Никита Михалков: харизма unlimited

Харизма как норма творчества Он стал “культовой” фигурой ещё в те годы, когда люди были не столь зависимы от неорелигии СМИ, и когда хорошие режиссеры назывались просто “хорошими”, а не “культовыми”,

27 декабря 2005, 18:14

Харизма как норма творчества

Он стал “культовой” фигурой ещё в те годы, когда люди были не столь зависимы от неорелигии СМИ, и когда хорошие режиссеры назывались просто “хорошими”, а не “культовыми”, хорошее кино тоже называлось “хорошим”, а не “культовым”, а эстрадные любимцы молодежи вообще обозначались скучновато-совковым словосочетанием “популярные исполнители”, а не именовались “суперидолами современности”... Но это — просто к слову.

Его фото печатали на настенных календарях, на открытках, во всех известных журналах, начиная “Здоровьем” и “Работницей”, и заканчивая “Огоньком”. Его фильм “Раба любви” (1976), запрещенный к просмотру несовершеннолетним (теперешний жанр “эротической драмы” всё равно не дотянет, как ни изголяйся), произвел такой фурор, что до сих пор неизвестно, как панельные советские кинотеатры, построенные из наполовину разворованных стройматериалов, выдержали эмоциональный накал зрительских страстей.

А перед этим уже был первый фильм режиссера — “Свой среди чужих, чужой среди своих” (1974). Этот фильм принес утешение очень многим советским мужчинам, десятилетиями подавлявшим тошноту от стерильных образов пролетарско-колхозного кино, где верхом крутизны считалось умение отчитать пьяницу-соседа, накосить в закрома родины три нормы сена и как-то бесполо полюбить полногрудую доярку, занимавшуюся выполнением профессиональных обязанностей с пафосным лицом святой Девы Гваделупской, по меньшей мере. После “Своего среди чужих” стало ясно, что и в советском обществе можно быть крутым парнем. 

Однако апофеоза харизмы Никита Сергеевич достигнет не в своих собственных фильмах, а в постановке Эльдара Рязанова “Жестокий романс”. Иногда сентиментальные дамы забывают, что один из лучших художественных фильмов ХХ столетия “Неоконченная пьеса для механического пианино” (1977) был снят именно Михалковым. Но зато они никогда не забудут, что именно Михалков сыграл в “Жестоком романсе”. Автор “Бесприданницы”, Островский, может гордиться своими потомками, скажем без иронии.

Михалков настолько удачно сыграл в “Жестоком романсе” неотразимого всемогущего мужчину и циничного совратителя, что даже получил за это звание народного артиста РСФСР, сразу после выхода фильма на экран. Не знаем, насколько это символично — было бы время, можно было бы порассуждать о том, что весь наш народ был совращен несбыточной социалистической идеей, как Лариса Дмитриевна Огудалова — несбыточной надеждой на великую любовь, оттого так сильно и отозвалась в сердцах населения эта действительно шикарная кинокартина. Второй ультрафилософский вывод, просящийся быть высказанным здесь и сейчас, относится к вопросам психопатологии любви. Если в нашей стране много несчастных в любви мужчин (а судя по уровню мужского алкоголизма, это именно так), так это только от того, что они не знают некоторых простейших законов, известных герою Михалкова. Заключаются они в том, что лучше всегда оставаться в глазах женщины немножко негодяем, чем пытаться быть самым что ни на есть преданным и любящим существом. Последнее вскоре превратится в никому не интересную тряпку, а негодяй — он всегда интересен, его любви хочется гораздо больше, поскольку — ну это ж круто, получить власть над подонком... Да и негодяй всегда сексуальнее — a priori, так сказать.

