Алиби: Женатые мужчины для нас – табу

Как прошла автограф-сессия?Алина: Очень здорово! Мы даже не ожидали, что все с таким весенним позитивом придут!Аня: Не перестаем восхищаться поклонниками, которые вот такие симпатичные игрушки нам

Как прошла автограф-сессия?

Алина: Очень здорово! Мы даже не ожидали, что все с таким весенним позитивом придут!

Аня: Не перестаем восхищаться поклонниками, которые вот такие симпатичные игрушки нам дарят (машет плюшевым мишкой). Все очень открытые, все поют.

Каждый ваш альбом – это этап в жизни. “Отражение души” – следствие чего?

Аня: Следствие того, что душа меняется, пребывает в движении, состоянии полета. Альбом очень разноплановый по музыкальным стилям. Тут есть и танцевальные композиции, и лирика глубокая, и экстрамодные сочетания ритмов танго с восточными напевами и ритмами r’n’b. Это всё говорит о том, что душа разная, она многогранная.

Алина: Этот альбом – действительно отражение наших душ. Аня создавала тексты, я музыку. И все наши чувства, наши переживания, все мы – в этом альбоме. Это коллаж из самых ярких воспоминаний, и чувств, и мыслей, пережитых нами.

Аня: Есть еще один человек, без которого мы бы не смогли написать этот альбом. Это Михаил Некрасов, наш саунд-продюсер, аранжировщик и со-композитор.

Отражения ваших душ совпадают?

Аня: Безусловно! Мы даже звучим в одной тональности. Иначе мы просто не смогли бы писать песни гармонично настолько, насколько это у нас получается. Мы чувствуем друг друга без слов. Знаете, мы с Алиной – ментальные близнецы. У нас ментальный симбиоз.

Как вы об этом узнали?

Аня: Мы чувствовали это всегда, а недавно получили фактическое тому подтверждение. На одном сайте нашли программу, по которой можно вычислить, насколько люди совместимы – энергетически, духовно, ментально… По подсчетам получилось, что мы с Алиной – идеальная пара.

“Нас воспитывали как близнецов”

И всегда были такой идеальной парой? Что, даже в детстве не ругались, не ссорились, подушками не дрались?

Алина: Нас воспитывали как близнецов. Я даже в школу пошла сразу во второй класс, чтобы быть вместе с Аней. И всё время вместе. Нет, конечно, были споры. Как все дети, мы и ругались, и дрались.

Аня: Я иногда шучу, что так дрались, что могли бы стать даже каратистами. В порыве могли разбить даже стекла, вазы дорогие. И, как все дети, получали от родителей “по полной программе”. И в дальнейших конфликтах уже старались уходить подальше от бьющихся предметов, чтобы не было следов наших ссор.

Родители у вас строгие?

В один голос: Справедливые!

Аня: Они хорошие педагоги. Такими и должны быть настоящие родители. Умеют критиковать и похвалить, когда нужно.

В детстве не шлепали?

Аня: Ну, бывало…

Из-за парней вы между собой не дрались?

Аня: Были дебаты и даже ссоры: нам нравился один и тот же парень. Но до драк дело не доходило.

Алина: Скорее, парни из-за нас дрались.

Первая любовь, первые разочарования… насколько грустными были они у вас?

Аня: Это очень здорово, когда первая любовь – навсегда. Но это большая редкость. У меня первая и неразделенная любовь была в школе. И я была поражена тем, как молодой человек смог мне объяснить, что чувства невзаимные. При этом я не разочаровалась в мужчинах. Это было очень трогательно. Тогда родились и первые стихи.

Алина: Я, скорее, исключение из правил. У меня первая любовь не была несчастной. Может, это потому, что я – оптимист стопроцентный. И даже если были какие-то неудачи в чём-то, то я к этому относилась, как к жизненному опыту, никогда не впадала в депрессию.

Заняты ли сейчас ваши сердца?

Аня: Думаю, об этом в песнях сказано даже больше, чем нужно. Мы поем свои реальные истории. Вот, песня “Табу” рассказывает о том, что я хотела быть с молодым человеком, но не смогла по определенным причинам. Сейчас я свободна, потому что рассталась с ним. Не знаю, будет ли иметь эта история продолжение или нет. На данный момент я в таком весеннем ожидании, что ли.

Алина: Часто нас спрашивают, не собираемся ли мы замуж. Мягко ответим на этот вопрос: в принципе, потихонечку собираемся! Но еще не встретили тех людей, с кем бы хотелось прожить жизнь. Да, бойфренды есть. Но не более. К серьезному шагу еще не готовы.

“Поддерживаем себя в форме благодаря концертам”

Насколько вы экстремальны в жизни?

Алина: Я экстремальна процентов на 50–70…

Аня: А я на все 150–170%! Очень люблю острые ощущения. Это не обязательно риск для жизни, а острые эмоции, впечатления. Например, путешествие в ночной пустыне верхом на лошади. Так было в Египте, на Синайском полуострове.

Алина: Больше похоже на романтику, а не экстрим…

Аня: Еще какой экстрим! Под тобой – дикое животное… Ну, практически дикое (смеется).

