Елизавета І. История женщины в политике

Елизавета I (7 сентября 1533 — 24 марта 1603) — королева Англии и королева Ирландии с 17 ноября 1558, последняя из династии Тюдоров. Она унаследовала престол после смерти сестры, королевы Марии

Елизавета I (7 сентября 1533 — 24 марта 1603) — королева Англии и королева Ирландии с 17 ноября 1558, последняя из династии Тюдоров. Она унаследовала престол после смерти сестры, королевы Марии I.

Время правления Елизаветы иногда называют «золотым веком Англии», как в связи с расцветом культуры эпохи Возрождения (Шекспир, Марлоу, Бэкон), так и с возросшим значением Англии на мировой арене (разгром Непобедимой Армады, Дрейк, Рейли, Ост-Индская компания).

Бетси – дочь Генриха

Елизавета родилась в воскресенье, 7 сентября 1533 года в королевском дворце в Гринвиче. Её отцом был король Генрих VIII, матерью — бывшая фрейлина Анна Болейн, на которой король женился по страстной любви. Помимо этого, Генрих надеялся, что Анна подарит ему долгожданных сыновей. (Многолетний брак с Екатериной Арагонской не дал Англии наследника мужского пола, и положение династии Тюдоров было весьма непрочным).

Таким образом, рождение Елизаветы никого не обрадовало — в королевской семье уже была дочь, принцесса Мэри, и появление ещё одной девочки вызвало, скорее, гнев и печаль у импульсивного короля.

Однако торжества по случаю рождения принцессы были на редкость пышными. Крещение девочки прошло в том же Гринвиче 10 сентября: имя своё она получила в честь матери Генриха VIII, Елизаветы Йоркской. После крещения Елизавете был дарован титул принцессы Уэльской.

В декабре 1533 года девочке определили в качестве места жительства резиденцию Хэтфилд-хаус, небольшой дворец неподалёку от Лондона. Родители довольно редко навещали свою дочь, хотя Анна Болейн и была привязана к своему первенцу. Нельзя сказать, что и Генрих был равнодушен к девочке — Бетси росла здоровым и жизнерадостным ребёнком. У неё был только один изъян — её пол. А от королевы по-прежнему ждали сыновей.

Когда Елизавете было два года и восемь месяцев, она лишилась матери: Анну Болейн казнили по обвинению в государственной измене. Анна так и не родила Генриху сына и, как доказал суд, неоднократно изменяла своему супругу. Всем с самого начала было ясно, что Генрих решил избавиться от Анны, и доказательства «многократных измен» были явно фальсифицированными. Однако казнь была произведена в мае 1536 года.

Генрих VIII поспешил снова жениться, а Елизавету признал «бастардом» (как несколько лет назад он признал бастардом и принцессу Мэри): оба предыдущих королевских брака теперь стали недействительными и не имели никаких юридических последствий.

«Странное» решение принцессы

В 1537 году очередная королева Джейн Сеймур родила Генриху сына Эдуарда. Несмотря на то, что Джейн пыталась примирить короля с его ни в чём не повинными дочерьми, Елизавета по-прежнему оставалась в Хэтфилд-хаусе: Генрих не хотел видеть дочь «изменницы Болейн».

После смерти королевы Джейн, Генрих женился ещё два раза. С Анной Клевской он попросту развёлся, а юную Кейт Говард повелел казнить в связи с её аморальным поведением: на этот раз Генрих действительно оказался «рогоносцем». Гибель молодой королевы потрясла девятилетнюю Бетси едва ли не больше, чем смерть матери. Именно в этом возрасте у будущей королевы сформировалось стойкое неприятие брака и сексуальных отношений.

Существует источник, из которого нам известно это, странное на первый взгляд, решение юной принцессы — переписка Бетси с шестой женой Генриха — Екатериной Парр. В исторической литературе можно найти и более «романтическую» версию. Якобы Елизавета призналась своему другу детства — Роберту Дадли, что никогда не выйдет замуж. Для неё любое подчинение мужчине отныне ассоциировалось со смертью. Это упорство вовсе не было её странным капризом или, как склонны считать многие романисты и историки, следствием её тайной физиологической или психической ущербности. Это была нормальная реакция на трагические события, происходящие в её семье.