Разумеется, это шутка…

Однако пора направить потоки своих чернил в основное русло повествования. Перед “Жестоким романсом” Михалков харизматически размялся в другой рязановской картине — “Вокзал для двоих”. Колоритный образ хамоватого проводника в матросской тельняшке был встречен зрителем “на ура”. Увы, не понять утонченному европейскому киноману, привыкшему курсировать в экспрессах “Ницца–Аахен”, как многое “для сердца русского слилось” и “отозвалось” в образе сыгранного Михалковым проводника! 

Приблизительно в тот же период Михалков предельно плодотворен как режиссер: сняты “Пять вечеров” (1979), “Несколько дней из жизни И.И. Обломова” (1980), “Родня” (1982), “Без свидетелей” (1983).  Все фильмы получают международное признание, завоевывают множество призов на международных и всесоюзных фестивалях.

Оскароносная месть

В 1987 году Михалков снял фильм “Очи черные”. Съемки проходили в Италии. Картина имела шумный успех в Европе, но была крайне холодно встречена на родине. Говорят, всё это из-за того, что Михалков позволил себе выступить с публичной защитой крупного режиссера Сергея Бондарчука, которого тогда принято было “клеймить”. А на Руси ведь всегда только так, и не иначе: сначала распинали, потом возводили в святые, потом удивлялись — зачем наломали столько дров, но в следующий раз всё повторялось…

В конце 1980-х Никита Михалков создает продюсерское объединение “Три Тэ” (Творчество, Товарищество, Труд), успешно работающее по сей день. Первым фильмом режиссера, снятым при посредстве данного объединения, стала картина “Урга” (1991), получившая массу призов на международных фестивалях и номинацию на “Оскар”.

Однако, Никита Сергеевич — не тот человек, которого можно вот так безнаказанно дразнить “Оскарами”, а потом не давать их в руки. В отместку западному миру, забывшему с кем имеет дело, в 1994 году Михалков снимает разгромную картину “Утомленные солнцем”. Что называется, “обречённую на успех”. Всё, что можно сказать об этом фильме, давно и многократно сказано до нас. Маленькие закулисные драмы дачников, косвенно и прямо причастных к сталинскому истеблишменту, отчасти перекочевали в эту картину из “Неоконченной пьесы для механического апельсина”. Извините, мы хотели сказать “пианино”. Лучший друг Олег Меньшиков в белом костюме — бессердечный предатель, в соответствии с этическим кодексом настоящего чекиста. Талантливого комдива, потерявшего доверие Отца всех времен и народов, долго бьют по лицу, в преддверии расстрела. Туповатого водителя грузовика — случайного свидетеля избиения генерала — расстреливают на месте. Финальные кадры — гигантский транспарант с ликом Сталина над колосящимся полем, и вытягивающийся в языческом трепете Меньшиков — заставили заевшихся буржуев в смокингах отдать Михалкову заслуженный “Оскар”. А заодно и пальмовую такую веточку — с Каннского фестиваля. 

Но Михалков не так легко прощает обиды. Чтобы было неповадно забывать своевременно выдавать русским золотые статуэтки, Никита Сергеич наносит глобальному западному сознанию ещё один концептуальный удар. В 1999 году экраны кинотеатров, словно борта авианосцев, прошивает сверхмощная торпеда с надписью “Сибирский цирюльник” на боку! Можно до коликов смеяться над тем, что господа юнкера (в угоду конъюнктуре текущего момента) говорят сплошь на английском, а не на французском, можно ухохатываться с циничной фразы ныне святого Николая Второго: “Берегите русского солдата!”, можно недоумевать по поводу того, что русский генерал грызет водочные стаканы, а предложение руки и сердца делает исключительно под фортепианные переборы в исполнении Джулии Ормонд и ораторию собственного сочинения в исполнении 40-летнего юнкера Олега Меньшикова, загримированного под экзальтированного юношу, но! Но, право же, кто-то ведь должен подумать о патриотизме и хотя бы вот так, самоварно-лубочно, преподнести лишенному всех идеалов молодому поколению киностилизацию “русской идеи”. На вопрос журналистов о том, не стыдно ли, мол, дожив до седых волос, так примитивно обманывать молодежь псевдорусскостью, Никита Сергеич резонно задал встречный вопрос: “Если мой фильм так плох, почему я получаю так много благодарных писем от молодежи, почему 14-летние дети пересматривают этот фильм по 3 раза?” (цитата может быть немного неточной, воспроизведена по памяти. — В.М.). И с этим трудно спорить — в условиях абсолютного духовного вакуума “Цирюльник” явил собой недурственную альтернативу таким киношедеврам, как “День Независимости”, “Крепкий орешек–3”, “Американский пирог” и иже с ними…

