Абеляр и Элоиза. Греховознесение

И не знаешь ты, и никто не знает,– Бог один за всех! –По каким сейчас площадям гуляетТвой прекрасный грех!Говорят, их звали Абеляр и Элоиза. Ужасные грешники, говорят. Свидетели не дожили, был это

И не знаешь ты, и никто не знает,

– Бог один за всех! –

По каким сейчас площадям гуляет

Твой прекрасный грех!

Говорят, их звали Абеляр и Элоиза. Ужасные грешники, говорят. Свидетели не дожили, был это век XII, но рассказывают множество мельчайших деталей этих грехопадений.

..А была Любовь, и было это – греховознесение.

Философ и богослов, блестящий педагог, воспитавший нескольких римских пап; воспитанница каноника парижского собора Нотр-Дам, аббатиса. Напишем – Пьер Абеляр и его Элоиза – пусть будет так. О многом писать можно гораздо смелее, чем говорить, – утверждал когда-то Абеляр. Теперь о Нем, о Ней и о том, что когда-то взорвало их мир, пишут тома.

Если быть кратким и постараться недалеко отходить от “сюжета” - выглядит это приметно так:

К своим 38 он достиг вершин славы как философ и теолог. Блестяще образованный, красивый, богатый и знатный, слава его гремела, число учеников росло.

Об эрудиции 16-летней Элоизы говорили не меньше, чем о блестящих лекциях Абеляра. Осиротев в раннем детстве, Элоиза воспитывалась дядей Фульбером – каноником парижского собора Нотр-Дам. Дядя отдал маленькую Элоизу на воспитание в женский монастырь св. Марии в Аржантейле. Монастырь был одним из самых процветающих во Франции – девочка получила блестящее, небывалое для женщины тех времен образование. Она говорила и читала по-латыни, по-гречески и по-древнееврейски.

Увидев Элоизу, Абеляр “воспылал к ней страстью большей, чем к Богу”.

Философ снял у Фульберта комнату за хорошую плату и обещание давать Элоизе бесплатные уроки.

Уроки были предлогом.

Книги были единственными свидетелями этих откровений. Над ними чаще звучали любовные признания, нежели ученые разговоры, больше было поцелуев, чем мудрых изречений; руки чаще блуждали по груди, чем по страницам учебника, а глаза охотнее отражали любовь, чем следили за написанным...

Теперь он предпочитал сочинять стихи, посвящая их Элоизе, и музыку к любовным песням. "Они были так приятны и словами, и напевом, что часто повторялись всеми", – свидетельствовала Элоиза, добавляя, что ее имя благодаря этому было у всех на устах (к сожалению, ни одного стиха до сих пор не обнаружено).

Связанный обетом безбрачия богослов и непорочная девушка без рассуждений расстались с невинностью. “Есть ли на всем свете хоть одна королева или принцесса, которая не завидовала бы тем восторгам, которые я испытывала в постели с ним?” – без смущения писала потом Элоиза.

А потом дала о себе знать природа, принесла Элоизе весть о скором материнстве. Она приняла это с благодарной радостью, она не думала, что можно по-другому.

Однажды ночью, когда Фульбер отсутствовал, Абеляр пробрался в комнату Элоизы и отвез ее к своей сестре в Бретань. Здесь она и родила сына, которого назвали Астролябием... (Больше это имя в повествовании не встретится)

И не знаешь ты, и никто не знает,

– Бог один за всех! –

По каким сейчас площадям гуляет

Твой прекрасный грех!

…Фульбер был в ярости. Племянницу похитили, у нее – незаконнорожденный младенец, а любовник как ни в чем не бывало продолжает учить студентов.

Абеляр пообещал ему обвенчаться с Элоизой, но при условии, что о свадьбе никто не узнает. Каноник согласился. Они оба возвратились из Бретани в Париж и тайно обвенчались в одной из церквей в присутствии дяди Элоизы и нескольких своих друзей. И также негласно разъезжались по домам, лишь время от времени тайком встречаясь.

