Пит Догерти. Матерый саморазрушитель

Образ жизни Пита Догерти, харизматичного лидера группы, легко укладывается в известную формулу sex, drugs&rock’n’roll, причем вторая составляющая, кажется, преобладает надо всем остальными. Ему

Образ жизни Пита Догерти, харизматичного лидера группы, легко укладывается в известную формулу sex, drugs&rock’n’roll, причем вторая составляющая, кажется, преобладает надо всем остальными.

Ему всего лишь 25, а весь мир уже у его ног. Экс-фронтмен The Libertines и нынешний лидер The Babyshambles срубает такие деньжища, что даже братья Галлахеры выглядят на его фоне уличными лохотронщиками. Однако вместо того, чтобы купить себе какой-нибудь островок, Пит Догерти вынужден проводить бессонные ночи на раскладушке в полуподвальном помещении. Как же человек, признанный общественностью главным талантом последних лет, сумел докатиться до этого? Виной всему его пагубное пристрастие к героину и кокаину, которое обходится ему в 1 000 фунтов за день.

Пита вышибли из его же собственной группы, от него открестились друзья и родственники, однако Догерти так и не прекратил саморазрушения. Даже родители не смогли заставить Пита образумиться. Мать музыканта отказывалась от лечения смертельной болезни – рака груди – до тех пор, пока Пит не отправился в таиландский монастырь: это был последний шанс, потому что на выздоровление в частных клиниках надежды уже не было. Догерти провел в монастыре ровно три дня, а потом через Интернет обратился к преданным фанатам с просьбой о “наличности” на обратную дорогу.

“Я не боюсь смерти, – говорит Догерти по возвращении из монастыря, – меня не интересуют разговоры о моем возможном уходе из жизни, меня интересуют только «колеса». Я знаю достаточно много людей, которые принимают наркотики гораздо чаще меня, – и ничего, они всё еще живы”.

На фоне новой рок-волны он выделяется среди других своей искренней безбашенностью и особой невменяемостью. Пит Догерти – живое воплощение рок-идола, безнадежный наркоман, скандалист и, кроме того, гей-икона всей Великобритании. Стоит ли говорить про музыку, которая более чем соответствует поведению!

Пит даже не думает о том, что вроде положено попадать в ноты, порой бессвязно что-то бормоча и переходя на какой-то бубнеж – словно стремительный порыв экстаза обкурившегося наркомана. С определенной скидкой эти записи вполне могут претендовать на звание шедевра. Всё это придает талантливому раздолбайству, местами преходящему в откровенную вакханалию, особый колорит. Словно именно так и должно быть. Риффы стремительны, местами даже романтичны и сдержанны, но непременно повышают настроение. Конечно, всё это уже давно не ново, а эксплуатируемые идеи с кого-то содраны, но зато с каким обаянием и талантом это сделано.

Догерти полагает, что его внутренние демоны куда опаснее “таблеток”: “Есть только две вещи, в которых я уверен наверняка: моя первая гитара и мое здоровье, которое не сломить никаким наркотикам. И лечиться мне нужно не от наркотической зависимости, а от моих демонов. До тех пор, пока я не освобожусь от них, я не брошу принимать наркотики. То есть фактически, я не брошу никогда”.

“Самое смешное воспоминание? Когда-то проснулся под такси, абсолютно голым...”, – рассказывает Пит Догерти.

Его бледное полудетское лицо, худой торс, который он оголяет в конце чуть ли не каждого концерта, его шляпки – всё это, без сомнения, войдет в историю британской музыки начала третьего тысячелетия. Но кроме внешних атрибутов, должны запомниться еще и его песни, преисполненные если не безнадежности, то, как минимум, экзистенциализма.

На вопрос, сознает ли он, насколько зацикленным на смерти получился последний альбом “В Альбионе”, Пит сказал: “Влюблен ли я в смерть? Вроде нет... Может, потом я буду слушать этот альбом и подумаю – ну и мрак!”

Личная жизнь Догерти также бурлит, как кипяток: “Группи – это не для меня, я ищу светлой и чистой любви, – признается музыкант, скрестив пальцы за спиной. – Ирен долгое время была моей подружкой, но мне пришлось выбирать между ней и наркотиками. Само собой, я выбрал наркотики”.

А на вопрос, как лучше жить, – с наркотиками или без, он говорит: “Да, да...”

Его переспрашивают: “Что – да? С ними или без?”

Пит Догерти: “Да, да. С... Или без...”

A-mol

По материалам Sunday Mirror

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net