"Сады Осенью" – карнавал с элементами абсурда

Отар Иоселиани сумел очень гармонично и красиво объединить в одной

17 квітня 2007, 12:52
Название «Сады Осенью»\Jardins en automne
Режиссёр: Отар Иоселиани
Жанр: лирическая комедия
Страны-производители: Франция-Россия-Италия
Год выпуска: 2006
Продолжительность: 116 мин.
Актеры: Северен Бланше (Венсан), Отар Иоселиани (Арно), Мишель Пикколи (Мари), Паскаль Венсан (Теодор), Лили Лавина (Матильда), Дени Ламбер (Жеже), Жасент Жаке (Барбара).

Отар Иоселиани — последний из активно действующих по сей день классиков отечественного кинематографа. В СССР ему почти не позволяли работать — так что, сняв за десять лет всего лишь три полнометражных игровых фильма, он уехал во Францию, быстро превратившись в европейскую звезду. Сделать это ему было легко — его киноленты никогда не были привязаны к какой-либо эпохе, географии или политическому строю. В его работах, при всей их демонстративной ориентации на частную жизнь, на подробное изображение быта, действие на самом деле происходит в некоем условном мире, дополнительном измерении, разглядеть которое с равным успехом можно и из Грузии, и из Франции, и даже из Украины.
 
Его квартира захвачена бездомными африканскими иммигрантами; его друзья, насколько можно понять, сидят на тех же стульях того же кафе, допивая бутылку, начатую, судя по всему, много лет назад. Бывший министр шляется по улочкам, напивается со всеми желающими, в буквальном смысле стоит на голове, навещает добросердечных подруг-проституток, налаживает контакт со странноватой матерью (в исполнении великого Мишеля Пикколи); в конце концов он вводит в этот новый, вечно существующий, неизменяемый мир своего преемника на министерском посту, тоже потерпевшего политический крах.
 
Фильм повествует о судьбе министра, министра не совсем понятно чего, хотя это и не важно. Он может быть и министром атомной энергетики и сельского хозяйства, суть от этого не изменится. Это фильм о министре в отставке. Скорее о его возвращении к обычной жизни. Его оставляют все  коллеги, любовница. Его даже прогоняет жена, к которой он вдруг решил заявиться после столь долгой фривольной жизни со всеми благами великого мира сего. Всё, что у него есть, – это только он и пачка неизменных французских "Голуаз".
 
Казалось бы, жизнь закончена, что дальше делать? – Ничего,  отвечает главный герой,  причем очень долгое время. 
 Его жизнь только начинается. Точнее, не просто жизнь, а какой-то необъяснимый, и не поддающийся никаким рамкам разумного карнавал. Вино и празднования, и вновь вино и празднования.
 
"«Сады» постоянно показывают язык тому, что политически правильно. Короче, изысканная басня о поиске ценностей, примирении и наслаждением моментом". Так описывает фильм французское издание Première. И бьет просто в яблочко. В ленте всё возведено в крайнюю фазу абсурда. Режиссер переодевает Мишеля Пикколи в наряд старушки, которая играет мать главного героя. При всем при этом старушка пьет не меньше чем он, да и повеселиться тоже умеет.
 
Жизнь главного героя входит в необузданное карнавальное шествие, своеобразную карусель, которая затянувши один раз, уже не отпускает наружу.
 
Именно в этом карнавале всплывают наиболее колоритные и до безумия абсурдные образы. Уже не первый раз появляются в фильмах режиссера священнослужитель на велосипеде, которого выгнали уже все любовницы, и ему теперь негде жить, вот он и просится на пару деньков к главному герою. После чего появляется картина огромного и шумного застолья с участием уже не одного священнослужителя, баяна, водки и полиции.
 
И в тоже время героев Иоселиани разнит от обыкновенных прожигателей жизни их страсть к искусству. Такая себе спитая интеллигенция. Его герои играют на фортепиано, посещают нотный магазинчик, разбирается в искусстве, занимаются настенными росписями. И совершенно не интересуются деньгами. Классический образ французского интеллектуала, любителя вина и "Голуаз".
Как сознавался сам режиссер: «Мы сняли картину про людей, которые занимаются серьезными делами лениво, безответственно и как-то между прочим. Именно поэтому они всё-таки, наверное, достойные люди». Главный герой лениво занимается политикой. Ибо серьезно заниматься политикой — это просто смешно. Героев постоянно выгоняют с работы — и вдруг выясняется, что все их приятели совершенно не изменились: это спокойные выпивохи, труженики, иногда — слегка жулики, но всё же весьма хорошие люди.
 
«Эти люди просто живут — потому что жизнь конечна и об этом надо помнить»,  опять-таки не забывает отметить режиссер.
 
Его герои не стремятся к памятникам и огромным крепостям, возведенным для них, которые после их смерти достанутся кому-то еще. Его герои просто живут здесь и сейчас, и их не особо интересует то, что у них будет завтра в материальном плане.
 
Естественно, их наиболее интересуют простые человеческие отношения. Как говорится: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей!»
И последнее пожелание великого режиссера: «Нельзя смотреть мою картину жуя. Я вложил в нее и силы, и душу, и искренность, и какие-то мысли, которыми должен поделиться. Но они привыкли к кинематографу, в котором надо жевать. Что нам делать? Ничего. Если кинематограф стал приложением к попкорну, нашему делу хана».

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...