Татиана Комарова: “Мое творчество для тех, кто верит в любовь…”

Ей только 25 лет, но на ее счету уже есть обласканный критикой сборник стихов “Вершники амальгами”, вышедший в 2004 году в издательстве “Факт”. Она считает, что ее творчество дано понять не всем, она

Ей только 25 лет, но на ее счету уже есть обласканный критикой сборник стихов “Вершники амальгами”, вышедший в 2004 году в издательстве “Факт”. Она считает, что ее творчество дано понять не всем, она углублена в себя, как все поэты, и не боится открывать в своих стихах душу так, что читателю порой становится неловко. Она красива, независима, и самое главное — ее зовут Татиана. Именно эту, церковнославянскую форму своего имени, она предпочитает привычной нам форме “Татьяна”. И в Татьянин (или, правильнее, Татианин) день мы просто не могли пройти мимо возможности пообщаться с поэтессой Татианой Комаровой.

— Когда и как Вы начали писать стихи?

— Стихи и песни я начала писать одновременно, примерно в 9-10 лет. Первые “творения” были посвящены моей маме — Светлане Комаровой. Когда мне исполнилось 10 лет, а ей всего лишь 30, я посвятила ей песню “Юбилей”. Тогда мне казалось, что тридцать — это серьезная юбилейная дата. Помнится, сажусь я за фортепиано, которое подарил мне мой дедушка Куприян, и торжественно исполняю песню. Понятное дело, мама и бабушка расчувствовались и обронили слёзы. После этого уже все знали, что Таня пишет стихи и песни. Могу добавить, что в школе я просто обожала писать сочинения. Это была отличная возможность покопаться в себе.

— Вы профессионально занимались музыкой, занимали первые места на международных конкурсах. Почему же в итоге все-таки предпочли музыке текст, сцене — экран монитора?

— Вы знаете, Светлана, этот вопрос я задаю себе довольно часто и нахожу несколько ответов. Во-первых, я не думаю, что с музыкой покончено, потому что если душа поёт, то жить без музыки ей просто противопоказано. Когда ты не только певица, но и автор текстов и музыки, ты больше копаешься в себе. Не могу сказать, что это хорошо. Я докопалась до того, что с 1999 года, когда записывался мой альбом, начала много писать. Поняла, что “очищение словом” от бесконечных бурных эмоциональных переживаний перерастает в одну из смысловых нитей моей жизни. Мое стремление к душевной чистоте, которые многие ошибочно называют юношеским максимализмом, мешало мне окунуться в богемный мир шоу-бизнеса. Сегодня ничего не изменилось, но на моем пути встречаются люди, которые, соприкасаясь с моим творчеством, говорят, что надо немедленно возвращаться на сцену. Если Бог дал тебе таланты, не надо их зарывать. “Это грешно, Татиана”, — сказал мне по этому поводу мой друг игумен Аристарх. Возможно, нужен какой-то толчок для этого.

— Творчество — что это? Работа, игра, болезнь?

— Творчество — это великий дар, который совершенно равноценно можно назвать работой, болезнью и игрой. Сейчас, работая в ежедневной газете, я пишу очень мало. Вдохновение приходит, когда человек живет творчеством и больше ничем не занимается. Его мысли совершенно свободны от прозаического быта. Свою книгу я писала 9 месяцев. В этот период я жила в другом мире.

— Виктор Рыбачук, чья картина стала обложкой Вашей книги, сказал про “Вершники амальгами”: Поезія Тетяни Комарової не схожа на ту, до якої ми звикли в Україні”. Как Вы считаете, были ли у него основания так говорить? В чем уникальность Вашего творчества?

— Виктор Рыбачук не только прекрасный художник, творчество которого я ценю, но и писатель (скандальный роман “Щоденники Горгони”). Его творчество вдохновило и меня. Рыбачук — это атомная электростанция, излучающая креативные, я бы даже сказала, гениальные идеи.

Об уникальности собственного творчества мне сложно судить. Это работа критиков и читателей. Но я скажу, что когда я пишу, я не могу соврать. Моя поэзия — это моя жизнь, со всеми мыслями и чувствами. Прочитав книгу, многие читатели говорили, что это слишком глубоко и откровенно. “Таня, становится больно, по-настоящему. Может не надо так оголяться?” — поделился впечатлениями 40-летний мужчина. Я ответила, что в этом суть — не бояться открыть душу. Но я в который раз убеждаюсь, что в жизни надо быть более осторожным.

— Как Вы сами определяете жанр, в котором пишете?

— В книге почти нет стандартной рифмованной поэзии. Встречаются внутренние рифмы. Это и не белый стих. Критики определяют мое творчество, как прозо-поэзия. Но это не поэтическая проза.

— Каков образ Вашего “идеального читателя”?

