ЧАЙФ: такой, какой он есть

18-го марта группа “ЧАЙФ” отметила свое двадцатилетие концертом в московском “Олимпийском". Праздновать круглые даты в самом большом зале России становится для уральской группы хорошей

18-го марта группа “ЧАЙФ” отметила свое двадцатилетие концертом в московском “Олимпийском".

Праздновать круглые даты в самом большом зале России становится для уральской группы хорошей традицией: пятнадцатилетие “ЧАЙФа” в “Олимпийском” превратилось в грандиозное событие сначала для собравшихся там, а потом и для всей страны в телеверсии Первого канала.

У музыки этой группы есть свой цвет – оранжевый. Оранжевое настроение группы – задорное, ироничное, бодрое – яркий феномен российского рок-н-ролла, цвет хорошего настроения. Юбилей “ЧАЙФа” в “Олимпийском” – масштабный концерт с душевной атмосферой.

Такой, какой он есть

Владимир Шахрин нашел средство от всегалактических проблем, знает кое-что о происхождении женщин, разгадал секрет дружбы, построил баню, и ему до сих пор нравится играть на гитаре. Его знают все, его видели и слышали много-много раз, его песни поют не только на концертах, но и на домашних посиделках. Он живет здесь и не собирается переезжать в далекие столицы. И мы давным-давно считаем “своим” человека, который сочиняет хорошую, умную, светлую, веселую и трогательную музыку.

 

– Володя, род твоих занятий, твоя популярность делают тебя публичным человеком. Ты можешь просто улыбнуться и сделать человека счастливым. А может случиться совсем наоборот. Публичность накладывает дополнительную ответственность? Не тяжело ли тебе нести эту ответственность?

 

– Иногда очень не хочется фотографироваться или отвечать на вопрос, но я понимаю, что своим игнорированием наношу травму, и пересиливаю себя. Мы же приложили столько усилий, чтобы человек нас полюбил! И вот он нас полюбил, а мы вдруг его начинаем обламывать. Но в этих отношениях важно соблюдать какую-то грань и всё-таки не допускать панибратства, это очень раздражает. И еще есть проблема. Вот ты постоял, поговорил, сфотографировался, дал автограф. Но еще есть главное желание – выпить с артистом. Это в нашей стране означает уже почти интимные отношения! Народ российский страстно хочет выпить с кумиром. Вот тут бывают, конечно, разочарования для людей, здесь приходится быть жестким. Как говорят, хороших людей много, а печень одна.

– ЧАЙФ у меня ассоциируется с хорошим настроением, оранжевым цветом, настоящим, в моем понимании, рок-н-роллом – веселым и даже залихватским. Жизнь, к сожалению, не всегда похожа на рок-н-ролл. Бывают ли у тебя депрессии?

 

Меня от депрессии спасает мой организм. Я закрываюсь, как в скорлупе, чтобы даже дети не замечали. В такие моменты я могу опереться на жену. Она меня не жалеет, не лелеет мою депрессию, а наоборот, начинает чуть-чуть злить, понимает, что мне нужен внешний раздражитель, который заставит что-то делать. Идеальная “таблетка” для меня – выехать на природу. Года полтора-два назад очень мерзко себя чувствовал. Сел на велосипед, поехал на Шарташ, лучше не становится никак. Доехал до кузницы Лысякова, захожу, здороваюсь, ни слова не сказал о своем состоянии, а он вдруг начинает рассказывать мне о том, что с людьми происходит в моем возрасте, что происходит в отношениях старых друзей, то есть он начинает говорить о моих проблемах! А потом говорит, вот, нужно гвоздь выковать. Давай! Показывает мне что как делать… И я вернулся домой через полтора часа: улыбка до ушей, на велосипеде, с этим гвоздем… Дома семья переживает, а я вернулся другим человеком. Хотя уезжал, думал, у меня такая огромная проблема! Всегалактическая! А решением оказался гвоздь.

– Я вспоминаю, ты говорил, что происхождение женщины – инопланетное...

 

– …и не изменил своего мнения.

– Екатеринбург – твой родной город, город, в котором ты продолжаешь жить, и выбор этот сознательный. Что есть в нем, чего нет в других городах?

 

– Для меня в нем есть то, что знаю только я, и не знают другие. Есть места, вещи, которые я знаю, а другие – нет. Я знаю, как пройти наискосок, как проехать. Ни в Новосибирске, ни в Питере я ничего не могу посоветовать водителю, а свой город я чувствую. Он – мой. В этом городе главное, что он – мой. В остальных городах я турист!

– Помнится твоя шутка: “Я обманул свою жену – она выходила замуж за строителя, а стала женой музыканта”. Не протестовали близкие, когда ты уходил со стабильно оплачиваемой работы в неизвестную гастрольную жизнь?

 

– Были ситуации, в которых другие матери и отцы напряглись бы, а мои переносили все спокойно, за что я им очень благодарен. Ни разу я от них упреков не слышал. Жене, наверное, до сих пор нравится не всё и не всегда. Но она достаточно мужественно перенесла поворот от стройки к музыке. Мужик, если он хочет остаться мужиком, должен заниматься своим делом. Моя жена это поняла и не сопротивлялась, когда я решил создать группу.

– Значит, все-таки работа – главное?

 

– Мужчина придумывает себе войну, кто-то буквально это понимает и едет в Чечню наемником. Кто-то придумывает себе дело, путь. Когда начинаешь одерживать победы на своем пути, это и дает ощущение что ты – воин. Потому что мужчина в состоянии поражения – это неприятно. Насколько серьезно он это поражение расценивает, насколько быстро накопит сил для нового боя, для другой победы – у каждого по-разному. А за ощущением победы приходит ощущение достоинства. Не в пафосном, а в обычном смысле слова. А когда человек к себе относится достойно, он и к окружающему миру становится добрее.

По материалам www.chaif.ru .

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Must read

інформація

Ще на tochka.net