Александр Гаррос, Алексей Евдокимов “Упрощение строптивых”

Новую книгу Александра Гарроса и Алексея Евдокимова – авторов нашумевшей “[голово]ломки” – часть прогрессивной критики уже назвала лучшей книгой 2004 года. “Упрощение строптивых” – не

Новую книгу Александра Гарроса и Алексея Евдокимова – авторов нашумевшей “[голово]ломки” – часть прогрессивной критики уже назвала лучшей книгой 2004 года.

“Упрощение строптивых” – не “кибер-трэш-роман”. Это статьи и эссе, охватывающие примерно пятилетний период совместной журналистской деятельности авторов. Сами авторы сие “собранье пестрых глав” иронически-снисходительно именуют “газетным сырцом” и вообще от своего культового статуса открещиваются: мы-де не вайли-генисы, мы-де газетчики, скромные труженики пера и монитора... Кокетничают. Искрометные, драйвовые, сверхсовременные рижане прочно заняли свою нишу в современной... журналистике (?), критике (?), литературе (?). По рецептам этих постмодернистов готовят невероятные коктейли, смешивая жанры, стили, роды.

“Упрощение...” – конечно, не литература, это, скорее, социокультурный феномен. Сейчас, когда, по выражению Гениса, наблюдается “охота на невымышленную реальность”, подобного рода тексты очень своевременны.

А Евдокимом с Гарросом тем и примечательны, что, как антенны, эту самую реальность ловят и транслируют, мастерски жонглируя всеми культовыми и культурными архетипами последних десятилетий. Тут и Че Гевара, и Энди Уорхол, и Вудсток, и “секс–драгс–рок-н-ролл”, и “матричный” Вавилон с его псевдоценностями, и Пелевин, и мировой кинематограф, и мировой же – терроризм... В общем, “держат руку на пульсе”, не выходя при этом за рамки культурно-исторического контекста. Может, это и есть тот самый zeitgeist – дух времени, нашего некрасивого и неблагородного, но богатого на события рубежа тысячелетий.  

И как всегда, у Гарроса-Евдокимова в текстах очень много свободы. Не той диссидентской, героической удали, которой пропитаны произведения первых трибунов либерализма и пламенных мучеников режима. И не той оголтелой вседозволенности, часто граничащей с похабщиной, характерной для журналистики 1990-х. А той изначальной, естественной, как дыхание. Той самой свободы, которая может проявляться и в предельной независимости суждений, и в отсутствии страха перед газетными штампами. И больше всего – в том особом внутреннем воздухе, который априори неуловим, неописуем, но которым хочется дышать.

По материалам: Книжная витрина (Е. Абрамова).

Якщо Ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Поділися в соціальних мережах

Теги

Читай також


Новини партнерів


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Новини tochka.net

Новини партнерів

Loading...

Must read

інформація

Ще на tochka.net