Куда приводит маразм

Рожденная для путешествий, она никогда не платила за транспорт. И если хотя бы день Сисси не проголосует на обочине, то у нее тут же начинают болеть пальцы. Вот такое наказание. Прибыв в очередной раз в Нью-Йорк, Сисси наведывается к давней знакомой – пожилому трансвеститу по имени Графиня. Той приходит в голову идея лишить, наконец, невинности засидевшуюся в девках путешественницу. Графиня устраивает ей знакомство с художником-красавцем, у которого лицо смуглолицего Киану Ривза и не к месту астматические приступы.

14 травня 2008, 09:26
Сисси Хэнкшау обладает уникальным и бросающимся в глаза физическим изъяном (будто позаимствованным у персонажей ранних фильмов Линча или Кроненберга) – 15-сантиметровыми большими пальцами на руках, которые, подобно жезлу автоинспектора, помогают ей передвигаться автостопом из штата в штат. Вся жизнь Сисси прошла в постоянном движении: к 29-ти годам она пересекла континент от океана до океана (Форрест Гамп отдыхает) уже 400 раз!

Рожденная для путешествий, она никогда не платила за транспорт. И если хотя бы день Сисси не проголосует на обочине, то у нее тут же начинают болеть пальцы. Вот такое наказание. Прибыв в очередной раз в Нью-Йорк, Сисси наведывается к давней знакомой – пожилому трансвеститу по имени Графиня. Той приходит в голову идея лишить, наконец, невинности засидевшуюся в девках путешественницу. Графиня устраивает ей знакомство с художником-красавцем, у которого лицо смуглолицего Киану Ривза и не к месту астматические приступы.

После неудачного рандеву Сисси покровительница-андрогин отправляет подопечную на ранчо «Резиновая роза», где гнездятся белые американские плачущие журавли. Графиня хочет использовать их как брэнд в рекламной кампании спреев, в которой Сисси отводится роль главной модели. На ранчо ее принимают в свой круг феминистски-ковбойши, считающие изъян девушки за уникальное достоинство, ниспосланное самим Кришной.

Ковбойши принимаются пудрить Сисси мозги разговорами о женских правах и вскармливают популяцию журавлей «волшебным кактусом» пийотом, после чего впавшие в транс птицы уже не хотят никуда улетать. А после приезда Графини устраивают антиспреевское восстание «вонючих писек», для которого пастушки специально не моются несколько недель…

Короче, маразм крепчает от кадра к кадру. Кажется, что еще чуть-чуть и вывихи феминистской мутотени спровоцируют спазмы щитовидной железы. Кто сказку эту дослушал — тот явно грибы кушал, мед-пиво пил и потом в астрал уходил.

Ван Сэнт клялся в интервью журналу «OUT», что: "Ни на одной из съемок моих фильмов не было наркотиков. Я не знаю, как можно делать кино, находясь «под кайфом». Однако иллюзия, что перед нами образцовый пример «кино под наркотиками», здесь только нарастает от кадра к кадру.

Хотя, возможно, что этим заявлением он всего лишь пытался отвести от себя возможные подозрения в причастности к смерти Ривера Феникса, который откинулся осенью 1993-го — чуть ли не день в день с предполагаемой премьерой «Девушек-ковбойш». Сняв на этот раз вместо Ривера его колоритную сестру Райн (которая сыграла здесь главную любовь Сисси), Ван Сэнт не нашел ничего лучшего, как посвятить этот опус погибшему актеру.

Щедро сдобренное феминистскими лозунгами об эгоизме мужчин, лесбийскими эскападами, психоделической тавтологией и философией «нью-эйдж» (с характерным для нее антиглобалистским и экологическим пафосом, что для 1973-го года, когда якобы происходят события, в самом деле было актуально), содержание все же неважно сорганизуется с той абсурдистско-сюрреалистической трэш-буффонадой, что была разыграна по книге Тома Роббинса.

Похоже, что Ван Сэнт просто поимел студийное производство, откатившее ему целых восемь бюджетных миллионов (при этом сборы составили – $1,7 млн.), потраченных им на удовольствие пожить в коммуне, которой на пару месяцев стала для него съемочная группа с ощутимым преобладанием женского персонала. В итоге получилось забавное «альбомное кино», лучше всего пригодное для актерских портфолио, поскольку все более-менее заметные роли здесь – это острохарактерные травестийные бенефисы.

Первые тестовые показы привели в недоумение даже самых преданных поклонников режиссера. После продолжительной серии «перемонтажа» сильно отсроченная премьера состоялась лишь через полгода – на МКФ в Берлине, где «Пастушек» окрестили «самым маразматическим» фильмом фестиваля. И в самом деле, будет некоторым преувеличением считать сие творение – «авангардистской провокацией», так как лента не достигает тех эстетических крайностей, которые способны возбуждать здравый ум в трезвой памяти. Поэтому куда больше ей будет соответствовать что-нибудь вроде — «писк изощренного кретинизма».

Не удивительно, что после выхода картины об нее начали дружно вытирать ноги все, кому не лень. И вот уже 13 лет критики соревнуются со зрителями, кто поставит фильму меньшую оценку: IMDb – 3,9 (1941) vs. Rottentomatoes – 3,3 (15).

Автор: Малоv Фильмоскоп

Підписуйся на наш Facebook і будь в курсі всіх найцікавіших та актуальних новин!

Читай також


Коментарі

символів 999

Новини партнерів

Loading...

Ще на tochka.net