Тревожная юность

Елизавета очень рано начала проявлять свои природные способности — в десятилетнем возрасте она неплохо говорила по-гречески, по-итальянски и по-французски. Её латынь была безупречна — на этом языке принцесса не только читала сочинения римских историков, но и писала пространные письма своей мачехе — Екатерине Парр.

Несмотря на то, что Бетси по-прежнему считалась бастардом, её воспитанием занимались лучшие преподаватели из Кембриджа. Это были молодые, свободно мыслящие учёные, приверженцы Реформации. Со временем к Елизавете присоединился её младший брат Эдуард. Именно в 1543-1547 годах в королевском семействе установилась относительно спокойная атмосфера — Генрих был вполне счастлив с Екатериной Парр, у него подрастал принц-наследник, а его дочери, хотя бы внешне, смирились со своим положением «незаконнорожденных».

28 января 1547 года Елизавете, находящейся в Энфилде, сообщили, что её отец скончался. В завещании короля говорилось, что престол он оставляет сыну Эдуарду. В случае смерти Эдуарда (при отсутствии наследников) ему наследует Мария, а затем — Елизавета. Этим своим последним проявлением монаршей воли Генрих VIII «признал» своих дочерей и дал им надежду, если не на корону Англии, то уж на достойный брак с принцем любой европейской страны.

Мачеха Елизаветы, Екатерина Парр, вскоре после окончания траура по королю, вышла замуж за придворного авантюриста Томаса Сеймура, родного дядю Эдуарда VI. Однако Сеймур был крайне честолюбив — ему было мало близости к трону клана Сеймуров, ему хотелось большего. Существует версия, что Томас Сеймур желал со временем жениться на... принцессе Елизавете, а пока она была совсем юной, принялся за ней ухаживать. Некоторые источники указывают на взаимную приязнь Елизаветы и Сеймура, однако, серьёзных подтверждений этому факту нет.

Екатерина Парр, несмотря на почти материнскую любовь к своей падчерице, всё же отослала её в Хертфордшир в поместье Чешант. Там Елизавета продолжила свои занятия с учителем Роджером Эшамом. Этого человека, наделённого энциклопедическими знаниями, Елизавета боготворила всю жизнь.

Томас Сеймур в 1549 году, уже после смерти Екатерины Парр от родильной горячки, совершил попытку государственного переворота. Ему это не удалось и в конце января 1549 года королевский дядя сложил свою голову на плахе. Елизавету также подозревали в причастности к мятежу Сеймура, однако, ей удалось доказать свою непричастность.

В 1551 году Эдуард VI пригласил ко двору Елизавету — брат и сестра всегда относились друг к другу с большой нежностью, поэтому для Елизаветы было ударом, когда 6 июля 1553 года Эдуард скончался.

После смерти короля лорд-протектор Джон Дадли возвёл на престол юную Джейн Грей — двоюродную внучку Генриха VIII. В стране началась смута. В результате вооружённого конфликта между сторонниками Джейн I и приверженцами принцессы Марии, победили последние. Елизавета предусмотрительно осталась в Хэтфилде — её предупредил об опасности лорд Уильям Сесил, секретарь Совета. Время Елизаветы ещё не пришло. На престоле оказалась ревностная католичка Мария I.

Опальная сестра Кровавой Мэри

В октябре 1553 года Мария I короновалась в Лондоне. Королеве было тридцать семь лет, двадцать из которых явились для неё годами испытаний. С первых же дней правления Мария принялась активно действовать: её главной задачей стало возвращение Англии в лоно Католической Церкви.

На момент вступления на престол Марии I в Англии выросло целое поколение людей, воспитанных в новой вере, однако, ревностную католичку не интересовали подобные «нюансы». В стране начались кровавые репрессии по отношению к протестантам.

В январе 1554 года дворянин Томас Уайатт поднял восстание под антипапистскими лозунгами. После подавления этого стихийного выступления советники посоветовали Марии I заключить Елизавету в Тауэр: младшая дочь Генриха, воспитанная в протестансткой вере, была опасна. К тому же, по мнению королевы, Елизавета могла быть связана с Уайаттом и его приверженцами.

Здесь же, в Тауэре, в это самое время томился друг её детства — Роберт Дадли. Существует версия, что молодые люди общались во время прогулок во внутреннем дворике Тауэра, и это общение стало началом их будущей любви.