Алина: Ну да, оседлала мустанга!

Аня: Между прочим, очень бы хотелось! Я – охотник за новыми впечатлениями и ощущениями. Единственное, чего не делала, – с парашютом не прыгала. А на параплане уже летала.

Алина: Да, с парашютом не прыгали. У нас другая крайность: погружение с аквалангом.

Недавно вы начали брать уроки экстремального вождения. Как успехи?

Алина: Мы уже практически заканчиваем обучение. Очень нравится!

Аня: Но останавливаться уже не собираемся. Очень нравится этот образ жизни, кайф от того, что ты за рулем, сливаешься с машиной, начинаешь чувствовать ее, ее габариты, скорость. Появляется что-то вроде физического единения с машиной. И даже в автосалоне теперь можешь выбирать свою машину интуитивно. Мы уже поняли, что наша с Алиной машина – Тойота Селико. Спортивная машинка. Она подходит и мне, и Алине идеально. А тренируемся мы в школе “Энергия движения” на спорткомплексе “Чайка” у Сергея Лукьянчука. Он настолько легко и просто объясняет, что невозможно не выполнить то, чему учит.

Чему уже научились?

Аня: Мы начали заниматься в тот период, когда было много снега, поэтому отработали экстремальные развороты с применением ручного тормоза, заносы. Достаточно хорошо умеем выполнять на большой скорости змейку – разнесенную и прямую, причем проделываем эти упражнения даже задним ходом.

Как вы поддерживаете себя в форме?

Аня: Благодаря многочисленным концертам и активному образу жизни.

Алина: Сейчас начинаем посещать тренажерный зал. И даже находим для этого время.

Аня: До этого систематически тренироваться не получалось. Разве что хореографией занимались.

То есть с салонными процедурами вы тоже плотно пока не знакомы?

Аня: Ну, на уровне маникюра-педикюра.

Алина: В остальном – пока нет острой необходимости.

За питанием следите? Насколько оно у вас правильное?

Аня: За этим следит наша мама. Благодаря ей питание сбалансированное. На завтрак она обязательно готовит злаки, фрукты, зелень, овощи. Я раньше была мясоедкой. А сейчас меня больше привлекает рыба.

Алина: Да и пост сейчас. Не могу сказать, что мы его строго придерживаемся. Но без мяса обходимся. А я так вообще себя прекрасно чувствую, потому что больше люблю сыр и морепродукты. Мясо – это не для меня.

Чем вкусненьким вас балует мама?

Аня: Я обожаю, как она готовит. Особенно – украинскую кухню. Любое блюдо – вареники, борщ, голубцы.

Алина: А еще у нее обалденно получаются шпинат со сливками и фаршированный перец!

“Мы, в любом случае, занимались бы творчеством”

Если бы не вышли на сцену, то кем бы стали в жизни?

Аня: Это точно было бы связано с творчеством, с публичностью, ораторским, организаторским искусством. А еще у меня было одно занятие, которым я занималась не в синхроне с Алиной. Это была художественная студия. Я хотела стать художником-мультипликатором. Но для такой профессии мне, наверное, не хватит усидчивости. Еще хотела бить кинологом… Свои навыки по дрессировке я применяю на наших сторожевых собаках, что охраняют дом.

Алина: Я не хочу говорить “стала бы”. Думаю, всё-таки попробую совместить карьеру певицы и актрисы и снимусь в фильме хорошем. Ну, а если не кино и не сцена, то, наверное, реализовала бы себя в художественной гимнастике. Или была бы хореографом по спортивно-бальным танцам. Говорят, у меня есть все данные для этого. И есть желание. Но музыка гораздо ближе.

Свое режиссерское образование уже удавалось применить на практике?

Алина: Да, мы сами поставили концерт-презентацию диска “Отражение души”.

И как находите свою работу?

Аня: Мы очень самокритичны всегда. Но по отзывам поняли, что достойны наивысшей оценки. Хотя кое-что можно было сделать и получше…

Алина: Но ведь главное – начать, сделать первый шаг в чём-то новом. Правильно я говорю?

Аня: Да. И мы этот шаг сделали. Когда мы с Алиной учились в Академии, то поставили 3 спектакля практически собственными усилиями.

Тяжело петь песни-откровения?

Аня: Очень тяжело. Особенно в первый раз, представляя песню, ощущения такие, как будто зияешь открытой раной. А когда песня становится популярной, то становится общей, и личные чувства нивелируются, притупляются. А как только написал – это как свежая рана. Мне страшно было выставлять “Табу” на суд слушателей, потому что это было тайное, очень личное послание конкретному человеку. Но потом мы поняли, что эти чувства близки очень многим. Нам стало намного легче.

Человек, которому эти слова предназначались, услышал их, понял?

Аня: Да, он позвонил и сказал, что так больно ему еще никогда не было.

Алина: Самое интересное, что мой молодой человек тоже… понял и проникся, будто эта песня – ему.

