Микстура: Продолжение начала

Изначально всё было забавно

19 лютого 2007, 13:21

Мы встретились с Максом в парке, я надеялся вложиться в минут сорок, но, даже не смотря на то, что погода стояла как говорится «не лётная», мы проболтали с ним часа два. Конечно же весь разговор я не буду передавать, а вот некоторые моменты передам с удовольствием.

Дмитрий Падаван: Макс, почему группа называется «Микстура»?

Максим Сабодаш: Изначально всё было забавно. История началась с того, что ко мне зашел как-то гитарист Женя Вдовиченко, с которым мы экспериментировали в то время, и завёл разговор о том, что мы уже долго репетируем, а это всё ни во что конкретное не формируется. И поведал о том, что ему накануне позвонил один человек и высказал идею, из которой, возможно, может получиться неплохой коммерческий проект. Я всё выслушал, и мы решили всё обдумать, как следует.

Д.П.: Значит, вы изначально задумывались как коммерческий проект?

М.С.: Да! На дворе стоял 2001 год, и мы были в раздумьях, чем же заниматься после окончания Глиера, так как определённых планов попросту не было. И тут Женин знакомый рассказывает, что будет закупаться сценическое оборудование, музыкальные инструменты, и т.д. Нужно только придумать способы реализации этой идеи, которая заинтересовала бы людей. И тут понеслась писанина, горы бумаги с планами и концепциями. Одним словом готовился классный коммерческий проект со своими задачами и бизнес-планом.

Д.П.: А что же с музыкой? Был ли музыкальный материал и предварительный состав, кто это будет играть?

М.С.: Были абсолютно конкретные темы, которые я и Женя сделали ещё, будучи студентами. Но это было не столь важно на тот момент.

Д.П.: А что же тогда было важно?

М.С.: Важно было создать экспериментальный проект, с которым можно было бы более конкретно ознакомить всех потенциальных участников нашего предприятия, чтобы решить «стратегические» задачи, и что ещё необходимо для развития. Вот так всё и начиналось. Но когда планы и амбиции одного человека не сопоставляются с планами другого человека, они обычно ссорятся и расходятся. Но это был не наш с Женей случай. Эта участь постигла людей, которые осуществляли подготовку к этому проекту.

Д.П.: Получается, всё развалилось, и вы остались не у дел?

М.С: Не то чтобы не у дел. У нас было наше творчество и как выяснилось позже, мы остались вовсе не одни. Я, к примеру, параллельно играл в киевской команде «Збейпепел», которая распалась на определенном пике популярности. Не дожили до лучших времен.

Д.П.: Так «Микстура» - это сайд-проект?

М.С.: Дело в том, что «Микстура» никогда не была сайд-проектом. Отдельно разрабатывался материал с Женей Вдовиченко, и отдельно с бас-гитаристом Максом Виноградовым из «Збейпепел». С Женей мы делали одну линию, с Максом – совсем другую.

Но в один прекрасный день мы встретились втроём, и все наработки, которые делали раздельно, мы начали совмещать. Тут-то и возник вопрос: «Как назваться?!».

Д.П.: Значит, это и было начало «Микстуры»? А вот что у вас получилось? Наверное, название это и символизировало?

М.С.: Я считаю, что «Микстура» существовала уже тогда, когда мы играли по отдельности. Ещё был такой момент, как мои эксперименты с электроникой. Ведь даже нашу общую музыку мы задумывали как: электронную подложку, клавиши, бас, гитара и соответственно вокал. Мы записали пару демо-трэков, получилось вроде неплохо, но потом поняли, что это звучит не так, как мы это себе представляли.

Д.П.: В плане музыки?

М.С.: В плане того, что всё, что мы наработали с «электронщиной», совсем не вязалось с музыкой, сыгранной «вживую». Вот тут-то и появилось название «Микстура», которое подразумевало ту самую «смесь» (с лат.) неоднородного звучания, стилей и жанров. То есть название появилось фактически по мотивам первых, не совсем удачных, экспериментов.

