В Греции все есть, а ножниц нет

Судя по "Выбору капитана Корелли", право на окончательный монтаж фильма должно принадлежать даже не продюсеру, а прокатной фирме той страны, где его показывают. Ментальности в странах разные, запас терпения и чувство ритма.

14 травня 2008, 09:20
Вроде бы все хорошо на экране: фильм пафосный, видно, что деньги вложены, в главных ролях Николас Кейдж и Пенелопа Круз, роман-первоисточник Луиса де Берньереса несколько лет был бестселлером, да и сам режиссер Джон Мэдден — не последний в Америке, неплохо себя зарекомендовавший "Миссис Браун" и "Влюбленным Шекспиром". Однако смотреть то, что он натворил на волне вседозволенности после "Оскара" — никакого снотворного не надо.



Ну, Греция, в общем. В 1940 году на острове Кефаллония живут-поживают старый доктор и его дочка, обрученная с другом детства. Деревенские празднества с милыми подробностями, воплощенное целомудрие жениха и невесты. Жених идет на войну греков с итальянцами, невеста пишет ему письма, греки побеждают, но итальянцы их все равно оккупируют, потому что поддерживают непобедимого Гитлера. На постое в докторском доме оказывается оккупант-итальянец, капитан Корелли, гораздо больше склонный к опере, чем к войне. Опера ему поможет. Долго, но неотвратимо невеста влюбляется в оккупанта. Тем временем жених уходит в партизаны. Но пока еще все живут-поживают спокойно, без стрельбы. Привыкают друг к другу. Только если вы думаете, что здесь мы приближаемся хотя бы к середине, вас придется разочаровать. Это было еще вступление, а в первый раз поцелуются невеста с капитаном дай бог через час после начала фильма.



Конечно, для любознательных здесь есть чем поживиться. С кем там Кефаллония воевала и чем это дело кончилось, мы понятия не имеем. Ценных этнографических деталей опять же полный набор. Землетрясение широкомасштабное, кое-что даже по психологии интересно — когда немцы высаживаются с десантом, по нескольким взглядам и обрывкам фраз ясно, как день, что такое коварство и вероломство. У Николаса Кейджа в военной форме проглянула идеально стройная фигура. У Пенелопы Круз красивая голая грудь. Но полотно все равно вышло не эпическим, а очень-очень поверхностным.



Видимо, первоисточник, написанный словами, был длинным, помимо всего прочего, от подробности чувств. Видимо, де Берньерес все покрывал любовью — весь эпос и весь остров. Чувствуется, что когда они все там ходят и разговаривают, между ними могло бы происходить что-то напряженное, стихийное, роковое. Увы, Мэдден перевоплотил слова одним-единственным способом — выражением многозначительности на лицах. Но кино — это все же не только лица, которые смотрят и молчат. Это еще фон, свет, цвет и много-много кадриков. А тут режиссер удовлетворился планомерной и методичной реалистической иллюстрацией, при том что с визуальными эффектами, способными поразить воображение при своей реализации, в первоисточнике негусто. Лютики-цветочки, бомбежки-перестрелки. Вероломное умерщвление протагониста. Мучительно долгое воссоединение лиц. Закат.

Неразрешенным даже на закате остается сакраментальный вопрос, стоит ли хорошая фигура Николаса Кейджа двух часов жизни, истраченных на классическое занудство.


Автор: К. Тарханова Фильм.ру

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!

Читай також


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net