Сейчас Никита Михалков занимается очередным масштабным и амбициозным проектом под кодовым названием “Утомленные солнцем–2”. Это будет картина о Великой Отечественной войне. Может быть, хотя бы она поможет вернуть былой статус некогда великому празднику Победы (отмечается 9 Мая — справка для наших юных читателей), который в настоящее время давно уже потеснился под натиском других радостных дней — “Дня влюбленных” 14 февраля, “Хэллоуина” и главного праздника людей, растерявших веру, идеалы и свою историческую память — “Дня трехсотлетия граненого стакана”.

…К сожалению, у нас сейчас нет возможности рассказать о других гранях жизни великого режиссера — о его общественной, политической, гражданской деятельности, о его философии и взгляде на культуру и историю, о его чувстве родины и любви к России, да и вообще — о его житейской мудрости. Есть его фильмы — старые и новые, художественные и документальные, есть интервью и выступления — любопытствующие могут пообщаться с Михалковым с их помощью. Вряд ли это будет пустой тратой времени.

Столбовой дворянин

В заключение напомним, что Никита Сергеевич Михалков происходит из старинного дворянского рода, известного ещё с конца XV века. Михалков никогда этого факта не скрывал, скажем прямо. За это регулярно выслушивает упреки в снобизме и мании величия. Вряд ли наших читателей миновала чаша прослушивания анекдотов о Никите Михалкове, вроде таких: “В своей новой картине я собираюсь сыграть эпизодическую роль Бога”. Как бы то ни было, понятие “дворянской породы” ещё никто не отменял — даже если большевики и уничтожали его в течение 70 лет. Не знаем, насколько были подвержены “снобизму” дворянские предки Никиты Сергеевича, но то, что многие из них были однозначно подвержены талантливости — факт.

Очень коротко о семье Никиты Михалкова:

Прадед по материнской линии — известный русский художник Василий Суриков.

Отец: знаменитый детский писатель Сергей Михалков, в частности, автор слов государственного гимна ныне почившего в бозе СССР.

Мать: поэтесса, переводчица Наталия Кончаловская, дочь художника Петра Кончаловского.

Братья и сестры: старшая сестра Екатерина — дочь от первого брака Натальи Петровны Кончаловской. Была замужем за знаменитым советским писателем Юлианом Семеновым.

Старший брат — кинорежиссер Андрей Михалков-Кончаловский, в советские времена эмигрировал в США, где снял несколько популярных кинофильмов. В конце 90-х годов вернулся в Россию, недавно на экраны кинотеатров вышла его новая картина “Дом дураков” о судьбе обитателей сумасшедшего дома, находящегося на территории Чечни и оказавшегося в зоне боевых действий в первую чеченскую кампанию. Этот фильм уже получил Гран-при кинофестиваля в Венеции и выдвинут оскаровским комитетом России для участия в конкурсе “«Оскар» за лучший иностранный фильм”.

Первая жена Н. Михалкова — Анастасия Вертинская (дочь великого Александра Вертинского), вторая — Татьяна (бывшая манекенщица, работала в московском Доме моделей).

Дети:

имеет четырех детей — Степана, Анну, Артема и Надю.

Степан — сын Н. Михалкова и А. Вертинской, женат, имеет троих детей.