Элоиза жила у дяди, Абеляр читал лекции. Она с гордостью носила унизительное звание любовницы. Его карьера заставляла хранить в тайне их брак.

Обстановка настолько накалилась, что Абеляр вынужден был отправить Элоизу на время в женский монастырь, чтобы переждать, пока не утихнут пересуды. Здесь они продолжали встречаться.

Абеляр навещал жену, хоть монастырский устав это запрещал. Но ведь Элоиза - гостья, поэтому добросердечные монахини сквозь пальцы смотрели на эти встречи. Влюбленные отдавались страсти прямо в монастырских стенах, на полу трапезной. Абеляр винил себя за такое “бесстыдство”, но Элоиза старалась убедить его, что никакое проявление любви не может быть постыдным. Знали бы они, что их ждет...

Исчезновение Элоизы еще больше разозлило Фульбера. И он решил отомстить. У него родился дьявольский план.

Абеляр потом будет вспоминать: “Однажды ночью, когда я спал в одной из комнат в глубине дома, подкупленный слуга впустил злоумышленников, и те предали меня мести, самой варварской и самой постыдной: они отрезали мне те части моего тела, которыми я совершил то, что они так оплакивали. Затем они бежали из дома”.

Стыд и смятение заставили Абеляра постричься в монахи. Ту же участь он уготовил и Элоизе, заставив и ее принять монашеский обет, принудив, в сущности, на добровольное заточение. Она безропотно согласилась. “Да будет на то твоя воля”, - сказала она и охотно последовала за ним в “пламя адово”.

Когда влеклась я к грозным алтарям,

Переступив права святые, то на тебя, супруг мой,

Все на тебя глаза мои глядели, отвратившись от Креста.

Элоизе исполнилось всего девятнадцать, когда она постриглась в монахини. Восемнадцать месяцев ей было отпущено судьбой, чтобы почувствовать себя Женщиной. Она стала аббатисой монастыря Аржантей. Но...

“…Ты знаешь, мой возлюбленный, и знают все, что, теряя тебя, я утратила все... Только ты один можешь заставить меня не грустить, только ты можешь доставить мне радость и облегчение страданий. Ты единственный человек на свете, перед которым я чувствую настойчиво меня зовущий долг: ведь все твои желания я смиренно исполнила. Я не противоречила никогда ни единому твоему слову. Но во мне достало сил, чтобы не утратить и саму себя. Я сделала даже больше этого. Как удивительно! Моя любовь превратилась в истинный восторг. По твоему велению... я выбрала иной наряд и изменила сердце. Я показала тебе, что ты был единственным владыкой как моего сердца, так и плоти.”

Он молчал, он монах, не ему отвечать на такие письма.

В 1141 году больной, разбитый, немощный шестидесятилетний калека, Абеляр пешком отправился в Рим, чтобы лично предстать перед папой Иннокентием II. По дороге он останавливался в монастырях, чтобы немного отдохнуть и набраться сил. Но истерзанному, измученному жизнью и великой Любовью старику уже ничто не могло помочь. 12 апреля 1142 года смерть наконец обрекла его на “вечное молчание”. Наконец Абеляр обрел покой, которого никогда не имел здесь, на грешной земле...

Иногда Пьера Абеляра называют “занозой в культуре XII века”. Его философско-религиозные сочинения дважды осуждались католической церковью как ереси. Историки-католики и поныне клеймят его как опасного врага церкви, историки-протестанты восхваляют как раннего предвестника будущей реформации. В центре этики Абеляра – вопрос о сущности греха, и, право же, этот философ, теолог и поэт знал толк в том, о чем говорил.

Грех. Человеческое деяние с божественным вкусом.

Тело Абеляра привезли для захоронения в ее монастырь. Она гладила траву и перебирала пальцами землю на его могиле. Она тоже прожила 63 года. И в тот момент, когда в могилу к супругу опускали тело Элоизы, Абеляр простер к ней руки, чтобы обнять ее. Навсегда.

A-mol

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net