Мартин Эмис “Записки о Рейчел” (The Rachel Papers)

Мы довольно давно имели возможность впечатлиться Фаулзовым “Коллекционером” и Бэнксовой “Осиной фабрикой”. Написанный через десять лет после одного из этих дебютов и за одиннадцать до другого, первый

Мы довольно давно имели возможность впечатлиться Фаулзовым “Коллекционером” и Бэнксовой “Осиной фабрикой”. Написанный через десять лет после одного из этих дебютов и за одиннадцать до другого, первый роман Мартина Эмиса (Martin Amis) переведен совсем недавно. Намного более скромная в отношении сюжета, но не менее провокационная, чем упомянутые бестселлеры, история в первую очередь заворожит тех, кто, вслед за священным индийским текстом Дхаммападой, считает величайшим грехом невежество.

Единственным и, с позволения сказать, основополагающим минусом “Записок о Рейчел” является их почти непреодолимая “бульварность”. На пороге совершеннолетия (21-й, конечно же, год) главный герой романа Чарльз Хайвэй занят наведением порядка в своих неисчислимых дневниках и записных книжках, из которых на терпеливого читателя вываливается весь отнюдь не джентльменский набор юношеского реализма: прыщи, похмелье, дыры в карманном бюджете, учеба, влюбленность в девушку по имени Рейчел и разочарование в ней.

При наличии отдаленного и осмысленного взгляда среди этих “жизненных соков” обнаружится спрятанный Эмисом парадокс, огромный, как спрут. Наш откровенный юноша, несмотря на свою неимоверную эрудицию и зашкаливающий интеллектуальный уровень, весь поглощен проблемами, мягко говоря, недостойными такой впечатляющей базы. Вот причина: все усилия героя направлены на то, чтобы любым способом избежать горя-от-ума, разлада как с обществом, так и с собой. Соблюдая шаткое равновесие, он всё же без труда избегает и карьеристских амбиций, и какой-либо идеологической борьбы: “Как и большинство людей, я испытываю подсознательное чувство вины по отношению к стоящим внизу, зависть к находящимся выше и неизбежное чувство угнетенности системой вообще. Лучше ли это, чем простая несознательность Рейчел?”

Сознательность же Хайвэя заключается в понимании недолговечности такого времени-состояния, как молодость. И весь его обширнейший интеллект должен быть брошен на поиски способов удовлетворения гиперсексуальности и прочие пути самоутверждения.

Нам же иногда, хоть и с горечью, но следует напоминать себе: “Жизнь, дорогая Рейчел, гораздо в большей степени эмпирическая или даже тактическая штука, чем ты, возможно, готова признать”.

Алек Веремко-Бережной

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net