Яна Дубинянская: “Во сне нет никаких барьеров…”

Яну Дубинянскую в России пока знают лучше, чем в Украине. Она известна как фантаст, ее книги (“Лестничная площадка”, “Проект «Миссури»”) собирают весьма неплохие отзывы. Недавно ее книги появились и

27 декабря 2005, 14:26

Яну Дубинянскую в России пока знают лучше, чем в Украине. Она известна как фантаст, ее книги (“Лестничная площадка”, “Проект «Миссури»”) собирают весьма неплохие отзывы. Недавно ее книги появились и на украинском: в издательстве “ФАКТ”, в той же серии “Exceptis excepiendis”, что и модный Джонатан Сафран Фоер. Для меня было сюрпризом увидеть в этой серии “Лестничную площадку” — так фантастика это или мэйнстрим? Об этом я спросила у самой Яны, а попутно узнала о ней много интересного: в частности, то, что сюжеты для книг ей снятся, а ее дочка родилась в новогоднюю ночь…

— Ваши книги издаются на русском языке и на украинском. Российские рецензенты очень хвалят Ваш стиль — всегда приятно, когда фантаст не только умеет выстроить сюжет, но и мастерски владеет языком. Какой Вам все-таки язык ближе — русский или украинский?

— Я родилась в Крыму, то есть лет до двадцати я украинского не знала в принципе. В школе я была от него освобождена, как и все остальные крымские дети. (Смеется) К моему патриотизму это не имеет никакого отношения! Естественно, русский язык мне ближе, естественно, я пишу только на русском языке, поскольку я считаю, что есть сферы, в которых можно пользоваться только родным языком — это творчество и семья.

Украинский я как следует выучила, только когда поступила учиться во Львов на факультет журналистики. Мне там подтянули язык очень здорово, хорошие учителя были. Поэтому я могу совершенно профессионально оценить качество переводов — а переводы очень хорошие. Это был метод проб и ошибок, были и не очень хорошие переводы, но то, что сейчас издается в “Факте”, меня устраивает на сто процентов. Я достаточно владею украинским, чтобы это оценить.

— Ваши книги, в частности, “Лестничная площадка”, выходили на русском языке в серии “Звездный лабиринт” — то есть подавались как фантастика. На украинском они выпущены в серии, к которой больше подходит определение “интеллектуальная проза”. Вы сами как свой жанр определяете?

— Для себя я жанры не определяю. Не говорю себе: вот я сяду и напишу фэнтези, или напишу киберпанк. Пишется то, что пишется. Остальное — это уже рыночные моменты. “АСТ” издает мои книги в серии “Звездный лабиринт”, раскрученной благодаря Сергею Лукьяненко, и они воспринимаются исключительно как фантастика, их читает определенный круг людей. Среди них много понимающих, классных читателей, с которыми очень приятно общаться и вообще знать, что они есть. Но очень много людей, которые книжку в таком вот “попсовеньком” исполнении просто не возьмут в руки. “Фактовская” серия интересна не только тем, что это выход на другого в языковом отношении читателя. Читатель украинской книжки считает себя интеллектуалом, так уж сложилось. И я, в принципе, даю повод к тому, что мои книги можно воспринимать и так. В следующем году запускается мой авторский проект — “Серiя Яни Дубiнянськой «Пазл»”, это будет литература интересная, сюжетная, но при этом психологическая и… с претензией на нечто… Должно быть интересно.

— В Ваших интервью я вычитала такой интересный факт: свои сюжеты Вы берете из снов. Как это происходит?

— Это начало происходить в детстве: снится абсолютно сюжетная, классная история, и ты собираешь вокруг себя детей, рассказываешь им об этом… Потом я заметила, что никто не верит, будто мне это снится, считают, что я просто офигенно выдумываю. И до сих пор я это дело продолжаю эксплуатировать. Конечно, не каждую ночь снятся вещи, которые могут стать литературным произведением. Но иногда чувствуется, что это оно. Если маленький рассказ — то может быть сюжет из сна от начала до конца. А когда речь идет о большом произведении, повести или романе, то сон — это толчок. Картинка, атмосфера, люди, зародыш идеи, который потом разрастется во что-то такое глобальное… И пока это ощущение есть, когда ходишь немножко “не от мира сего” — надо его записать на две-три страницы, а потом уже вернуться к нему более осмысленно…

— А откуда это к Вам приходит, не задумывались?

— Я не склонна в этом видеть какую-то мистику. Мне кажется, что это больше связано с тем, что во сне нет никаких барьеров. Вообще никаких. Абсолютная свобода творчества.

— Кто из писателей — русских, украинских, зарубежных — Вам близок?

— Я читаю все новинки Марины и Сергея Дяченок, мне нравится. Очень нравится Дина Рубина. Не совсем современник, но я его открыла для себя совсем недавно — Ромен Гари. Вообще любимые книги не перечислить. Когда в детстве мы писали друг другу анкетки — любимая еда, любимое животное, любимая книга — то ответ о любимых книгах был на две страницы, а потом надоедало писать.

— Есть уже возможность сравнить отзывы о Ваших книгах русских и украинских читателей?

— Вообще-то восприятие читательское индивидуально. Я не делаю никаких социологических срезов. Я воспринимаю любую статью в прессе точно так же, как отзыв в каком-нибудь Интернет-форуме: это впечатление конкретного человека. Тут от рыночного позиционирования книги мало что зависит. Это личное восприятие. Очень разные мнения очень разных людей.

— У Вас есть “идеальный читатель”? Когда Вы садитесь писать, Вы пишете с расчетом на кого-то или же пишете просто потому, что пишется?

— Нет, читатель в самом процессе не участвует, точно так же, как и я в нем мало участвую. Существует история, существуют люди, которые там живут, и с которыми что-то происходит. Мне самой интересно наблюдать за процессом, я внутри, а не снаружи.

— Расскажите немного о своей семье.

— У меня двое детей. Сыну пять лет, дочке два года исполнится на Новый год — она родилась в новогоднюю ночь. Дети — это совершенно фантастическая вещь по своей природе. Когда ребенок растет, потихоньку начинает задавать все более умные вопросы — это потрясающая вещь, это дает тот эмоциональный настрой, с которым можно писать.

О муже я должна сказать, что, во-первых, я его люблю совершенно безумно, а во-вторых, он переводчик моих книг — той же “Лестничной площадки”. По поводу переводов у меня с ним случались творческие споры, но он действительно хорошо чувствует язык. Он профессионал в этом деле. Я довольна, что работаю с ним.

— Какие у Вас планы на Новый год и что Вы сами себе в этот праздник желаете?

— Раньше я желания загадывала под бой часов, сейчас — под салют. Как правило, у меня сбывается то, что я загадываю. Я себе загадывала и московские книги, и свою дочку. В этот раз я тоже что-нибудь такое загадаю, и оно обязательно сбудется… Тогда скажу, а заранее говорить нельзя — тогда не сбудется!

Вопросы задавала Светлана Евсюкова

Подписывайся на наш Facebook и будь в курсе всех самых интересных и актуальных новостей!


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Loading...