Борис Акунин “Шпионский роман”

Новый проект “Жанры” предоставляет Борису Акунину прекрасный выбор заглавий для книг. Второй том серии называется просто и ясно – “Шпионский роман”. На обложке изображен зловещий тарантул,

Новый проект “Жанры” предоставляет Борису Акунину прекрасный выбор заглавий для книг. Второй том серии называется просто и ясно – “Шпионский роман”. На обложке изображен зловещий тарантул, иллюстрации стилизованы под рисунки из бульварных советских романов о подвигах разведчиков, текст наполнен реалиями довоенного времени: омнибусы в Москве, “Волга-Волга”, модные женские береты...

Зная тематику “Шпионского романа”, многие предполагали, что на этот раз писатель подражает прозе Юлиана Семенова. Однако Штирлицем здесь и не пахнет, а родственным текстом окажется скорее “Эра милосердия” братьев Вайнеров, сюжет которой лег в основу суперхита “Место встречи изменить нельзя”. В “Эре милосердия” сюжетные перипетии были неразрывно связаны со взаимоотношениями двух сыщиков – матерого циника Жеглова и “зеленого” идеалиста Шарапова. Акунин уже использовал сходную группировку персонажей в “Азазеле“ и “Статском советнике”: в этих романах Фандорин исправно играл роль младшего товарища, который только в финале, после предательства наставника успешно завершал уже собственную игру. В “Шпионском романе” предугадать финал практически невозможно.

Действие романа начинается 12 апреля 1941 года: Гитлер призывает руководителей абвера, адмирала Канариса и его заместителя генерала Йозефа фон Теофельса, разработать операцию, в результате которой Сталин откажется от подготовки к войне и не станет обращать внимание на стянутые к границам фашистские войска. Канарис и фон Теофельс продумывают план, в котором ключевая роль отведена агенту по прозвищу Вассер – это всё, о чём знает читатель. Дальнейшее повествование посвящено попыткам советской контрразведки нейтрализовать Вассера. С этой целью призывается спецгруппа “Затея”, которой руководит старший майор Октябрьский, недавно выпущенный из застенков НКВД. Помогает ему молодой боксер Егор Дорин, родившийся в деревне Дорино, принадлежавшей когда-то помещикам фон Дориным. На эту фамилию странно отреагирует Октябрьский – надо полагать, в дальнейшем Акунин объяснит, почему.

Описывая быт простого энкавэдэшника в мае–июне 1941-го, Акунин, в соответствии с веяниями нового времени, не представляет сталинский СССР империей зла. Чекисты – не бездушные нелюди, а честные профессионалы, болеющие за судьбу отчизны. Репрессии необходимы для того, чтобы органы госбезопасности были “острыми и стерильно чистыми”. Сталин – не кровожадный монстр, а легендарный восточный тиран, культ личности которого необходим для того, чтобы Россия была “крепче и монолитней” (не зря книга завершается вариацией на темы китайского блокбастера “Герой”, в котором оригинально оправдывался и одновременно ниспровергался основатель империи Цинь Ши-хуанди). Все перегибы сталинского времени оказываются не страшнее нечистоплотных махинаций чиновников из “Статского советника”: неизменным остается не только герой всех акунинских разножанровых романов, но и его отечество, Россия, в которой он более или менее успешно отстаивает свои идеалы.

По материалам Книжная витрина (И. Якшин).

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net