Томас Бруссиг: “Писатель, который абсолютно чист, неинтересен”

Томас Бруссиг (Thomas Brussig) – весьма популярная фигура у себя на родине, в Германии. Будучи родом из ГДР, он пишет о нашем общем советском прошлом, – и умеет делать это обаятельно и с юмором. На

Томас Бруссиг (Thomas Brussig) – весьма популярная фигура у себя на родине, в Германии. Будучи родом из ГДР, он пишет о нашем общем советском прошлом, – и умеет делать это обаятельно и с юмором. На украинский язык переведены уже две его книги – “Сонячна алея” (по ней был снят одноименный популярный фильм) и “Як хлопці стають чоловіками або Чому футбол”. И это было отличным поводом для визита писателя в Украину – на Львовский книжный форум и немножко в Киев.

Говорили мы с герром Бруссигом, вопреки общему настроению его книг, о вещах серьезных, но оттого не менее занятных…

– Герои Вашей книги Солнечная аллея” – подростки, живущие в Восточной Германии социалистических времен. Как восприняла эту книгу современная немецкая молодежь, не помнящая времен Берлинской стены?

– Когда я прихожу в школу и рассказываю детям о моей книге или читаю из нее отрывки, то, возможно, у них складывается впечатление, что это дедушка рассказывает про войну… Я, конечно, понимаю, что каждый человек имеет право не интересоваться чем бы то ни было, в том числе и Берлинской стеной. Однако если кто-то заинтересуется моей книгой, он найдет действительно хорошие истории.

Разумеется, молодежь интересуется в первую очередь сама собой, а не тем, что было в прошлом. Когда я был молодым, меня тоже волновал только я сам. По-другому и не бывает.

– Но в целом молодежь доброжелательно отнеслась к этой книжке?

– Да, очень. Потому что, во-первых, книга с юмором, а во-вторых, в ней есть вещи, которые интересуют их всегда – первая любовь, например…

– Какую роль играет фантасмагорическая фигура Михаила Горбачева, появляющаяся в финале “Солнечной аллеи”?

– А где вы там увидели Горбачева? Там просто появляется русский, который творит чудеса и у которого есть родимое пятно на лбу. Разве это Горбачев? : )

– Но всё-таки он очень узнаваем…

– Да, это точно. Сейчас, наверное, удивительно это слышать, но в середине 80-х Горбачев был личностью, которая невероятно много сделала для Европы. Если бы не было его, наверное, мир сейчас был бы другим. На последних страницах моей книги так и сказано об этом: “Так бы всё оставалось и далее, но что-то произошло…” Это “что-то” и есть Горбачев.

Не то чтобы “Солнечная аллея” была написана в знак благодарности Горбачеву, однако она подчеркивает его значение. Без него всё было бы по-другому.

– Как немецкий писатель, Вы должны быть знакомы с той ситуацией, которая сложилась вокруг Гюнтера Грасса и его книги воспоминаний. Каково Ваше отношение к этой ситуации? (Речь идет о признании Гюнтера Грасса, что в молодости он служил в войсках вермахта – С. Е.)

– Я очень рад, что Гюнтер Грасс впервые за всю свою жизнь сделал такое признание. Много лет он молчал – значит, что-то случилось, что лишило его спокойствия. Он многое хранил в своей душе, однако сохранял это в тайне, следовательно, это мучило его, не давало покоя. Это делает его как писателя еще интереснее. Нет людей, которым бы не было что скрывать. Писатель, который абсолютно чист, неинтересен.

– А чем можно объяснить скандал, который поднялся в Германии и во всём мире вокруг признания Грасса?

– Возможно, это связано с тем, что Грасс в своем творчестве последовательно разрабатывал тему вины Германии перед всем остальным миром. Однако в то же время он скрывал свою собственную вину. Именно это противоречие вызвало шумные дебаты вокруг признания Грасса. Мне и самому потребовалось несколько дней, чтобы осознать, как я отношусь к этому.

– Каков, по-Вашему, немецкий национальный характер?

– Это очень хорошо можно увидеть на примере Чемпионата мира по футболу, который проходил в Германии. Например, он лишний раз показал немецкую организованность – в этом их отличие, например, от украинцев. С другой стороны, немцы умеют отлично праздновать. Кроме того, они открыты миру. Но в то же время я бы сказал, что они довольно-таки небезопасны, даже агрессивны. Так было не всегда – раньше немцы были полной противоположностью этому.

– Так на немцев повлияло объединение Германии?

– Я думаю, в первую очередь изменения произошли после войны. Именно тогда мы начали задумываться о том, что же такое немцы и всё немецкое. Если раньше всё, связанное с Германией, считалось положительным, то теперь всё изменилось. Во всём, что предшествовало войне, стали искать истоки злодеяний, совершенных фашизмом, – скажем, в немецком романтизме находили ранние проявления идеологии фашизма, или в экспрессионизме... Произошло полное переосмысление представлений немцев о себе. Падение Берлинской стены и объединение такого сильного влияния не оказало.

– А возможно ли возрождение романтизма в Германии?

– Почему бы и нет? : ) Всё возможно…

– Какие у Вас отношения с переводчиками и сложно ли переводить Ваши книги на другие языки?

– Иногда я в тесном контакте с переводчиками, иногда – нет. Например, с Софией Онуфрив, моей украинской переводчицей, я познакомился только тогда, когда приехал в Украину. А перевод моих книг сложен в основном тем, что очень важно, чтобы в переводе оставался их юмор и они приносили удовольствие.

– Вы только что вернулись со Львовского книжного форума. Каковы Ваши впечатления от Украины?

– Всё прошло просто прекрасно, на моих чтениях, совместных с Жаданом, было очень много заинтересованной публики. Я бы с удовольствием приехал еще. Что меня удивило – так это украинские девушки, которых я видел. В Украине такая сытная еда, а они при этом такие стройные – как это возможно?!

Беседовала Светлана Евсюкова

Выражаем благодарность Гете-институту в Киеве за содействие!

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...

Еще на tochka.net