Ираклий Абашидзе “Колокол из тридцатых годов”

“…не спрашивай никогда, по ком звонит колокол — он звонит по тебе”. Именно эта фраза Джона Донна (John Donn), ставшая эпиграфом к знаменитому роману Хэмингуэя (Ernest Hemingway) — первая в потоке

“…не спрашивай никогда, по ком звонит колокол — он звонит по тебе”. Именно эта фраза Джона Донна (John Donn), ставшая эпиграфом к знаменитому роману Хэмингуэя (Ernest Hemingway) — первая в потоке ассоциаций, приходящих на ум в связи с книгой воспоминаний известного грузинского поэта Ираклия Абашидзе “Колокол из тридцатых годов”.

Это колокол, который звонит по целому поколению грузинской интеллигенции. Поколению, пережившему — или не пережившему — тридцатые годы в нашей когда-то общей стране. И в этом трагедия грузинской интеллигенции ничем не отличается от трагедии российской или украинской. “Нет, всё, что творилось с нами в эти годы (и объективно, и субъективно), было, как удачно сказал один мой современник, «не виной нашей, а бедой»”.

Ираклий Абашидзе — ровесник века, принадлежащий к старшему поколению грузинских поэтов. Многих из них он пережил. А “Колокол из тридцатых годов” написан в 1991 году — когда уже было ясно, что Советский Союз окончательно и бесповоротно ушел в прошлое. До смерти Ираклию Абашидзе оставался год, но он успел сказать всё, что хотел…

Впрочем, на фоне общей — огромной! — массы мемуаров о сталинских временах воспоминания Абашидзе смотрятся более чем скромно. Это просто ещё один мазок на полотне — рассказ о том, что происходило с грузинской литературой и с Грузией вообще в 20–30-е годы. Рассказ честный, без попыток самооправдания — о той эйфории, которая охватила творческих людей в первые годы строительства коммунизма, и о цене, которую они заплатили за эту эйфорию. “Колокол сына века” заканчивается описанием обстоятельств самоубийства талантливого поэта Паоло Яшвили — для Абашидзе его судьба стала символом той жестокой эпохи.

А если вы не найдете в мемуарах Абашидзе ничего интересного для себя, тогда не упустите возможность оценить по достоинству его мудрые стихи, прекрасной подборкой которых завершается книга. Немало из них, кстати, посвящены великому Шота Руставели.

Есть возраст и у истины, пожалуй,

Как будто у живого существа.

Вот выросла она и возмужала,

И лишь теперь — поистине права.

Пусть говорят с тобой земля и небо.

Цветов и голосов бежит шитье…

Ты истине не доверяйся слепо

Ни в юности, ни в старости её.

Светлана Евсюкова

Книга любезно предоставлена издательством “Азбука” .

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net