Патрик Рамбо “1968: Исторический роман в эпизодах” (Les Aventures de Mai. Feuilleton historique)

1968, год студенческих бунтов в Париже, – такая же говорящая сама за себя дата, как 1917 или, скажем, 11 сентября 2001. Это стало символом для многих поколений, от “детей цветов” и

1968, год студенческих бунтов в Париже, – такая же говорящая сама за себя дата, как 1917 или, скажем, 11 сентября 2001. Это стало символом для многих поколений, от “детей цветов” и диссидентов-шестидесятников до нынешних антиглобалистов: Франция, Париж, Латинский квартал, Сорбонна, май 1968-го.

Лауреат Гонкуровской премии Патрик Рамбо создавал “1968” в мае юбилейного 1998 года как роман с продолжением в ежедневной газете “Ле Монд”. Кроме него, на этот проект работали два историка-архивиста. В оригинале роман имеет подзаголовок “исторический фельетон”, подобные романы в газетах писали еще Готье и Дюма.

Книга состоит из ярких эпизодов, характерных деталей, мелких подробностей, из которых складывается Большое Историческое Событие. Повествователь-репортер словно заглядывает с кинокамерой то в студенческое общежитие, то в полицейский участок, то прямо в кабинет к де Голлю. Автор явно сочувствует студентам, но и правительство можно понять: что же происходит в стране, в конце-то концов!?

А оказывается, ничего особенного не происходит. Толпы дезориентированных подростков шатаются по запросто оставленной им властями Сорбонне, не знают, что им делать со спонтанно обретенной свободой, забивают себе головы мешаниной из книг Троцкого, Мао и Жан-Поля Сартра (чем Мао отличается от Че Гевары, вообще никто толком не может объяснить), бездельничают, дружат и ссорятся, а проголодавшись, уползают в теплые норки к своим испуганным добропорядочным родителям – поужинать, помыться и отогреться. Иногда происходят стычки с полицией; кому-то приходится переночевать в полицейском участке, получить там по зубам, в общем, пострадать за свободу. Рабочая забастовка не признает в студентах “своих”, как и французские коммунисты. Жители бедных кварталов, однако, несут им на баррикады вино и бутерброды: держитесь, ребята. Сартр выступает перед студентами. Жак Ферра поет для бастующих рабочих. Они, кстати, выглядят более серьезно, потому что знают, чего хотят, не то, что эти школяры... В это время премьер-министр Помпиду плетет интриги вокруг стареющего де Голля, надеясь, что студенческие волнения пошатнут позиции вечного Отца Нации. Де Голль тоскует и размышляет о благе Франции. Армия выжидает. Министры дрожат и больше всего уповают на то, что всё это безобразие вот-вот как-нибудь само собой кончится.

На общем фоне вырисовываются фигуры истинных героев Красного Мая – парижских полицейских и жандармов, которым приходится хуже всех. Их гнобит начальство, их презирают соседи, студенты бросают в них бутылки и камни. Однако они несут свою трудную службу, неустанно защищая парижан от зарвавшихся бездельников. Вот полицейский рассказывает сослуживцам, жизни не видящим из-за майских беспорядков, о том, “как накануне ночью зашвырнул гранату в какой-то ночной клуб. В конце концов, разве не детишки этих богатеев выковыривают булыжники из мостовой!” Кто знает, может быть, любая революция при взгляде на нее изнутри оказывается скучной суетой, а революционеры – заигравшимися детьми?..

Резюме: Революция за 90 минут. Хорошая журналистская документалистика, переодетая в художественный роман.

При написании рецензии были использованы материалы: Книжная витрина (Михаил Немцев);  УЛП   (А. Ульянов).

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Must read

інформація

Ще на tochka.net