Д.П.: А какие же вы направления вы пытались соединить, и что хотели получить?

М.С.: Планировали что-то вроде acid-funk’а, с грувными битами, в таком ключе. Но когда мы всё записали, мы поняли, что эксперимент не удался. Однако нам повезло, на том этапе  мы повстречались с классным музыкантом – Сашей Коноваловым. Это ударник, который был просто помешан на всяких мелочах. У него барабаны звучали, как единое целое с группой, и в то же время жили своей жизнью. Это и натолкнуло нас на мысль, а почему бы не сделать так, чтобы каждый инструмент группы проводил именно свою смысловую линию, которая звучит в общем материале.

Д.П.: А можно ли сказать, что нынешнее звучание «Микстуры» похоже на прошлое и наоборот?

М.С: Не совсем. Данный этап «Микстуры» - это логическое продолжение прошлого, только с роковым оттенком, в связи с приходом в команду гитариста Сергея Каменева, который любит «похулиганить» на инструменте. А что касается самой идеи построения материала, то это соединение разных смысловых линий в рамках композиции. У нас просто нет такого понятия, как «песня».

Д.П.: Расскажи, как тексты ложились на вашу музыку? Если не ошибаюсь, именно ты пишешь тексты.

М.С.: Да, но с одной маленькой поправкой. Они проходят через жёсткую редакцию наших друзей из «литературного кружка». Главная задача текстов – это передача конкретного эмоционального состояния человека. На наших концертах нет такого, что люди прыгают, пляшут. В этом поле есть много замечательных исполнителей. У нас же совсем другая цель.

Д.П.: Тогда какова же поочередность создания композиции - текст, а потом музыка или наоборот?

М.С.: Всё рождается одновременно. Поскольку материал полифоничен, под это нужен соответствующий текст, именно тот, который соответствует эмоциональному состоянию, которое передаётся в музыке.

Д.П.: И в своём творчестве вы пытаетесь передать все эти краски?

М.С.: Мы пытаемся передать эмоции с помощью информативных потоков, создаваемых музыкальными инструментами и текстом. Я часто слышу текст, который совершенно не соответствует тому музыкальному материалу, который предлагается. И даже такой важный момент, как выбор тональности, игнорируется. Есть мнение, что если вокалисту удобнее петь песню в «ми» или «ля», то необходимо подогнать материал. Тональность также является средством музыкальной выразительности, точно таким же, как звукоизвлечение, динамика и т.д. Такую музыкальную мысль мы будем развивать и дальше в нашем творчестве. Для этого у нас есть все условия: устоявшийся костяк группы и большое количество экспериментальных идей. В частности, следующим нашим шагом станет организация творческого объединения.

Д.П.: Вам стало тесно, и вы решили расширяться? Или это новый уровень творчества? В чём дело?

М.С.: Почему же тесно?! Дело совсем не в этом. Просто я убедился, что есть музыканты, которые думают в том же направлении, что и мы. И я считаю, что этот потенциал можно и нужно развивать. Тем более что создана неплохая материально-техническая база. Почему бы не объединить общие усилия и не сделать что-то ещё более интересное. Это здорово - собирать единомышленников.

Д.П.: А в объединении могут попасть только те, кто каким-то образом связан с творчеством «Микстуры»?

М.С.: Конечно же, нет. В объединение мы приглашаем талантливых людей, близких нам по духу. Это же и есть «микстура» - своеобразная смесь идей. Уже сложились отличные творческие отношения с Даней Сырых, Игорем Дубровским, Лёшей Скуйбедой, которые выступали с нами на последнем концерте. Они действительно очень талантливые музыканты.

Д.П.: Получается, что если к вам придёт любой музыкант, которому понравилось ваше творчество, и изъявит желание сыграть с вами, он будет принят в ряды?

М.С: Именно так. Мы всегда рады знакомству с интересными творческими людьми, а также новым экспериментам.

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...