“Игла”

Виктор Цой – последний герой? “Казахфильм”, 1988. Режиссер: Рашид Нугманов В ролях: Виктор Цой, Петр Мамонов, Алесандр БашировСмерть одних идеалов всегда ведет к рождению других. Гибель Советского

Виктор Цой – последний герой?

“Казахфильм”, 1988. Режиссер: Рашид Нугманов

В ролях: Виктор Цой, Петр Мамонов, Алесандр Баширов

Смерть одних идеалов всегда ведет к рождению других. Гибель Советского Союза отчасти стала гибелью умов людей, его населяющих. После первого аккорда финальной увертюры под названием “Гибель Богов” году эдак в 1984 самая морально здоровая (молодая) часть населения начала торопливый бег от советской реальности. По советской же традиции, дорога к лучшему заканчивалась на краю глубокой пропасти, а обрести свободу можно было лишь прыгнув с разбега на самое дно.

Пока люди старшего поколения тихо сходили с ума от отсутствия всего, и в первую очередь, понимания происходящего, гениальная молодежь шатающегося СССР с шумом и свистом сигала на острые камни пропасти счастья. Гениальность тогда измерялась длинной полета и количеством матерных слов в адрес “совка”, которые гений успевал выкрикнуть на пути к гибели. Оставаться в живых было не принято и даже как-то неприлично. Ну, вы в курсе: “он пробовал на прочность этот мир каждый миг – мир оказался прочней”.

В принципе, эти яркие, но короткие путешествия отдельных личностей к своей гибели подарили жителям тогда еще Советского Союза первых настоящих идолов музыки, первые культовые кинофильмы. Идолы выделялись откровенной склонностью к суициду, а культовые фильмы были правдивыми и оттого отвратительными.

Фильм “Игла” (1988 год) – явление совершенно невероятное и невозможное для того времени. Во-первых – это кино про наркоманов. Во-вторых – фильм снят казахом, третьекурсником ВГИКа Рашидом Нугмановым. Он поставил условие (он еще и ставил условия руководству “Казахфильма”!): пригласить оператором своего брата (тоже студента) и задействовать в “Игле” непрофессиональных актеров, а проще говоря, своих друзей.

Как вы уже догадались, одним из друзей режиссера оказался 25-летний рок-музыкант Виктор Цой. Властитель дум миллионов советских подростков согласился на эту роль, даже не читая сценария. Лидер группы “Кино” хотел быть героем настоящего кино.

Сюжет фильма прост до неприличия. Моро (Цой) возвращается в Алма-Ату и по каким-то причинам не хочет, чтобы родители знали о его возвращении. Он ищет, где бы найти крышу, и вспоминает о девушке, которую когда-то любил. Дина рада встрече, но Моро вскоре узнает, что она стала наркоманкой. Он увозит ее к морю, где зависимость постепенно начинает уходить. Но по возвращении в город страшная болезнь возвращается. Тогда Моро принимает решение расправиться с поставщиками наркотиков.

В фильме есть два важных момента, которые на протяжении нескольких лет стали мейнстримом в советском и постсоветском кинематографе. Первое – лицо нового героя того времени. Теперь его удел – быть сильным (морально и физически), справедливым и… несчастным. Судьба, которую он избирает для себя, – бунт бессмысленный и беспощадный. На самом деле, для того, чтобы осознано понимать, что борьба, которой ты себя отдаешь, заведомо закончится ничем вообще и трагедий для тебя лично, необходимо быть сильным человеком.

Второй момент – эти пейзажи планеты Марс после атомного взрыва, в которых живут и действуют герои фильма. Собственно говоря, потому Алма-Ата и становится местом действия – на тот момент времени это пока еще наиболее подходящее место в СССР для создания ощущения пустоты и безысходности. Позже, когда такой же вид приобретут остальные города Союза, снимать фильмы подобной эстетики и морального эффекта станут повсеместно.

Ну и напоследок – изобретение советского разума периода полураспада: гибель главного героя. Гибель насколько завораживающая, настолько и бессмысленная. Смерть вне поединка, о который будут мечтать тысячи мальчишек. Справедливости ради стоит отметить, что именно такой финал довольно реален. Конец 80-х – начало 90-х предоставлял множество возможностей для того, чтобы окончить свою жизнь именно таким образом. Unhappy end – достойный ответ Голливуду от “Казахфильма”.

На самом деле, культовость этого фильма в наше (не такое тяжелое, но гораздо более циничное) время определяется воспоминаниями о “том” времени, который испытывает каждый его смотрящий уже в сотый раз. Сейчас, когда подросткам того времени по 40–45 лет, им кажется, что всё это происходило и с ними тоже. На самом деле, это, конечно же, неправда. Как неправда и то, что в 2006 году фильм “Игла” всё еще стоит смотреть.

Роман Любченко

P.S. автор приносит извинения тем читателям, чьи чувства он мог обидеть своим скромным мнением.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net