В Англии росло недовольство политикой королевы. Оно стало очевидным после того, как летом 1554 года в Лондон прибыл Филипп Испанский — будущий супруг Марии. Однако в преддверии своей свадьбы, королева освободила свою сестру из Тауэра. Этому послужил тот факт, что Томас Уайатт перед казнью поклялся, что «миледи Елизавета никогда не знала о заговоре...»

Однако принцесса не осталась при дворе — её отправили в ссылку в Вудсток (графство Оксфордшир). В Вудстоке Елизавете не позволялось писать писем, а книги ей привозились только по строго утверждённому списку.

И вместе с тем, Елизавета по-прежнему считалась наследницей престола — брак Марии и Филиппа оказался бездетным. Елизавету вновь вернули в её резиденцию Хэтфилд-хаус, и скромный двор принцессы сразу стал привлекать молодых аристократов. Кроме того, сам Филипп благоволил своей родственнице: он испытывал к ней гораздо большую симпатию, нежели к своей хмурой супруге. Кроме того, ему не хотелось портить отношения с наследницей престола: Мария была крайне нездорова.

В начале ноября 1558 года королева Мария почувствовала, что дни её сочтены. Совет настаивал, чтобы она официально назначила наследницей сестру, но королева сопротивлялась: она знала, что Елизавета вернёт в Англию «ненавистный» протестантизм. Только под давлением Филиппа Мария уступила требованию своих советников.

Королева скончалась 17 ноября 1558 года. В памяти она осталась как Мария Кровавая (или Кровавая Мэри).

Елизавета, получив известие о смерти сестры, сказала: «Господь так решил. Чудны дела его в наших глазах».

Первые шаги молодой королевы

Уже через три дня после смерти Марии собрался первый совет королевы. Своим государственным секретарём она назначила Уильяма Сесила; Роберт Дадли получил место конюшего, Томас Перри стал казначеем двора: Елизавета вознаградила всех, кто оказывал ей услуги в период опалы.

28 ноября 1558 года триумфальная процессия вступила в Лондон: молодую королеву встречали восторженные толпы.

К моменту занятия престола Елизавете было двадцать пять лет. По меркам XVI века, когда большинство людей едва доживало до пятидесяти, это был солидный возраст. Однако все отмечали, что королева выглядит гораздо моложе своих сверстниц: стройная, со свежей светящейся кожей и развевающимися рыжими волосами, она казалась шестнадцатилетней отроковицей. Этой моложавости, помимо физической активности и умеренности в питании, способствовало и то, что королева не была изнурена многократными родами (и выкидышами), как большинство женщин её возраста.

Елизавета избрала для своей коронации день 16 января 1559 года, то есть сразу после Рождественских праздников: она хотела подарить Англии ещё несколько праздничных дней.

25 января 1559 года открылся первый Парламент Елизаветы. Возложив на себя корону, молодая государыня сразу ощутила всю тяжесть этой ноши — страна (как и вся Европа) была расколота на два непримиримых лагеря — католики и протестанты. Елизавета поступила на редкость мудро - она не изгнала и не подвергла репрессиям никого из приверженцев покойной Марии. Своим «Актом о единообразии» королева показала, что будет следовать курсу Реформации, начатым её предшественниками Генрихом VIII и Эдуардом VI, но католикам в Англии не было запрещено служить мессу. Этот акт веротерпимости позволил королеве избежать гражданской войны.

Уже 10 февраля Парламент обратился к королеве с призывом обеспечить английский трон наследником: ей было предписано выбрать себе супруга.

Список претендентов открывал Филипп II, некогда женатый на Марии I, затем шли эрцгерцоги Фредерик и Карл Габсбург, шведский кронпринц Эрик. Со временем к ним прибавятся герцог Анжуйский и даже царь Всея Руси Иоанн Васильевич Грозный. И, разумеется, на руку и сердце королевы претендовал Роберт Дадли.

После смерти его жены Эми Робсарт, якобы, покончившей жизнь самоубийством, у Дадли, как ни странно, стало ещё меньше шансов приблизиться к королеве: власть и расположение народа она ценила гораздо больше, чем самую пылкую страсть. Королева была вынуждена провести тщательное расследование всех обстоятельств дела, связанных со смертью Эми. Невиновность Дадли была доказана, однако, в народе ещё долго циркулировали слухи об убийстве.

