Творческое сумасшествие по имени Бьорк

Музыкальные критики, так или иначе относящие себя к любителям творчества исландской певицы Бьорк, всё чаще склоняются к мнению, что их объект уважения явно неземного происхождения. Понять творческие

Музыкальные критики, так или иначе относящие себя к любителям творчества исландской певицы Бьорк, всё чаще склоняются к мнению, что их объект уважения явно неземного происхождения. Понять творческие мотивации “существа” Бьорк способны не многие — ведь думает и ощущает она на порядок быстрее других разумов по творческому цеху. Вот поэтому Бьорк и удается оставаться исключительно на авангардной волне, умудряясь при этом быть весьма популярной и успешной певицей. И это, признаться, очень странно: Бьорк за столь продолжительное время не только не ушла от альтернативы, а наоборот, уверенными шагами погрузилась в её пучины.

“Странности” Бьорк Гудмунсдотир проявили себя ещё в детстве. Одногодки боялись девочку и её тотального верования в мистический мир. Учителя, читая очередное произведение школьницы, вызывали родителей поинтересоваться, а не умирали у вас в последнее время близкие родственники — ведь ваш ребенок на тему “Мой счастливый день” пишет о ядерной зиме. Родителям, провалившим тест на воспитание Бьорк, ничего не оставалось, как народить других, правильных детей, а старшенькой отдать пути существования и самовыражения в её собственные руки. Не случись этому, вряд ли великая Бьорк начала музицировать в 11 лет. В музыкальную школу на “бабские” уроки фортепиано или скрипки она не ходила, а просто выдала из глубин своей детской непосредственности полноценный альбом исландского фолка. И пошло-поехало…

Далее в творчестве четырнадцатилетней Бьорк был панк. Ну, по крайней мере, она так считала на тот момент. Комментируя своё творчество лет так через двадцать, она созналась, что сама с трудом может объяснить, что вообще тогда играла. Тем не менее, её путь был явно альтернативным. Первым полноценным альбомом уже состоявшейся певицы Бьорк стал авангардный Sugarcubes. Решив немного расслабиться, выпустила в мир танцевальный Debut. Танцевать под композиции этого альбома можно было, если совсем не слушать тексты: уж слишком замысловатые, как для танцпола. А потом в её творчестве появились такие сложные стилистические категории, как экзистенциализм и мазохизм — альбомы Homogenic и Vespertine соответственно. Из последних работ уже певицы Бьорк, четко определившейся с собственной позицией в мировой музыкальной индустрии, в 2003 году вышел грандиозный проект Family Tree: представляет целых 4 компакта, обозначивших 25 лет творчества. Сборник дисков выпускал, на радость певице, малоизвестный лейбл Little Indian. Странно? Да нет — в порядке вещей для Бьорк. Ведь рекординговая компания не только согласилась уйти от форматов, но и не внесла собственной идеологии в великое творчество. 2004 год ознаменовал ещё один прорыв Бьорк. Это было время выхода альбома Medulla. Почему, переводя для нас понятным языком, он называется не иначе, как “костный мозг”? Да потому что на данном этапе творчества для певицы инструменты стали почти неактуальными: всё внимание на голосовые связки, мускулы и костный мозг.

Процесс записи диска Medulla и его дальнейшая популяризация оказались весьма неожиданными. Стоит хотя бы оценить личностей, приглашенных для участия: певица японского театра Dokaka, бывший вокалист Faith No More, участник эксцентричной реп-команды The Roots, а также представительница хорового пения Tanya Gillis. И задачей для музыкантов было не пение, а имитация всевозможных музыкальных инструментов. В результате была создана уникальная коллекция шумов, как ни странно, воспроизводимых людьми. Первой же песней, которую Бьорк представила из этого альбома, была Oceania. Композиция была написана и исполнена специально ко дню открытия Олимпийских игр в Греции. Хотя приглашение от организаторов олимпиады даже для Бьорк стало приятной неожиданностью.

Над чем сейчас работает Бьорк, пока что остается загадкой. Ясно одно — она таки работает, и, как всегда, планирует выдать очередную бомбу-сюрприз. Утверждает, что не прочь опять попасть на телеэкраны. Помните фон Триера и “Танцующую во тьме”? Бьорк хотелось бы подобной роли, но очередной гений-режиссер на её пути пока что не встречается. Параллельно с творческим процессом она наконец-таки открывает занавес над своей личной жизнью. Оказывается, с этой эксцентричной особой в её 37 лет ещё кто-то уживается. Возлюбленный певицы — американский художник Метью Барни. Их совместным плодом любви стала дочка, родившаяся три года тому. Кстати, для Бьорк это второй ребенок. Вот возьми и попробуй представить это странное существо матерью. А говорят, ещё и очень заботливой. Хотя всем поклонникам Бьорк пора бы давно привыкнуть к подобным неожиданностям. Ведь Бьорк Гудмунсдотир — просто ходячий творческий эксперимент.

Сергей Довгий

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net