” Карл возмутился: “Это же мой сын!” “Незаконный! — уточнила Нелл. — Как же его называть?” Хитрость возымела действие: вскоре король дал сыну титул герцога Альбанского.

“Протестантская шлюха”

...В один из солнечных дней 1675 года миниатюрная рыжеволосая Нелли Гвин села в карету, подаренную ей Карлом II, и отправилась в свою обычную прогулку по Лондону. Городские зеваки узнали роскошный экипаж,  но не женщину, сидевшую в нём. Разгневанные прохожие, окружившие карету, полагали, что внутри находится Луиза де Керуаль, герцогиня Портсмутская — француженка, присланная французским двором “в дар” английскому монарху. Луиза де Керуаль была католичкой, а потому лондонцы-протестанты пришли в ярость, увидев её разгуливающей по городу. Пока карета с трудом продвигалась сквозь толпу, народ выкрикивал проклятья в адрес её пассажирки и осыпал ругательствами “католическую шлюху”. Нелли долго терпеливо сносила оскорбления, но, наконец, не выдержала. Она приказала кучеру остановиться и высунула свою рыжую головку в окно: “Люди добрые, помилосердствуйте! — звонко выкрикнула она. — Я — протестантская шлюха!”

Народ ответил восторженным воплем. Нелл весело помахала зевакам и гордо продолжила свой путь. А знаменитое выражение “Я протестантская шлюха!” вошло во все сборники афоризмов.

Занавес

Вскоре рыжеволосая крошка Нелл подарила королю дочь. Легко и весело она мирилась со своими многочисленными соперницами и никогда не ссорилась с Карлом. Наверное, именно поэтому она навсегда оставалась желанной для ветреного монарха. Говорят, дерзкая Нелл даже называла монарха Карлом III, поскольку до него уже имела двух любовников с именем Карл. Даже когда их интимные отношения прекратились, Нелл сохранила статус “королевского друга” и была куда более влиятельной, нежели его официальные любовницы. И даже на смертном одре, последнее, что король прошептал брату, будущему королю Якову II: “Не дай умереть с голоду бедной Нелли!” Яков исполнил волю брата — Нелл ни в чём не нуждалась. Вот только без любимого она прожила совсем недолго. Через два года после смерти Карла II, Нелл Гвин сильно простудилась во время своего непременного выезда верхом, и через несколько дней, несмотря на все усилия придворных медиков, скончалась (в возрасте 37 лет).

Эпилог

С тех пор в театре на Друри-лэйн стали происходить странные истории — то в гримерных неизвестно откуда появлялись апельсины, то в кулисах слышался смех... А однажды после удачной премьеры призрак Нелл Гвин сплясал веселую жигу прямо в коридоре: это видели почти все актеры.
Ну а в ХХ веке на месте веселого заведения мамаши Гвин открылся паб. “Малышка Нелл” частенько подшучивает в нём над посетителями — то подтолкнет в спину, то пиво в кружках расплещет. Видать, и спустя века осталась она озорницей. Зато каждый год в феврале в пабе пахнет апельсинами — это Нелл Гвин празднует свой день рождения…

Элина Пересветова

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net