Любят ли дети болеть?

"Вот заболею и умру, – решил ребенок. – Умру, и тогда они все узнают, как им без меня будет плохо"

Наверное, у каждого человека хоть раз в жизни была такая фантазия про свою болезнь и смерть. Это когда кажется, что ты больше никому не нужен, про тебя все забыли и удача отвернулась от тебя. И хочется, чтобы все дорогие тебе лица с любовью и тревогой обратились к тебе. Одним словом, не от хорошей жизни возникают такие фантазии. Ну разве среди веселой игры или в день рождения, когда тебе подарили то самое, о чём мечтал больше всего, разве тогда приходят такие мрачные мысли? Ко мне, например, нет. И ни к кому из моих знакомых тоже.

Такие сложные мысли не приходят в голову очень маленьким детям, тем, которые еще не учатся в школе. Они про смерть еще вообще мало знают. Им кажется, что они жили всегда, не хотят понять, что когда-то их не было, и тем более что их когда-то не будет. О болезни такие малыши не думают, больными, как правило, себя не считают и не собираются прерывать своих интересных занятий из-за какой-то ангины. Зато как здорово, когда мама тоже остается с тобой дома, не идет на свою работу и целый день щупает тебе лоб, читает сказки и предлагает что-нибудь вкусненькое. А то еще (если ты девочка), обеспокоенный твоей высокой температурой папка, придя с работы, сгоряча обещает тебе подарить золотые сережки, самые красивые. И тут же бегом приносит их из какого-нибудь укромного местечка. А если ты хитрый мальчик, то возле твоего печального одра могут навсегда помириться мама и папа, которые еще не успели развестись, но уже почти что собрались. А когда ты уже поправляешься, тебе накупят всяких вкусностей, о которых ты, здоровый, даже и помышлять не мог.

Вот и думай, стоит ли долго оставаться здоровым, когда про тебя целый день никто и не вспомнит. Все заняты своими важными делами, например, работой, с которой родители часто приходят злые-презлые, и только знай себе придираются то к твоим немытым ушам, то к разбитым коленкам, как будто бы в детстве сами их мыли и не били. Это если вообще заметят твое существование. А то один под газету от всех спрятался, "мама  барыня такая" (из реплики маленькой девочки, приведенной К. И. Чуковским в книге "От двух до пяти") в ванную стирать отправилась, а тебе некому показать свой дневник с пятерками.

Нет, когда болеешь, жизнь определенно имеет свои приятные стороны. Любой смышленый ребенок может веревки вить из своих родителей. Или шнурки. Может быть, поэтому на подростковом сленге родителей так иногда и зовут  шнурками? Точно не знаю, но предполагаю.

То есть ребенок болеет, конечно, не специально. Он не произносит страшных заклинаний, не совершает колдовских пассов, но внутренняя программа выгоды болезни время от времени самозапускается, когда другим способом достичь признания среди своих близких не удается.

Механизм этого процесса несложен. То, что организму и личности в каком-то плане выгодно, реализуется автоматически. Причем у детей, да и у почти всех взрослых, не осознается. В психотерапии это называют рентным (то есть дающим выгоду) симптомом.

Один мой коллега описал однажды клинический случай с молодой женщиной, заболевшей бронхиальной астмой. Случилось это следующим образом. Муж ее оставил и ушел к другой. Ольга (так мы ее назовем) была очень привязана к мужу и пришла в отчаяние. Тут она простудилась, и впервые в жизни у нее разыгрался астматический приступ, настолько тяжелый, что испуганный неверный супруг вернулся к ней. С тех пор у него время от времени случались такие попытки, но решиться оставить больную жену, приступы у которой становились всё тяжелее, так и не смог. Так они и живут рядом  она, распухшая от гормонов, и он  понурый и раздавленный.

Если бы у мужа хватило мужества (в другом контексте это бы назвали подлостью) не возвращаться, не устанавливать порочной и прочной связи между болезнью и возможностью обладания объектом привязанности, у них могло бы получиться, как у другой семьи в аналогичной ситуации. Он оставил ее больную, с высокой температурой, с детьми на руках. Ушел и не вернулся. Она, придя в себя и столкнувшись с жестокой необходимостью жить дальше, сначала чуть не тронулась умом, а потом просветлела разумом. У нее даже открылись способности, о которых раньше не знала,  рисование, стихи. Муж потом к ней вернулся, к той, которую не страшно бросить, а потому и не хочется бросать, с которой рядом интересно и надежно. Которая тебя не грузит в пути, а помогает идти.

Так как же нам относиться к мужьям в этой ситуации? Я думаю, что дело не столько в мужьях, сколько в той различной позиции, которую заняли женщины. Одна из них пошла по пути невольного и неосознанного эмоционального шантажа, другая  использовали возникшую трудность как шанс стать самой собой, настоящей. Она своей жизнью реализовали основной закон дефектологии: любой дефект, недостаток является стимулом к развитию личности, компенсации дефекта.