Анна — актриса, закончила ВГИК, снялась в нескольких российских фильмах (“Ревизор” С. Газарова, “Небо в алмазах” В. Пичула), в том числе сыграла роль Дуняши в картине Н. Михалкова “Сибирский цирюльник”. Ведет передачу “Спокойной ночи, малыши”, замужем, имеет двоих детей — Андрея и Сергея. Муж-предприниматель —  Альберт Баков.

Артем — закончил режиссерский факультет ВГИК. Недавно у него и его гражданской жены родилась дочь — Наталья.

Младшая дочь — Надя — сыграла одну из главных ролей в фильме Никиты Михалкова “Утомленные солнцем”. Ей же предназначается главная роль — повзрослевшей девочки Нади в будущем проекте Никиты Михалкова “Утомленные солнцем-2”.

Владимир Мащенко

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!

Читай также

30 июля 2007, 10:57
26 июля 2007, 10:10

Комментарии (4)

символов 999
  • pernick 15 лет назад

    а это обязательно писать о том, в чём не слишком разбираешься? и еще так много и долго? факты - вещь упрямая, особенно в биографиях. а сам Никита Сергеич наверняка умнее того, чтобы восхититься подобным опусом, претендующем на оду в его честь. пафосность, псевдоэлитарность - минусы статьи. более-менее сносный ироничный стиль - плюс.

    Прокомментировать Мне нравится
  • pernick 15 лет назад

    а это обязательно писать о том, в чём не слишком разбираешься? и еще так много и долго? факты - вещь упрямая, особенно в биографиях. а сам Никита Сергеич наверняка умнее того, чтобы восхититься подобным опусом, претендующем на оду в его честь. пафосность, псевдоэлитарность - минусы статьи. более-менее сносный ироничный стиль - плюс.

    Прокомментировать Мне нравится
  • Crocus 16 лет назад

    Только дамы не "сентиментальные", а "экзальтированные", а так - отважно и умно! Никита Сергеевич в долгу...

    Прокомментировать Мне нравится
  • Crocus 16 лет назад

    Только дамы не "сентиментальные", а "экзальтированные", а так - отважно и умно! Никита Сергеевич в долгу...

    Прокомментировать Мне нравится
  • femina 16 лет назад

    Спасибо за статью! :)

    Прокомментировать Мне нравится
  • femina 16 лет назад

    Спасибо за статью! :)

    Прокомментировать Мне нравится
  • Whatever 15 лет назад

    Возьми, устройся работать в это издание, и напиши лучше (если тебе позволят). Антипсевдоэлитарный ты наш. Особенно за их зарплату. А "более-менее сносный ироничный стиль" - это всё, что я могу тебе предложить накануне Апокалипсиса, в котором скоро исчезнет и твой Никита Сергеевич, и твои "упрямые" факты, и твоя тоска по мировой культуре ( как выражался Мандельштам), и твоя страна, в которой никому нет дела не только до таких вот статей, но и до самих себя, и до несчастного завтрашнего дня. ...Я вижу, Вы просто счастливчик, раз есть время (и мотивация) оставлять какие-то коментарии в иллюзорных мирах интернета... Ну-ну...

    Прокомментировать Мне нравится
  • Whatever 15 лет назад

    Возьми, устройся работать в это издание, и напиши лучше (если тебе позволят). Антипсевдоэлитарный ты наш. Особенно за их зарплату. А "более-менее сносный ироничный стиль" - это всё, что я могу тебе предложить накануне Апокалипсиса, в котором скоро исчезнет и твой Никита Сергеевич, и твои "упрямые" факты, и твоя тоска по мировой культуре ( как выражался Мандельштам), и твоя страна, в которой никому нет дела не только до таких вот статей, но и до самих себя, и до несчастного завтрашнего дня. ...Я вижу, Вы просто счастливчик, раз есть время (и мотивация) оставлять какие-то коментарии в иллюзорных мирах интернета... Ну-ну...

    Прокомментировать Мне нравится

Новости партнёров

Loading...