Ганнибал

«Молчание сломано». Эта ключевая в рекламной кампании фраза на удивление точно характеризует фильм. Изящно выстроенный баланс, на котором держался его предшественник, утрачен настолько, что практически не видно следов интеллектуального противостояния. Оно уступило место эстетике крови и потрохов, грубому смакованию убийств.

14 травня 2008, 09:21
Отчеты о продолжениях часто содержат определенного рода общие фразы, суть которых сводится к тому, что «поклонники наконец дождались». Мне сиквел «Молчания ягнят» отнюдь не казался долгожданным. Снятый десятилетие назад психопатологический триллер представлял из себя целостную картину, в продолжении не нуждавшуюся. "Ганнибал" же - продукт скорее коммерческий, нежели творческий, «психо-» в нем несоизмеримо меньше. Смысл его появления заключается в кассовом успехе, сопутствовавшем "МЯ", и только.

«Молчание сломано». Эта ключевая в рекламной кампании фраза на удивление точно характеризует фильм. Изящно выстроенный баланс, на котором держался его предшественник, утрачен настолько, что практически не видно следов интеллектуального противостояния. Оно уступило место эстетике крови и потрохов, грубому смакованию убийств.

То, что «Ганнибал» настроен на стрижку купонов, стало ясно уже по его боевиковому началу. Незначительная, отвлеченная интрига с перестрелкой, потом привязываемая к основному действию - нередко встречающаяся часть рецептов фильмов-хапуг. Цель и методы «Ганнибала» прояснились также очень быстро: шокирующие картинки сменялись с такой частотой, чтобы зрителям делалось дурно без каких бы то ни было передышек. Там были лужи крови, выпущенные внутренности, свиньи - пожиратели людей и прочая мерзость. Главными героями теперь стали доктор-садист и физическое насилие. Похождения этого нелюдя полагалось обставить с соответствующим размахом: потому фильм кишмя кишит эффектными видами (средневековыми строениями, оперными декорациями), эффектной музыкой, псевдоэффектными цитатами ("я сделал дом свой местом казни"). Дополняют этот мутнобагровый коктейль типичный - плащ, ослабленный галстук, вечная сигарета во рту - для европейского кино инспектор полиции и обезличенный магнат-маньяк. Возникает вопрос: а не для приквела ли, на котором можно еще кучу бабок нарубить, последнего обозначил Гэри Олдмэн? В чем еще может таиться смысл приглашения столь известного актера, если за весь фильм показ его не украшенной гринчевским гримом физиономии ограничивается парой секунд?

Ну и, как полагается, на концовку было припасено что-то совсем уж необычное, эпатирующее - причастие мозгами. Сцена, в которой «беспощадный эстет» Ганнибал делает персонажа Рэя Лиотты еще более безмозглым. Дескать, пожалуйста, смотрите, как человек поедает собственные мозги. У вас, кстати, они тоже есть.

Судя по всему, как новатор режиссер Ридли Скотт себя исчерпал, раз уж берется за столь безыскусную, но претенциозную работу. К слову, и он, и Энтони Хопкинс не так давно засветились участием в кровавых постановках на древнеримскую тематику (соответственно "Гладиатор" и "Тит"). Впрочем, Хопкинс не очень-то и рисковал, соглашаясь на роль в «Ганнибале» - созданный им в "МЯ" образ Лектера, несмотря на очевидную профанацию, не пострадал в той степени, в которой пострадали образ Кларис и сама идея того фильма.

Ганнибал Лектер всего лишь навсего был поставлен в один ряд с Фредди Крюгером, Майклом Майерсом и Джейсоном Ворхизом. Теперь это дрянной театрал, перемежающий изощренные убийства обильным культурологическим трепом. И, чтобы его анатомические изыски заполучили серийность, понадобилось даже его, людоеда, сделать симпатичным для масс - необходимое требование для новых продолжений. В довершение ко всему он заслужил панибратское обращение просто по имени.

А что же Кларис? Кларис в "Ганнибале" должна была показаться симпатичной феминисткам. Она за прошедшие годы разучилась вдаваться в лирику, не упуская, впрочем, возможности разреветься вне посторонних глаз. Теперь это уже не дебютантка, теперь это самая настоящая серийная убийца с фэбээровским жетоном (или что там у них?). При всем при этом личная жизнь у ней не сложилась. А как ей сложиться, если окружающие ее мужики - сплошь жлобы? Вот один из них, исполненный Рэем Лиоттой, - тот, видите ли, отрываясь от изучения ноги Кларис, примитивно называет Ганнибала голубым, и никакой тебе романтики.

А зачем понадобилось облекать агентов ФБР популярностью, как будто они звезды шоу-биза какие-то? Причем опять с использованием избитых приемов: первые полосы газет, книга рекордов Гиннесса. В то время как один из десятки самых разыскиваемых ФБР преступников спокойно ездит в Америку и из нее.

Но то - фильм, оплаченная фантазия на тему первоисточника. Согласно роману Томаса Харриса, Ганнибал и Кларис... стали супругами. Видать, они пришли к консенсусу в деле возвышения над остальным миром. Он, высокообразованный санитар человеческого леса, этакий карающий ангел, презирает бездарность, алчность, посредственность; она, профессиональный борец с человеческими отходами, понимает его как никто другой и потому преступает через служебный долг, помогая ему скрыться. А может, он и не отрубал себе руку - не показали ведь! Тем более, сцена с наручниками - всего лишь плод воображения сценариста. Финал «Ганнибала» литературного описывает идиллию совместного проживания «красивой пары» в Буэнос-Айресе. Хотя причудливый слог, в котором он выполнен, породил версию, что это ... бред съеденной Кларис. Так или иначе, все, что было связано с ягнятами - сломлено. Автор сам съел своих персонажей.


Автор: Георгий Герасимов http://cinema.ya1.ru/ Журнал Киноман

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!

Читай також


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net