— Во-первых, это люди, у которых есть душа и которые мыслят нестандартно. Мой читатель должен не бояться посмотреть на себя изнутри, избавиться от табу, от комплексов, которые все-таки присутствуют в каждом из нас.

— “Моя творчість — для виняткових, — это Ваши слова. Насколько сейчас оправдана элитарность искусства, вообще деление культуры на элитарную и массовую?

— На элитарность можно посмотреть с различных ракурсов. Элитарно — значит не каждому доступно. Либо человек не может это приобрести, по той причине, что не располагает средствами. Либо это элитарно, потому что непонятно. Детективы любят читать не все, но понять их может большинство людей. Легко читается. Понятно, что “Имя розы” Умберто Эко прочитают не все. Тараса Шевченка может понять и прочитать каждый, кто хотя бы немного интересуется поэзией.

Многие представители старшего поколения были возмущены содержанием моей книги. Они увидели то, что было сверху, и нашли некие эротические вольности. Копать глубже не стали — а зачем?

У меня уже год лежит рукопись моей прозо-поэмы “Храм Электри”, которую я вижу даже в варианте пьесы. Я давала почитать избранным людям. Двое из них не поняли и сказали, чтобы я меньше летала в виртуальных мирах и писала о реальной жизни. На что я ответила: “Вы — циники, господа, поэтому вам не дано понять моё произведение”. Мое творчество для тех, кто верит в любовь и в святость отношений мужчины и женщины. Я верю, несмотря ни на что.

Есть ли для Вас в украинской и мировой поэзии кумиры, образцы для подражания?

— Никогда не ставила перед собой такой цели. Подражать кому-то — значит терять свое собственное лицо. Если у тебя его нет, то и другого выхода нет. Пишут, как когда-то писал Шевченко. Но всему свое время. Мир изменяется. Технический прогресс переходит все границы. Почему же ум человеческий не может себе позволить путешествовать за пределы догм и надуманных постулатов?

Меня восхищает гениальная поэзия Джеймса Джойса. Примерно в 13-15 лет огромную роль сыграла поэзия Леси Украинки, Лины Костенко, Анны Чубач, Мыколы Винграновского, Василя Стуса. Мне нравится ранняя поэзия Оксаны Забужко, Тараса Федюка. Помнится, когда я открыла книгу Антонии Цвит, поняла, что у нас очень много общего. Это касается содержания и стиля. Лично мы не знакомы, но я буду рада, если мы пересечемся в этом безграничном пространстве.

— Какие книги любимы Вами настолько, что Вы бы даже согласились отправиться с ними на необитаемый остров?

— Вопрос интересный. Есть много чудесных и любимых книг. Ну, чтобы не тяжело нести было (это в том случае, если я поеду одна, видимо, для написания романа), я бы взяла “Мистерии” Кнута Гамсуна, “Золотой Храм” Юкио Мисимы, “Чужое лицо” Кобо Абэ, “Степной волк” Германа Гессе. Что-то из Франсуазы Саган. Томики Сергея Есенина, Александра Блока, Марины Цветаевой. Ой, как много…

— Это выпуск e-Motion посвящен Татьянину дню. Что Вы знаете о своем имени, о Вашей святой покровительнице?

— Я знакома с вехами жития святой Великомученицы Татианы. Не Татьяной ее звали, а Татианой. Это уже потом адаптировали к русскому языку. Святая родилась и выросла в знатной семье. Ее отец был тайным христианином. Святая Татиана посвятила свою жизнь Богу и не выходила замуж. Она служила диакониссой в храме. За веру Христианскую святая Татиана умерла мученической смертью.

Если я располагаю временем, то в этот день всегда стараюсь побывать на службе в церкви. Для меня это действительно особенный день. А имя Татиана, насколько мне известно, означает “основательница, учредительница”. Говорят, что женщины, носящие это имя, отличаются упрямством, властностью и повышенным чувством собственности. Есть в этом доля правды.

— Татьянин день — это еще и неофициальный праздник студентов. Какие воспоминания связаны у Вас со временем учебы в вузе?

— Обычно проходили какие-то концерты. Но самое приятное — то, что меня всегда поздравляют очень многие люди. Тот факт, что о тебе помнят, вдохновляет.

— Ваши пожелания всем Татьянам, студентам и вообще читателям нашего журнала.

— Прекрасно, что есть такой журнал, как ваш, где люди имеют возможность найти для себя много интересной информации. Хочется пожелать вашим читателям, а в особенности Танечкам, любви, радости, ощущения праздника жизни. Не забывать о том, что каждый из нас уникален и имеет полное и законное право — быть счастливым в этом мире. Главное — не потерять себя.

Вопросы задавала Светлана Евсюкова

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии (2)

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net