Кисти любви Шагала

“Мать рассказывала мне, что когда я появился на свет, город охватил огромный пожар, и чтобы нас спасти, кровать, в которой мы оба лежали, переносили с места на место. Может быть, поэтому я постоянно

“Мать рассказывала мне, что когда я появился на свет, город охватил огромный пожар, и чтобы нас спасти, кровать, в которой мы оба лежали, переносили с места на место. Может быть, поэтому я постоянно испытываю потребность куда-то ехать”. Марк Шагал был непоседлив, как перелетная птица. Однажды в детстве цыганка предсказала ему необыкновенную жизнь, что будет он любить одну необыкновенную женщину и двух обыкновенных, а умрет.... в полете.

Две любви Марка

В 35 лет Марк Шагал покинул советскую Россию, поняв, что большевики не дадут ему свободно творить. Он был прав. Сколько талантливых художников умерли здесь с голоду, в нищете, в забвении, или вынуждены были приспосабливаться! Правда, Шагал успел послужить в родном Витебске комиссаром искусств, разукрасив к первой годовщине Октября город. На плакатах по небу летали крылатые быки, белоснежные ангелы, невероятные птицы и влюбленные.

Летящие по небу влюбленные – излюбленный мотив раннего творчества Шагала. Влюбленный человек не может не летать. Марку было 22 года, когда он познакомился с Бэллой Розенфельд, которая стала его женой, несмотря на возражения ее отца-ювелира.

Любовь Шагала и Бэллы можно назвать чудом. Она больше, чем роман, больше, чем страсть. Это божественное совпадение, встреча вопреки ходу времени и законам пространства, источник вдохновения и отрицание смерти. Они шли друг к другу еще до первой встречи. Спустя годы, когда наступило время воспоминаний, стало ясно, что их жизнь порознь была полна совпадений и таинственных предчувствий. Об истории любви молодого художника и красавицы Бэллы можно рассказать только стихами библейской “Песни песней”:

О, ты прекрасна, возлюбленная моя,
ты прекрасна!
глаза твои голубиные
под кудрями твоими;
волосы твои – как стадо коз,
сходящих с горы Галаадской…

Положи меня, как печать, на сердце твое,
как перстень, на руку твою:
ибо крепка, как смерть, любовь;
люта, как преисподняя, ревность;
стрелы ее – стрелы огненные;
она пламень весьма сильный.
Большие воды не могут потушить любви,
и реки не зальют ее.

Бэлла умерла в 1944 году от вирусной инфекции, когда они жили в Нью-Йорке. Шагал оплакивал свою возлюбленную всю жизнь, но боль его сердца выплескивалась яркими красками на полотна его картин, и на многих из них мы видим проплывающую в небесах красавицу в подвенечном уборе, словно невесту из “Песни песней”. Бэлла стала его небесной музой.

Но и на земле Марк Шагал не остался одиноким, Бог дал ему вторую жену – в 1952 году он женился на Валентине Бродской, которая стала ему верным спутником до самого последнего дня, и после смерти художника продолжала устраивать его выставки по всему миру. Любовь ее, может быть, не была столь романтична, как у библейской Суламифь, зато была верной и крепкой. Ваbу, как он называл ее, мы видим рядом с Шагалом больше на фотографиях, нежели на картинах, но без этой любви художник не смог бы писать свои шедевры.

Три любви Шагала

А еще он любил свой родной Витебск и пронес эту любовь через всю жизнь. Пейзажи на его картинах кажутся очень странными – вокруг Эйфелевой башни – маленькие покосившиеся домики, напоминающие обычное еврейское местечко. Это – и Париж, и Витебск одновременно, увиденные как бы с птичьего, вернее, с ангельского полета. А в годы войны, когда Витебск лежал в руинах, Марк Шагал написал признание в любви родному городу – своеобразные стихи в прозе.

Также Шагал любил изображать ангелов, небесных вестников любви. Они в изобилии населяют его картины. Вот ангел летит с большим букетом цветов, вот он венчает влюбленных, вот несет свиток Торы. А вот ангелы, как расшалившиеся дети, спускаются и поднимаются по лестнице, ведущей в небо, рискуя разбудить спящего праотца Иакова. Шагал обладал удивительным даром – видеть невидимое: он видел ангелов, видел души людей, он видел мир в его райском состоянии, то есть в состоянии любви.

Еще одна любовь Шагала – это любовь к Библии, с которой он познакомился еще в детстве. Его деды, дядья, отец читали и толковали Тору, ходили в синагогу, справляли еврейские праздники. Мать и тетки по субботам зажигали миноры и читали субботние молитвы. Из уст мудрых стариков он часто слушал хасидские притчи, древние песнопения, библейские истории. Не случайно пророки на его картинах очень похожи на старых евреев из российских местечек. Покинув Витебск, он навсегда унес этот мир с собой.

Часто в своих картинах Шагал изображает себя с палитрой и мольбертом, как бы подчеркивая, что художник – лишь свидетель и летописец, запечатлевающий этот мир во всем его многообразии, красоте и радости. И что бы он ни изображал – битву Иакова с ангелом, кошку, сидящую на окне его парижской квартиры, царя Давида, пляшущего перед Богом, ангела, благословляющего влюбленных, – все пронизано духом любви и благодарности Богу за каждый миг жизни. Именно это отличает Марка Шагала от многих художников ХХ века, которые изображали мир в его ужасах, катастрофах и падениях. Они не искали гармонии в жизни, а стремились познать ее, разложить на составляющие части. Одни бежали от реальности в умозрительные абстракции или сюрреалистические фантазии, другие – создавали свою реальность, утверждая право художника на самовыражение и свободу творчества. Но Шагал не декларировал свободу, он жил и дышал ею, потому что любил Божий мир, и эта любовь свободно выливалась на его полотна. Писание говорит: “где Дух Господень, там свобода”, – и Шагал был исполнен этого Духа – духа любви.

Сергей Космин

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net