“Моральный Кодекс” и их обстоятельства

“Моральный Кодекс” давно уже пора призвать к ответственности. Какой там “джаз-поп-рок”? Сборище немолодых уже мужиков, которые десять лет играют то же, что и на первом своем альбоме. Более того,

“Моральный Кодекс” давно уже пора призвать к ответственности. Какой там “джаз-поп-рок”? Сборище немолодых уже мужиков, которые десять лет играют то же, что и на первом своем альбоме. Более того, данныйстиль все эти годы не поддается никакому определению.

“Минималистический максимализм” – объявили они себя когда-то. И с тех пор раз за разом выжимают максимум из одного и того же минимума – блюзового квадрата, небрежно кинутого на прямолинейный и ломовой фанковый ритм.

Небрежность в версии “Морального Кодекса” доведена до состояния почти что физиологического совершенства. Они гнусно плагиатят детские считалочки – помните “Вышел месяц из тумана” или “На палубе матросы курили папиросы”? Да-да, лужёная глотка Мазаева способна превратить в радиошлягеры даже это.

Кроме всего, раздражает полное игнорирование предписанных норм и правил поведения. “Моральный Кодекс” раздражает безучастностью своей и пофигизмом. Мало того, что они никогда не гнались за модой – они не пытались ее формировать. Они просто гнут собственную линию, играя свой вариант рок-н-ролла без инвентарного номера.

“Кодекс” начинался в составе Сергей Мазаев (саксофон, вокал), Николай Девлет-Кильдеев (гитара), Александр Солич (бас-гитара) и Игорь Ромашов (барабаны). Мазаев начинал в различных вокально-инструментальных ансамблях, но известности добился как участник финального состава “Автографа”; Солич работал в группе Стаса Намина. Значительную роль в формировании концепции группы и ее репертуара на ранних этапах ее существования играл продюсер и текстовик Павел Жагун, который стартовал еще в конце 1970-х гг., долго играл в вокально-инструментальном ансамбле “Красные маки”, а также писал тексты для Александра Барыкина и ряда других популярных исполнителей.

В 1990 на студии SNC “Моральный Кодекс” записал, а чуть позже выпустил свой дебютный альбом “Сотрясение мозга”, на котором к ее составу присоединился клавишник К. Смирнов. Впоследствии Жагун и Ромашов покинули группу, и ее безраздельным хозяином стал Мазаев. Место за барабанами занял еще один “ветеран” московской рок-сцены Юрий Кистенев (экс-“Альянс”, “Звуки Му” и т.д.). В 2000-м группа записала саундтрек к фильму “24 часа”, а уже весной следующего года выпустила очередной номерной альбом “Хорошие новости”.

2003 год ознаменовался неожиданным сотрудничеством с поп-группой “Дискотека Авария”: “Моральный Кодекс” спел с ними песню “Небо”, которая ранее исполнялась “Аварией” в одиночку; в свою очередь, “аварийцы” сделали ремикс на хит группы Сергея Мазаева “Первый снег”.

Сам Мазаев также берет на себя довольно много – не дерется, не скандалит, высказывания сплошь лояльные, отстраненные, без эксцентризма и ругательств:

О поэзии в музыке:

“В тех песнях, которые мы слушали в 70-х годах, мы не понимали языка. Не ведая смысла, мы воспринимали их чисто эмоционально. Например, никто не предполагал, о чём поется в песне Smoke On The Water. Все думали, что там происходит какая-то революция или любовь. А там ведь просто рассказывается о том, как у Deep Purple сорвался концерт в казино из-за пожара. Поэтому я и говорю о том, что «Моральный Кодекс» – большие музыканты и рок-н-ролльщики, чем представители нынешнего поколения. Нынешние рокеры всё же больше поэты. У них основным оружием является слово. А мы развивались так, что слово прилипло к нам позже, чем музыка. Эмоция у нас опередила сознание”.

О “Песне о вещем Олеге”:

“Там каждая строчка имеет совершенно отдельную историю. Получился текст в стиле клочковатого минимализма. В психиатрии есть такое понятие, как «клочковатое мышление», когда у человека скачут мысли, он пытается говорить сразу понемногу и обо всём, соскакивая с темы на тему. Это такое небольшое психическое нарушение, которое надо лечить. Мы в себе это видели, поэтому и наша пластинка называется «Сотрясение мозга». В группу «Моральный Кодекс» я пришел работать после группы «Автограф», это была очень витиеватая и музыкально насыщенная история. Естественно, после того нотного изобилия, которое было в «Автографе», мы немножко стебались с помощью малого количества нотных знаков. Тогда нам казалось, что мы вообще делаем музыку для детей детсадовского возраста. Наш тогдашний стиль мы называли «платоническое порно» или «маниакальное диско». Это был такой симбиоз стилей. Из-за этого у нас получился непонятный стиль, который мы пытались определить как «новый климат», так как этот климат никак не приходил на территорию нашей страны. А сейчас это всё-таки прорвало. Прошло более пятнадцати лет, пока публика наконец обратила на нас внимание. Мы ждали, когда средний класс наконец появится в нашей стране”.

О музыкальных тенденциях:

“По нашим песням вполне можно судить, какие тенденции происходят в музыке. За исключением, наверное, последних трех-четырех лет, когда в рок-н-ролле появилась такая меланхолия… Это свойственно не только нашей стране: появляются группы, которые изначально меланхоличны («Уматурман», а шло это всё еще от «Мумий Тролля»). У «Мумий Тролля» были какие-то агрессивные выпады, но проявились в чистом виде они лишь во «Владивостоке-2000», пожалуй. А всё остальное – обтекаемо, мягонько. У Ильи Лагутенко уникальный кошачий образ, конечно!! На Западе происходит аналогичная тенденция, которая ведет свой отсчет от клэш-групп”.

О временах СССР:

“Я бесплатно учился играть на кларнете в Доме пионеров, закончил очень хорошую школу, учился в университете. С удовольствием служил в армии, вы вообще себе это представляете??!! Были, конечно, проблемы, когда мы по 8 часов стояли на репетициях на Ходынском поле, на холодном ветру с дождем: снег в рожу, десантники кругом топают. Понятно, что это – сложности, но это – хорошие сложности. У нас была атмосфера единства, у нас было ощущение, что мы члены одного общества. У нас был один моральный уклад, моральные устои. Мы все понимали, кто мы. А сейчас, к сожалению, свое всё разбазарили. К нам приехало много новых людей, и мы их не адаптируем в нашей истории”.

И эти высказывания тоже можно использовать против них.

Перечислим поименно.

Состав:

Сергей Мазаев – вокал, саксофон

Николай Девлет-Кильдеев – гитара

Александр Солич – бас-гитара

Константин Смирнов – клавиши

Юрий “Хэн” Кистенев – ударные

Андрей Иванов – звукорежиссер

Павел Жагун – продюсер

Предшественники:

INXS

David Bowie

Clash

Sonic Youth

Rolling Stones.

Соратники:

“Мумий Тролль”

“Ночной Проспект”

“Ракета”

Block Four

F.R.U.I.T.S.

 A-mol

По материалам www.mnews.ru .

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net