Твои слезы на черном капоте

Шестидесятые годы. Хрущев обнимается с заклятым другом Кеннеди, а в теплом советском Крыму да под согретый оттепелью коктебельский портвейн вовсю цветет дружба народов. Дружба цветет и порой плодоносит. Девушка Вера — дочь влиятельного армейского генерала и вообще золотая молодежь — забеременела от кубинского товарища. Что теперь делать с этим приветом с острова Свободы, не знает никто: ни сама Вера, ни страдающий генерал, ни хороший парень Витя, новый генералов шофер.

14 травня 2008, 09:15
Павел Чухрай снял безупречное ретро, очень качественное и простецкое одновременно. С трудной любовью сержанта-детдомовца и генеральской дочери, с хором пионеров и песенкой про «лет’c твист эгейн» из уродливой радиолы. С глупым портретом Хэма на стенке, извечными кознями гэбухи и плохим концом. Эстеты морщатся – Чухрай не убоялся избитых ходов и снял по-детски проникновенную картину для простого российского зрителя. Чтоб никакого арт-хауса, боже упаси. Женщины выходят из кинозала, утирая слезу.

Шестидесятые годы. Хрущев обнимается с заклятым другом Кеннеди, а в теплом советском Крыму да под согретый оттепелью коктебельский портвейн вовсю цветет дружба народов. Дружба цветет и порой плодоносит. Девушка Вера — дочь влиятельного армейского генерала и вообще золотая молодежь — забеременела от кубинского товарища. Что теперь делать с этим приветом с острова Свободы, не знает никто: ни сама Вера, ни страдающий генерал, ни хороший парень Витя, новый генералов шофер.

Проблема в том, что Вера с детства сильно хромает, замуж ей не светит. Делать аборт тоже нельзя. Оттого генеральская краса активно стервенеет, пьет крымский коньяк винтом из горла и называет «обслугой» ни в чем не повинного советского Витю.

Сержант Витя огорчается от такой классовой сегрегации, но дочку-оторву все равно любит, заботится и даже не везет на опасный подпольный аборт. Витя вообще никогда не унывает: знай себе полирует колпаки на красавице-«Победе» да флиртует не без взаимности с генеральской кухаркой Людой. И даже ведет продвинутые беседы о музыке с генеральским же адъютантом, а по совместительству майором КГБ и кадровым стукачом на все того же генерала:

— Ты какую музыку любишь?
— Элвиса Пресли.
— Так ведь он устарел!

Сам Павел Чухрай, кстати, не мог не понимать, что трагическая разборка старого служаки и молодого чекиста на летней вилле, как ни крути, равняется «Утомленным солнцем» Михалкова. Однако виду не подает, предпочитая поминать в интервью «элитного» режиссера Фассбиндера.

А разборка, между тем, зреет нешуточная. Если в первой половине фильма присутствуют все атрибуты амурной ретромелодрамы, то далее «Водитель для Веры» превращается в тяжелый тоталитарный хоррор.

Генерал идет на конфликт с невидимым противником из КГБ – кто-то из них двоих должен ответить за одну старую нехорошую историю. Адъютант, понукаемый начальством, начинает подсаживать начальника, используя шофера Витю как засланного казачка. Парадокс от Чухрая: шофер стучит на будущего тестя, оставаясь положительным героем. И ничего не попишешь: это твоя родина, сынок.

Вообще же, если развинтить «Водителя для Веры» на конкретных персонажей, то картина окажется настоящим шабашем киношных типажей. Старый служака-генерал, пусть и совершенно гениально сыгранный Богданом Ступкой. Неунывающий парень-детдомовец Витя, которого восходящая звезда Игорь Петренко сыграл с интонацией модного телесериала. Вера, прячущая за озлобленным аристократизмом израненную душу — актриса Алена Бабенко поставила себя скорее как «девушку эпохи 90-х». Даже ревнивая челядь Люда, все здесь типажи. Однако, как доказал Чухрай, порой это совсем нестрашно. А когда генерал с сержантом Витей обнимутся пьяные, да споют слезно про первую пулю, которая ранила коня, так станет и вовсе хорошо.

Стоит отдельно отметить актера Андрея Панина, который здесь, к слову о типажах, снова угодил в циничные службисты. Однако в «Водителе для Веры» он сыграл, несомненно, лучшего своего злодея. Никакого сравнения с тем одеревенелым анархистом, которого Панин так натужно вымучивал в триллере «Всадник по имени Смерть». Действительно, его утомленный Крымом КГБ-шник ничуть не уступит НКВД-шнику Олега Меньшикова. В самом конце фильма этот нервный гад и скользкий холерик на секунду опомнится, выкрикнет в теплое Черное море: «Да б..ская жизнь!» Да так выкрикнет, что не захочешь, а поверишь.

Действительно, б..ская жизнь. Зато кино какое проникновенное.

Автор: Petroo Фильмоскоп

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!

Читай також


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net