Алла Боссарт “Кузнечик”

Бывают книги, которые ударяют в голову, как вино, книги такие густые и насыщенные, что, перевернув последнюю страницу, чувствуешь головокружение и с трудом вспоминаешь, кто ты такой и как здесь

Бывают книги, которые ударяют в голову, как вино, книги такие густые и насыщенные, что, перевернув последнюю страницу, чувствуешь головокружение и с трудом вспоминаешь, кто ты такой и как здесь очутился. Роман “Кузнечик”, вошедший в лонг-лист “Русского Букера – 2006”, как раз из таких. В сравнительно небольшом объеме – 230 страниц – уместилась двухвековая сага, полная невероятных совпадений, приключений, бед, радостей и чудес.

Историю эту автор преподносит нам отнюдь не в хронологическом порядке: каждая следующая ее глава разительно – и слогом, и временем действия – отличается от предыдущей и словно бы начинает свою собственную, отдельную повесть. Но на самом деле все эти повести теснейшим образом связаны друг с другом, как и все персонажи “Кузнечика” связаны запутанными, неочевидными, порой кровосмесительными узами. Дочитав до середины, я не выдержала, достала ручку и бумагу и принялась рисовать генеалогическое древо – иначе было никак не уследить за тем, кто кому кем приходится, откуда взялся вон тот персонаж и о каком из поколений, собственно, сейчас идет речь.

Если быть совсем откровенной, то мне пришлось перечитать книжку два с половиной раза, чтобы хоть примерно разобраться, кто есть кто. Кем сестра Елена, она же Дуся Успенская, она же Долли Боссар, приходится Росите Фадиной? (Строго говоря, никем, просто ее мать была первой женой человека, который усыновил испанского сироту Хосе, отца Роситы). Кем Сэм Левин, любовник Роситиной дочки Ани и отец ее ребенка, приходится Жанне Боссар? Какую роль прадед упомянутого Сэма Арье Левин сыграл в судьбе отца Макара Успенского, деда упомянутой Елены? И как вышло, что внучка Макара Успенского по неведению вышла замуж за собственного отца, швейцарца Мишеля Боссара? Уже запутались? Вот и я тоже.

“Когда ее младшей, Беате, исполнилось 18 лет и та вышла замуж за еврейского эмигранта-математика и уехала в Америку, Индустрия Успенская, грешница, каких мало, избежавшая лишь тягчайшего из грехов – уныния, распределила наследство несчастного Мишеля между дочерьми; заложила основу «Фонда Авессалома» для поддержки джазовых и рок-музыкантов всего мира; остальное в равных долях отписала католической и лютеранской церквям, международному Раввинату, тайному храму Бахучары у истоков Ганга, собрала небольшой чемодан и отправилась на родину, рассудив, что она и сама, прощенная святыми отцами, неунывающая, с золотыми руками и хитроумной головой, будет для православной церкви неплохим приобретением”.

А чего стоят названия глав? “История сакральной мыши Абхидхармакоши, названной в честь трактата о четырех благородных истинах” или “Откровение хитроумной сестры Елены, урожденной сироты Индустрии, вкусившей многие грехи и многие знания, но победившей печаль”… А цыганка Люба, чудесным образом возникающая в самые нужные минуты на протяжении двух долгих веков, при жизни шести поколений? А китайский летчик Джао-Да со своим невидимым самолетом, который, как черт из табакерки, появляется в середине романа, чтобы затем легким движением поставить в нём последнюю точку?..

В “Кузнечике” смешалось всё – историческая драма, трагифарс с элементами буффонады, мексиканский сериал, религиозные трактаты и апокрифы, индийское кино, волшебная сказка и рискованные эротические фантазии. Мало точно не покажется и скучно не будет. А легкое головокружение, в конце концов, не такая уж страшная штука. Удовольствие, полученное от этой книги, вполне того стоит.

По материалам Дирижабль (Ника Гринберг)

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net