Волчья яма

То ли сам воздух австралийских прерий другой, с примесью злостно психотропных летучих веществ, но если он рождает кошмар, так непременно кошмар в кубе. Это еще не артхаус, но уже не мейнстрим. Это

То ли сам воздух австралийских прерий другой, с примесью злостно психотропных летучих веществ, но если он рождает кошмар, так непременно кошмар в кубе. Это еще не артхаус, но уже не мейнстрим. Это еще не вещественное доказательство против человека, но уже существенное сомнение в его разумности и явном отличии от зверья.

Достаточно вспомнить недавний "Не вижу зла", снятый на пятом континенте. Теперь "Волчья яма" целиком от австралийского производителя  жуть из жути последних изысков жанра и активных поисков животного в себе. Национальность режиссера имеет первостепенное значение для его самовыражения.

Что пугает больше, чем досрочная "необходимость умереть", построчно выстраиваемая дебютантом большого формата Грегом МакЛином для горячечного воззвания к дремлющим инстинктам? Без сомнения, режиссер ознакомился с антологией кровавого фильмостроения хотя бы для того, чтобы избавиться от шелухи, пользуясь исключительным минимализмом, для восприятия еще более тяжелым и опасным при верном подходе.

Он не стал осложнять бесхитростный сюжет побочными линиями, обошелся без частностей и без многочисленных элементов, способных отвлечь внимание и ослабить напряжение долгосрочного ожидания. Минут на сорок ограничился лишь короткой криминальной сводкой "за год в Австралии пропадает столько-то, столько-то находят, а другие канули в лету"  и начал умело тянуть время, заставляя публику кусать локти от нетерпения.

Его не случайно заботят радости оголтелого молодняка на колоритном пленэре, купания, восходы, праздная болтовня у костра, всё, что доподлинно воссоздает атмосферу обыденности. Зритель проникается ею настолько, что становится уже не зрителем, а соучастником без права на корректуру. Тягучее ожидание опасности, кроющейся в любом движении, за следующим поворотом, на каждом углу само по себе противопоказано слабонервным.

Роуд-муви снято как домашнее видео в традициях "Ведьмы из Блэр", объективной камерой для пущего эффекта причастности. Добравшись до остановки "Волчья яма", к кратеру от метеорита или к могиле НЛО, можно было бы развить мистификацию, чтобы потом уфологии рассуждали о медитативных просторах и ценности картины. Но МакЛин с настырностью неофита и целеустремленностью человека, реализующего важную задачу, следует дальше и до конца, испытывая на прочность нервную систему подопытного зрителя.

Безупречное по построению кадра и использованию выразительных средств проникновение в сущность жестокости настолько полное, что язык не поворачивается окрестить данное "фильмом" или "искусством". Это скорее реконструкция частного случая, созданная специально для студентов-криминалистов в качестве учебного пособия "Человек человеку волк", "Будьте бдительны не только на дорогах", "Уносите ноги, пока их не протянули". Помните, что по МакЛину выживает отнюдь не сильнейший или лучший, а тот, кто больше приглянулся его величеству случаю. Воинствующее зло без купюр дословно воспроизводится во второй части программы  во всей отталкивающей красе, в самых точных и коротких формулировках.

О природе преступления. Главенствующий вопрос морали и нравственности в том, насколько далеко заведет сознание полной безнаказанности. Возможно, маньяк мог бы маньяком и не быть, но посреди огромных неосвоенных пространств человек дичает до полного озверения. Когда долго живешь в глуши, постепенно становишься ее частью. Грустно, скучно, некому руку пожать.

Присовокупим к внешним обстоятельствам и средам тяжелую наследственность, порок в крови и получим законченный портрет живодера. Если у вас по родственной линии каторжник в первом поколении, а вы  его потомок хоть в тридесятом, не видать вам загранок, как своих ушей. Придется обживать свое личное пространство, где на много миль вокруг ни одного порядочного человека, только птички вспархивают и кенгуру скачут табунами. Приблизительно такую картину набросал МакЛин. Ему виднее.

Наверняка не от черствости душевной, а от безразмерного таланта режиссер пересекает запретную черту, грубо вламываясь в подсознательное. Его натиск становится наказанием за зрительское любопытство, жажду не своей крови и адреналина. Он весьма жестко вторгается на запредельные территории страха, дает его крупные планы и выворачивает наизнанку мифы, доказывая, что только правда достойна войти в хрестоматию ужаса. Ни капли снисхождения к немногочисленным героям, ни грана сочувствия  только отстраненная инсценировка и четко прорисованное ситуационное моделирование.

Когда кажется, что все ресурсы жанра израсходованы в хвост и гриву, появляется вот такой МакЛин и с ходу заявляет, что знаком с актами творения и разрушения не понаслышке. Что он умеет изощренно пугать, как никто до него. Печально  столько энергии, и не вылилась в принципиально иное русло. А то мало ли кто может стать поклонником режиссерской незаурядности?

Рекомендовать фильм к просмотру  значит нажить врагов и обличить себя в садизме. Не хочу и не буду.

По материалам рецензии Екатерины Русановой для сайта www.kinopoisk.ru

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net