Парламент, между тем, продолжал настаивать на выборе жениха. Елизавета не намеревалась делить власть с мужчиной, но в 1559 году она не могла в открытую спорить с парламентом: Парламенту был дан уклончивый ответ.

Первый опыт ведения войны

В мае 1559 года в соседней Шотландии разразилось восстание протестантов против королевы – регентши Марии де Гиз — француженки, матери Марии Стюарт. Поддержать протестантов Шотландии — так советовал ей Сесил, но Елизавета отказалась от этого шага. Она понимала, что подобное вмешательство спровоцирует вооружённый конфликт с Францией. - Уже тогда, в самом начале правления, королева выработала свою, весьма осторожную, внешнюю политику.

Елизавета поступила гораздо правильнее — английское золото, а не войска были переправлены через шотландскую границу. Более того, деньги были вывезены тайно, и никто не мог уличить королеву в пособничестве.

Однако в 1560 году Тайный Совет вынудил Елизавету начать интервенцию. Шотландские протестанты при поддержке английских войск разгромили сторонников Марии де Гиз, и 6 июля 1560 года в Эдинбурге был подписан договор, закрепивший эту победу.

Мария де Гиз к этому времени умерла, и власть передавалась регентскому совету шотландских лордов-протестантов. Марии Стюарт (на тот момент супруге Франциска II) было предложено навсегда отказаться от включения в свой герб герба Англии, иначе говоря, никогда не предъявлять претензий на английскую корону. Однако Мария не ратифицировала Эдинбургский договор. Именно с этого момента началась многолетняя вражда двух королев, двух выдающихся женщин своего времени.

Марии Стюарт было не суждено стать знаменитой королевой Франции — 5 декабря 1560 года её молодой супруг скончался. В 1561 году Мария вернулась в Эдинбург, чтобы принять корону Шотландии.

Почему Мария Стюарт претендовала на корону Англии?

Елизавету и Марию слишком часто противопоставляли друг другу: с лёгкой руки Фридриха Шиллера Мария представляется невинной жертвой, а Елизавета — кровавым деспотом. В реальности всё обстояло не так однозначно.

Елизавета была легитимной королевой Англии, однако, Мария Стюарт до конца своих дней была уверена в своих правах на английскую корону. Почему?

Мария Стюарт была внучатой племянницей Генриха VIII и на этом основании считала себя законной наследницей английской короны в противовес Елизавете, дочери Генриха от Анны Болейн. Окружение Марии Стюарт внушало гордой шотландской принцессе, что у неё гораздо больше прав, нежели у «бастарда» — Елизаветы. Однако в завещании Генриха VIII Мария Стюарт не значилась в качестве возможного претендента. Несмотря на это, Мария всячески подчёркивала свой приоритет и не отказалась от этой крамольной мысли даже, находясь под следствием.

Владычица морей

Король Генрих VII, по существу, создал королевский флот, Генрих VIII поощрял морскую торговлю, Мария Тюдор послала экспедицию для поиска северо-восточного прохода в Китай и Индию. Однако нельзя сказать, что предшественники Елизаветы превратили Англию в морскую державу.

Именно при Елизавете братья Уильям и Джон Хоукинсы начали свои торгово-пиратские рейды. В конце 1560-х годов «взошла звезда» Фрэнсиса Дрейка.

Именно тогда наметилась причина будущих конфликтов с Испанией: английские мореходы регулярно грабили испанские суда и совершали набеги на побережья испанских колоний. В 1570 годы развернулась странная, не объявленная ни одной из сторон война на морях. Официальные Мадрид и Лондон предпочитали закрывать глаза на эти «частные войны» и ограничивались формальными протестами.

Так или иначе, Англия постепенно отвоёвывала у Испании авторитет «главной морской державы». Об этом говорят не только пиратские вылазки, но и путешествие Ф.Дрейка вокруг Американского материка, и основание в Северной Америке первого английского поселения в 1587 году, и деятельность Уолтера Рэйли. 18 августа 1587 года англичане основали в Америке первую колонию, которая получила название Вирджиния (Девственная).

Елизавета лично спонсировала все эти мероприятия. В исторической литературе её часто осуждают за тайное и явное покровительство разбойникам, однако, стоит отметить, что подобное поведение королей было тогда, скорее, нормой, чем исключением. В политике главенствовал принцип: «кто сильнее, тот и прав».

По материалам ru.wikipedia.org

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net