И возвращаясь к заболевшему ребенку, мы увидим, что болезнь на самом деле может быть ему нужна для того, чтобы захотелось стать здоровым, не должна ему приносить привилегий и лучшего, чем к здоровому, отношения. И лекарства должны быть не сладкими, а противными. И в санатории и в больнице не должно быть лучше, чем дома. И маме нужно радоваться здоровому ребенку, а не заставлять его мечтать о болезни как о пути к ее сердцу.

А если у ребенка нет другого способа узнать о любви родителей, кроме болезни, это большая его беда, и взрослым надо хорошо об этом подумать. Способны ли они принять с любовью живого, активного, непослушного ребенка или он в угоду им запихает свои гормоны стресса в заветный орган и готов будет в очередной раз сыграть роль жертвы в надежде, что палач опять раскается и пожалеет его?

Во многих семьях формируется особый культ болезни. Хороший человек, он всё близко к сердцу принимает, у него от всего сердце (или голова) болит. Это как бы признак хорошего, порядочного человека. А плохой, он равнодушный, ему всё как об стенку горохом, ничем его не проймешь. И ничего у него не болит. Тогда вокруг произносят с осуждением:

 И голова у тебя ни за что не болит!

Как в такой семье вырасти здоровому и счастливому ребенку, если это как-то не принято? Если с пониманием и сочувствием относятся только к тому, кто покрыт заслуженными ранами и язвами от тяжелой жизни, кто терпеливо и достойно влачит свой тяжкий крест? Сейчас очень популярен остеохондроз, который чуть не до параличей разбивает своих обладателей, а чаще  обладательниц. И бегает вокруг вся семья, наконец-то оценившая замечательного человека рядом с собой.

Тема болезней была бы недостаточно раскрыта без разговора о психологическом смысле болезней как разновидности негативной ситуации. Когда-то Генрих Манн написал: "Болезнь  это гениальный путь к познанию, человеку, любви". Это высказывание сразу выбивает почву из-под привычного представления об однозначной негативности болезни и любого другого несчастья. И действительно, с точки зрения психолога, болезнь имеет не меньше трех функций.

Сигнальная. Она не просто сообщает о том, что подкачали физические возможности человека, а еще о том, что нарушились его интимные внутриличностные процессы, его собственная экология, которая является не чисто физическим, и даже не психофизическим феноменом, а проявлением триединства духдушатело. Появившийся симптом у взрослого  хороший повод задать самому себе вопрос: что я делаю не так в своей жизни, чем, каким своим поведением я наступаю себе на горло, или на голову, или на бронхи, или на желудок?

Если стал нездоров ребенок, родителям нужно честно спросить себя, чем и как они способствует болезни любимого существа. Даже у домашних собак сколько угодно бывает нарушений на нервной почве. Я знаю одного опытного ветеринара, который пользует своих мохнатых пациентов, проводя обязательную "семейную" терапию с хозяевами. Что о детях тогда говорить. Не всегда мы можем жить экологично, в гармонии со своим внутренним личностным пространством. Часто нам приходится приносить в жертву необходимости (такой, какой мы ее видим) здоровье свое и своих детей. Просто при этом неплохо помнить, что наша доля участия здесь присутствует тоже. Тогда, возможно, удастся улучить удобный момент, чтобы развернуть ситуацию в нужном направлении, когда не будет острой необходимости хвататься за бревно, плывущее в водоворот.

Сепарирующая. Сепаратор отделяет сливки от сыворотки, а болезнь  "мух" от "котлет". Когда происходит несчастье, всё лишнее и ненадежное из жизни быстро уходит. Рядом остаются только те, кто действительно любит и дорожит нами, с человеком остаются только те мысли и заботы, без которых он не может обойтись. Это очень жестокий способ расстановки акцентов и взросления, но не зря в народе всегда говорили, что за одного битого двух небитых дают.

Стимулирующая развитие. Человек  существо упрямое, и если жизнь загоняет его в угол, он начинает из него выбираться, вдруг открывая в себе еще незнаемые способности. Прикованная на какое-то время в детстве к постели, Астрид Лингрен придумала своего Карлсона. И пусть написала о нём через много лет, но тогда, в детстве, он уже помог ей перенести необходимость постельного заточения. Известный психолог, великая американская бабушка Эда Ле Шан, описывает эпизод из своего детства, когда вынужденное постельное прозябание побудило ее выпустить свою первую стенгазету. Даже знание о том, что тебе осталось жить уже недолго, может побудить прожить остаток жизни с высоким качеством и принести кому-то счастье, как падающая звезда. Она мгновенно прочерчивает светящимся следом небосклон и оставляет ощущение чуда.

 

По материалам www.adalin.mospsy.ru .

Підписуйся на наш telegram і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net