Аня: Вот еще одно подтверждение тому, что мы – ментальные близнецы. Даже в любви у нас истории и сюжеты повторяются, совпадают до мелочей. Кроме того, что, конечно, мужчины разные…

“Из родительского гнездышка мы не спешим выпархивать”

Страх сцены вам знаком?

Аня: Это естественная для нас среда. Мы с 4-х лет на сцене, и я не помню страха. Это было чем-то естественным: нам нравилось всегда выступать перед большим количеством людей и в доме, и на концерте. Помню, в детском саду мне дали роль Снегурочки. Это было очень престижно, и кастинг шел очень серьезный. А Дед Мороз был взрослым дядей, профессиональным актером. И я не придерживалась своей роли, а с выученным текстом импровизировала настолько легко и профессионально, что Дед Мороз был в шоке. И тогда уже было понятно, что сцена, общение с народом, публичность – это у нас в крови.

Первые гастроли помните? Как далеко пришлось уехать от дома?

Алина: Это было в начале 90-х, мне тогда было лет 7. Мы улетели в Канаду и дали там 55 концертов. Это было в удовольствие, нас хорошо принимала украинская диаспора.

Аня: Сейчас вспоминаем ту поездку не как сложный гастрольный тур. Для нас это было что-то сказочное, другой, новый мир. Украина только становилась независимой, а мы вдруг очутились в сказке. Макдональдсы, зоопарки, аттракционы, супермаркеты, магазины, игрушки… Но уже тогда мы воспринимали себя как артисты, и это большая ответственность: дарить людям праздник.

Алина: В этом большая заслуга наших родителей. Они нас так воспитывали и так настраивали.

Во скольких странах были?

Аня: Честно говоря, не подсчитывали. Но есть еще много стран, где хочется побывать. Мечтаю поехать в Грузию, посетить Японию, Китай и Южную Африку.

Самое любимое место на земном шаре?

Аня: Город Киев и наш дом. Из родительского гнездышка мы не спешим выпархивать. Из городов нравится Прага, Дублин, Корк (это Ирландия) и Санкт-Петербург.

Алина: Я обожаю Италию.

У вас много друзей?

Аня: Путем длительной и тщательной селекции их немного – настоящих друзей. Приятелей да, много. Мы очень открытые, легко идем на контакт. Но надолго с нами остаются единицы.

“А мечты у нас разные”

Самые памятные для вас подарки?

Аня: Вообще их было много: от сертификата на право владения участком на Луне до корзины цветов – анютиных глазок в феврале. Я обожаю, когда мне дарят книги, люблю старинные вещи. Один из самых приятных подарков за последнее время – это сохранившаяся с XVII века небольшая медная коробочка с красивым узором, из старинного петербургского публичного дома. В этой коробочке хранился бальзам для губ.

Алина: А мне подарили кольцо с зеркальцем. Оттуда же, что и Анин презент. Но если честно, очень люблю, когда мне мужчины дарят духи. Потому что сама я люблю, чтобы мужчина сам выбрал для меня тот аромат, который ему нравится. А одним из самых нужных и полезных подарков был синтезатор, который мне подарил папа на день рожденья.

Что любите читать?

Аня: О, литература-а-а! Это вообще моя любимая тема. Наша мама филолог и с детства привила нам любовь к чтению. Очень много могу об этом говорить. Но последняя книга, которая меня поразила, – это рассказ Кортасара “Граффити”. Произведение небольшое, всего в три страницы, но оно полноценно, как вся наша жизнь. Этот рассказ – зеркальное отражение того, что я сейчас чувствую.

Алина: А мне сейчас нравится Чак Паланик. Я практически всего его перечитала. Но в принципе, вкусы у нас очень совпадают, и я прислушиваюсь к Ане в плане литературы.

Аня: А я – к Алине в плане музыки. Она формирует мой музыкальный вкус, отслеживает все новинки и вводит меня в курс дела. Правда, недавно я поступила опрометчиво – абсолютно без подсказки Алины послушала альбом группы “Расмус”. Отличные там вещи. Это композиции в стиле рок.

Что для вас табу?

Алина: Женатые мужчины!

Аня: Да, они оказывают нам знаки внимания, но мы изначально себя от этого ограждаем, и проблем никогда не возникало.

Алина: Главное, мне кажется, не запрещать себе ничего, но и не делать того, что будет другим во вред и тебе. Это закон буддизма.

Мечта – одна на двоих, или у каждого своя?

Алина: Хоть мы и ментальные близнецы, но мечты у нас разные. Я мечтаю сыграть в кино.

Аня: А я – сделать выставку своих фотокартин. Я в последнее время не выпускаю фотоаппарат из рук и, кажется, что даже действительность воспринимаю покадрово.

Алина: А еще я мечтаю, чтобы Аня издала сборник своих стихотворений

Аня: Я пока с этим повременю. Говорят, что хорошие стихи, как и вино, со временем становятся лучше. Посмотрим, что будет с моими стихами года через три. Пускай пройдут проверку временем.

Автор: Людмила Ковальчук

Источник: glavred.info

Фотографии были взяты на сайте glavred.info

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net